Наверх

Первое сентября и день выборов

Возвращаюсь к тяжелым минутам, например, сегодня у меня подавленное моральное состояние. 1 сентября я обычно объезжаю школы района, провожаю своих детей, а сейчас торчу в тюрьме! Порчу своим детям репутацию и лишаю их многих возможностей.

Матроска. 01.09.2018

Возвращаюсь к тяжелым минутам, например, сегодня у меня подавленное моральное состояние. 1 сентября я обычно объезжаю школы района, провожаю своих детей, а сейчас торчу в тюрьме! Порчу своим детям репутацию и лишаю их многих возможностей. Например, Ваня заканчивает в этом году Первый кадетский десантный корпус и планировал поступать в академию ФСБ – теперь путь туда закрыт, конечно. Маша в МГИМО тоже будет лишена перспективы работать в базовом министерстве иностранных дел. Страшно представить, что будут говорить одноклассники Грише про папу. Очевидно, что не у всех хватит такта не травмировать этого интеллигентного мальчика. 

Ваня в форме Первого Московского кадетского корпуса

Очень неприятно было услышать от адвоката, что следователь Видюковпрогарантировал ему мой возврат в «Лефортово», причём не в камеру к Манаширову, а к сидящему за терроризм узбеку, неопрятному, не говорящему по-русски, и то, что он не даст находиться мне в больнице более десяти дней. По закону он не может вмешиваться в условия моего содержания в СИЗО, а тем более влиять на медицинскую помощь. 

Следователь ГСУ СКР Роман Видюков

Сейчас за окном садится солнце, с наступлением темноты начинается перекрикивание из камеры в камеру других корпусов, стоящих напротив нашего. В «Лефортово» такое полностью исключено. Здесь же каждый вечер после отбоя в 22:00 можно слышать массовые кричалки с одинаковым текстом: «Приветствие всему централу, всему порядочному люду от положенца Ильяса! Тёплые добрые слова! Крепкого здоровья! Чистого неба над головой! Золотой свободы! Скорейшего освобождения! Всего самого наилучшего от Господа Бога! АУЕ (арестантский уклад един)! Жизнь ворам! Вечно! Бесконечно!» Причем со слов «Жизнь ворам» скандируется хором. В основном, это кричат из камер общего режима, как я понял, профессиональные кричальщики, где арестантский уклад соблюдается более строго, чем на спецах. Слово смотрящего в СИЗО – закон! Два года смотрящим в «Матросской тишине» чеченец Зелимхан Засулаев, сидящий в большом «спеце» по уголовному делу по массовой драке на Хованском кладбище. Был большой резонанс в обществе, когда произошло массовое побоище со смертельными случаями между членами общественной организации «Здоровая нация», имеющей отношение к «Боевому братству» - организации воинов-интернационалистов, которую вызвал директор ГУП «Кладбища Москвы» на выдворение большой бригады шабашников-таджиков,работающих под прикрытием и.о. начальника ОВД ТиНАО города Москвы Рифата Каберова.

Рифат Каберов, и.о. начальника ОВД ТиНАОг.Москвы

Положенец в «Матросской тишине» - ингуш Ильяс. Чеченцы и ингуши практически один народ и даже имеют общее название – вайнахи. Язык практически одинаковый, за исключением нескольких слов и характерного акцента. В «Воднике», кстати, также был смотрящим ингуш Башир, а до него тоже был ингуш Мага. Меня это совершенно не удивляет. В армии в нашем полку 25 чеченцев и ингушей имели абсолютную власть благодаря своей сплоченности, хорошей физической форме и высокому боевому духу. При всем том, что дагестанцев было в два раза больше, а грузин, армян, азербайджанцев в 3-4 раза (каждой нации в отдельности). То же самое было у нас в Костромском технологическом институте.

На «Матросской тишине» сидельцы хорошо отзываются об Ильясе, считают его справедливым и авторитетным. Я никогда не встречался с положенцем ни в «Воднике», ни в «Матросской тишине», потому что всегда нахожусь на «спецах» в камерах с особо строгим режимом содержания – без «дорог» и прочих вольностей. 

«Дорога» - это верёвка, с помощью которой через окна передаются «малявы» (записки), узнаётся информация друг о друге, передаются предметы первой необходимости (сигареты, чай, спички), бывает, телефоны и другая запрещёнка. В «Лефортово», разумеется, ничего такого нет, и даже не принято употреблять самый минимальный сленг, который используется по минимуму в «спецах» других СИЗО. Когда в «Лефортово» я назвал камеру «хатой», то на меня посмотрели, как на дурака. Пожалуй, единственное слово, которое там используется, - «шконка» (кровать).

Матроска. 02.09.2018

Здесь много обсуждений о якобы предстоящей амнистии. Власти страны приняли закон, что год в СИЗО приравнивается к полутора годам колонии, в связи с чем на свободу выйдет 100 000 человек, ослабив нагрузку на федеральный бюджет. Повышение пенсионного возраста в стране также говорит о дефиците денежных средств и даёт надежду на амнистию. Правда, адвокаты смеялись, когда я рассказал про подобные слухи.

- В тюрьме всегда говорят о предстоящей амнистии.

В Государственной Думе не исключают, что в 2018 году в России будет проведена уголовная амнистия. Благо, и повод для нее есть — в декабре исполняется 25 лет российской Конституции.

Не только родственники тех, кто находится в колониях и тюрьмах, но и представители экспертного сообщества говорят о том, что следующая уголовная амнистия в России должна стать достаточно широкой и включать в себя намного больший перечень тех, кто под нее попадает, чем это происходит обычно.

Как говорит руководитель Института проблем современного общества (ИПСО) Ольга Киюцина, цель, которая должна стоять — сократить население российских тюрем в два-три раза. Это привело бы количество заключенных в России к нормальному для цивилизованной страны уровню.

Руководитель ИПСО обращает внимание на то, что проекты амнистий в России традиционно готовят те люди, которые в принципе не особенно заинтересованы в гуманизации системы наказаний. Для этих людей само слово гуманность — нечто малопонятное и совсем им не близкое. В результате раз за разом амнистия превращается в профанацию.

Вероятнее всего, в декабре действительно проведут амнистию к юбилею основного закона страны, но попадет под нее сравнительно небольшое количество заключенных. Это будут те, кто вскоре вышел бы на свободу без всякой амнистии: люди, которые получили небольшие сроки и имеющие хорошие шансы на освобождение по УДО.

В России в действительности около миллиона заключенных, на которых расходуется около сорока миллиардов рублей в месяц,не считая капитальных затрат и попутных расходов на работу полиции, судов, прокуратуры, следователей, ФСБ и других правоохранительных органов. 

Сегодня Россия не может позволить себе такие огромные расходы на миллионную армию заключённых. 

В 1900 году в России насчитывалось 895 тюрем, в которых содержалось всего 90 140 человек, то есть в десять раз меньше, чем сейчас. Средний срок заключения в дореволюционной России составлял два с половиной месяца, в сегодняшней – около четырёх лет. Дореволюционные арестанты получали неплохое питание, одежду, заполняемость камер была в два раза ниже. В «Лефортово» в камерах сидело по одному человеку, сейчас по двое». «Бутырка» и «Матросская тишина» в то время также предоставляли площадь для заключённого в два раза больше, и впоследствии сидельцы с удовольствием вспоминали, как комфортно им сиделось «при царе Николашке». России к началу XX века удалось обеспечить содержание заключённых в соответствии с европейскими стандартами и принятыми конвенциями.

Силовики ссылаются на статистику количества при Сталине, на что я могу им легко возразить.

В 30-х годах В СССР на пике содержания арестантов в лагерях доходила до полутора миллионов человек, но население Советского Союза было более, чем в полтора раза больше населения России. Ко всему прочему в то время зэки строили железнодорожные магистрали, Беломорканал, крупные металлургические и химические комбинаты, принося экономическую пользу стране (заранее приношу извинения за циничную оценку эффективности, при том что миллионы людей погибли на этих каторжных работах).

Если наше государство расходует сотни миллионов рублей в годовом бюджете на содержание тюрем и колоний, то, наверное, оно хочет увидеть качественное перерождение арестантов, перековывая их в нормальных членов общества. Да не тут-то было…

В указе Президента РФ от 13.10.2004 года №1314 «Вопросы ФСИН», регламентирующим всю деятельность и структуру данной организации, из множества пунктов, расписывающих все полномочия и обязанности, в задачах ФСИН не прописана цель перевоспитания!!!

В итоге получается, что Россия пытается быть похожей на Европу, затрачивая сумасшедшие деньги на содержание огромной массы арестантов, не занимаясь их перевоспитанием, и за свои же деньги выковывает врагов государства.

В «Лефортово» один очень милый конвоир Юра, с добродушным, конопатым лицом, высказал мысль:

- Всех арестантов гораздо дешевле и полезней просто уничтожать!

Я думал, что ослышался, но он повторил безо всякой злобы и эмоцию свою мысль, подчерпнутую им из высказывания какого-то деятеля. Мы с Манашировым после этого долго обсуждали эту мудрость «из народа», не лишённую, кстати, логики.

Работая главой района, я постоянно с управлением образования организовывал экскурсии старшеклассников в серпуховскую тюрьму, чтобы они понимали, чем грозят нарушения закона. Эффект был ошеломляющий. Думаю написать законодательную инициативу, чтобы всех судей, прокуроров,  следователей, оперов сажали на месяц-другой в качестве профилактики и своего рода практических занятий в тюрьмы и колонии. Только размещать их не как это сейчас делается, с сослуживцами, а на общий режим с уголовниками, чиновниками и бизнесменами. Уверен, что от этого была бы большая польза всей правоохранительной системе России.

Серпуховская тюрьма (СИЗО-3 УФСИН России по Московской области)

Посидев в переполненных камерах без горячей воды, с крысами и клопами, я уверен, они бы продвигали процесс широкой амнистии быстрее, а мера пресечения в виде ареста не раздавалась бы направо и налево судьями и прокурорами. Ведь в обычной жизни ни судьи, ни прокуроры в тюрьмах не сидят. Таких случаев в России по пальцам пересчитать.

Кандидаты на должность судьи в Японии целый год сидят в обычной тюрьме с документами на чужое имя «под прикрытием» для того, чтобы на своей шкуре прочувствовать цену судебной ошибки.

Обращусь, конечно, к своим примерам. Сергей Абросимов, сотрудник Генпрокуратуры, начальник управления по ОРД был задержан в 2009 году сотрудниками ФСБ при передаче мною пяти миллионов рублей за невозбуждение уголовного дела по преднамеренному банкротству МУП «Энергосервис» и взят с поличным. Получил шесть лет лишения свободы, просидел из них половину. Это единственный случай в современной России, когда сотрудник Генпрокуратуры, находясь на генеральской должности, был осужден и отбывал срок в колонии по статье 159 УК РФ. На суде я просил не давать ему реальный срок, заменив наказание на условное. У меня не было цели посадить его, я всего лишь защищался от широкомасштабного наезда высокопоставленных прокурорских работников.

Сергей Абросимов, начальник управления по ОРД Генпрокуратуры был осуждён по статье 159 УК РФ.

Через день у меня задержали моего заместителя – Елену Базанову, якобы, со взяткой, которой не было. Оперативники отдали платёжку на обнальную фирму в другое крыло здания. Подчинённой Базановой. Деньги по ней перечислены не были, но в кадрах по всем каналам крутили её личные 20 000 рублей, лежавшие у нее в сейфе.

Елена Базанова, замглавы администрации района

Базановой поставили условие – оговори Шестуна и выйдешь на свободу. Заявитель – полковник ГУЭБиПК МВД Борис Калимулин с фальшивым паспортом на предпринимателя Юсупа Каримова. 

Полковник ГУЭБиПККалимулин – провокатор, представлявшийся разными именами по поддельным паспортам.

Елена Юрьевна отказалась, и тогда они в качестве мести за Абросимова возбудили на меня уголовное дело по статье 290, части 4 УК РФ – взятке в особо крупном размере по заявлению криминального лидера Сергея Романова («Графа»). Он сообщил, что три года назад давал мне взятку, не подтвердив, кроме слов, это ничем, но это не помешало возбудить особо тяжкую статью. Через три года это дело было закрыто за отсутствием события преступления, но сколько сил и здоровья у меня то забрало.

Криминальный авторитет Сергей Романов («Граф»), по голословному обвинению которого на меня возбудили уголовное дело в 2009 году.

Следом за этим по моему заявлению было возбуждено уголовное дело по «подмосковным игорным прокурорам», и около десяти высокопоставленных сотрудников прокуратуры было посажено за решётку.

Заместитель прокурора Московской области генерал Станислав Буянский дал показания, что арест Базановой координировал зампрокурора Подмосковья генерал Игнатенко и начальник управления по работе со следствием Дмитрий Урумов в координации с ГУЭБиПК МВД с целью воздействия на Шестуна А.В.

Александр Игнатенко и Дмитрий Урумов.

Генпрокуратура встала грудью на защиту своих сотрудников и продержав их больше года в тюрьме, Ткачёв со следователем СК Никандровым, а именно он впоследствии вёл это дело, вынуждены были их отпустить. Генпрокуратура не подписала обвинительное заключение на своих коллег, а без этого передача материалов в суд невозможна.

Иван Ткачёв договорился с заместителем Генпрокурора Гринем о закрытии дела «Подмосковных игорных прокуроров» в обмен на уголовное преследование генерал-лейтенанта ГУЭБиПК Дениса Сугробова по статье 210 УК РФ – преступное сообществ, таким образом, устранив своего живого конкурента по поляне обнала в банковской деятельности.

Замгенпрокурора России Виктор Гринь в обмен на развал дела «игорных прокуроров» согласовал уголовное преследования генерала Сугробова.

С лёгкой руки Ивана Ивановича статья 210 УК РФ, ранее применявшаяся крайне редко, именно к классическим преступным сообществам, бандам, на счету которых множество убийств, теперь легко лепится любым бизнесменам, силовикам и чиновникам. Сроки там до 25 лет лишения свободы, и это хорошая «палка» для непослушных Любая фирма, где есть директор, бухгалтер и финансист, подходит под определение преступного сообщества – группа людей в сговоре для извлечения незаконной прибыли. Если раньше в России возбуждалось 210 статей УК десятки в год, то сейчас – тысячи!..

С тем же заместителем генпрокурора Гринем Ткачёв подружился на этой почве, и с лёгкостью им удалось посадить теперь уже и меня в тюрьму по нынешнему делу.

Завершая свои истории участия в крупных войнах силовиков, могу сделать выводы, что в тюрьмах сколь-нибудь высокопоставленных прокуроров не имеется, так же практически нет даже рядовых судей.

Неужели можно предположить, что коррупция не проникла в высокие кабинеты сотрудников прокуратуры, ФСБ и федеральных судей? Да нет, просто в современной России в социальный пакет судьи наряду с пожизненным денежным содержанием, превышающим пенсию любого гражданина страны, входит и полный иммунитет на уголовное преследование. Пьяный судья, сбивший пешехода насмерть, не может быть задержан сотрудником ГИБДД. Фактически власть выдаёт защищающим её судьям индульгенцию на любое беззаконие. В худшем случае их просто увольняют.

В Сингапуре глава государства Ли Куан Ю справился с чудовищным разгулом коррупции, введя институт независимых судей. Судьям Сингапура выплачивается жалование 2,5 миллиона долларов в год,но при этом с них и крайне строго спрашивают. Наказание для сингапурского судьи, попавшегося на коррупции, одно – расстрел.

Именно поэтому в Сингапуре самый высокий уровень жизни и практически нет преступности.

Во всех развитых странах судебная власть абсолютно независима от исполнительной власти, и только в России любой федеральный судья, даже районного суда. Назначается указом Президента РФ. 

Люди с реально большими деньгами давно уехали за границу, с экстрадицией у России проблемы из-за ухудшения международных отношений. Мало того, сейчас уже начали бежать те, у кого нет денег, а только разум и руки. Получается увеличение оттока капитала и утечка мозгов. Конкурсы даже в нефтяные ВУЗы, например, университет нефти и газа имени Губкина гораздо ниже, чем в Академию ФСБ или базовые ВУЗы прокуратуры и судов. Молодежь и их родители понимают, что зарабатывать на производстве или в бизнесе сложно и небезопасно, в отличие от проверяющих структур. Кто же будет работать в стране, если все хотят быть судьями и прокурорами?

Выход из голодовки оказался даже сложнее, чем заход в неё, вот уж не ожидал. Во-первых, сложнее психологически, хоть я и добился перевода в «Матросскую тишину», пусть и временно, но основные требования были не выполнены. Когда ты начинаешь голодать, то все вокруг тебя начинают бегать, уговаривать – прокуроры, начальство СИЗО, правозащитники… Каждый день идёт по нарастающей, ты доволен собой, что обладаешь силой воли, что движешься к своей цели, к тебе внимание со стороны СМИ, к тому же нет таких болей, как при выходе, и столько суеты, как в ограниченных условиях найти и приготовить необходимые блюда и отвары. 

Первые четыре дня я пил только соки, у меня, правда, были только апельсины, не рекомендованные врачами из-за повышенной кислотности. Слава Богу, у моих прекрасных соседей были необходимые продукты, я же приехал практически пустой из «Лефортово». Привезли мне передачу и оплатили товары из тюремного магазина только на шестой день, поэтому я съел у Андрея и Рашида все запасы морковки, яблок, бананов, сухофруктов всех видов. Очень пригодился большой врачебный опыт Абдуллова и огромный запас лекарственных препаратов, которыми он щедро делился. Принцип, что все продукты в камере общие, работает во всех СИЗО, вне зависимости от благосостояния арестанта.

Очень много времени уходит сейчас на приготовление необходимых блюд. С утра до вечера я что-то тру на тёрке, отвариваю кипятильником свеклу, сухофрукты, морковку, выжимаю соки. Ем через каждые два часа понемногу жидкие каши, тёртые овощи, постоянно меняя и не смешивая по видам продукты. 

Ответы на все мои жалобы, ходатайств и обращения не приходят из-за моего перемещения из «Лефортово». Времени сейчас хватает на описание тюремной жизни, письма своим близким, которые пошли целыми пачками по электронной переписке.

С горечью узнал здесь о жестоком приговоре Манаширову – 12 лет строгого режима за посредничество во взятке пятилетней давности, не подтвержденной ничем и купленный телефон в тюрьме у повара по провокации. Убийцам столько не дают… Как можно так жестоко относиться к бизнесменам, не имеющим отношения к природным ресурсам, нефти, газу, а занимающимся строительством торговых центров? Отобрали Columbus, ну, и так наказали уже, зачем добивать человека?! Надеюсь и молюсь, чтобы он в Верховном суде снизил хотя бы до 7-8 лет общего режима, тогда он сможет выйти на свободу с учётом уже отсиженного времени.

Власти страны приняли решение один год в тюрьме приравнять к полутора в колонии, и на свободу должно выйти сто тысяч заключённых. Это, правда, касается только общего режима, строгий не входит. Получается, что на свободу вышли люди, осужденные в основном за насильственные преступления, кражи и наркоторговлю – классические уголовники. Получается, как в 1937 году, когда советская власть относилась лояльно к уголовникам, делала им всякие поблажки и предельно жестоко к людям, не угодившим большим начальникам. 

Партнёр Манаширова Ильдар Самиевсидит сейчас в 6-м «спеце» «Матросской тишины» по ст.159 с очень сомнительным составом преступления. Обвиняют, что его компании выдали известному футболисту Фёдору Смолову квартиру, оказавшейся в залоге у банка, и еще одному эпизоду. Это вопрос арбитражного разбирательства, но зачем человека два года держать в тюрьме, когда он давно погасил ущерб двум этим клиентам, и торговый центр Columbus отобран? 

Ильдар Самиев

Экс-депутату Госдумы от «Справедливой России» Самиеву, кстати, предъявил «стремящийся» таджик Анвар, сидящий по статье 105 УК – «убийство» в камере 621, вроде как, имеющий статус бродяги (ранг перед вором в законе) за то, что Ильдар не давал своим однокамерникам способствовать «дороге», проходящей транзитом через окно его камеры. Дело в том, что расположена четырехместная камера №618 в стратегическом месте, окно выходит как раз на больницу, где мы сейчас находимся, и оттуда удобно ещё и перекрикиваться с больничным корпусом, но Ильдар не давал соседям даже этого.

Матросска. 08.09.2018

Рашид Абдуллов перед выходными забеспокоился, что его хотят выписать, боялся, что его отправят в «Лефортово», он, вроде, туда приписан по своему уголовному делу. Как в воду глядел. Вечером в субботу зашёл продольный и сказал: «С вещами на выход», в соседнюю камеру 729 с блогером Юрой Корным из «Лефортово». Мы помогли ему донести сумки, обняли его и пожелали как можно дольше задержаться в больнице. 

Буквально через полчаса к нам завели нового соседа, тоже врача, как и Рашид, Руслана Баширова из шестого спеца «Матросской тишины». Он родился в Узбекистане, Самаркандской области 30 лет назад. По национальности турок-месхетинец. Потом десять лет прожил в Наурском районе Чечни, затем его семья переехала в станицу Курская Ставропольского края, где компактно проживают турки-месхетинцы, и там они осели окончательно.

Отец Руслана – инженер-строитель, мама – медсестра в местной больнице, он – единственный ребёнок в семье. Баширов окончил Ставропольскую государственную медицинскую академию в 2012 году, а ординатуру по торакальной хирургии в 2014 году. Потом работал в Ставрополе, компании ООО «Развитие ДНК», проводил профосмотры сотрудником компании «Газпром» и работал параллельно дежурным хирургом в краевой больнице имени Семашко. В конце 2016-го Руслан прошёл обучение по ортопедии и травматологии и работал в ООО «Ортекс» (ортопедическая сеть) на должности врача-консультанта по подбору ортопедических изделий, в его задачи также входили диагностика и лечение заболеваний опорно-двигательного аппарата. Этот ортопедический центр располагался в Москве возле станции метро «Семёновская», попутно работал в институте имени Склифосовского дежурным торакальным хирургом. Дежурил ночь через две и каждый день работал в «Ортексе»!

Жена Нилюфар работала в частной эндокринологической клинике врачом-анестезиологом, а их трехлетний ребёнок ходил в частный детский сад. Семья Башировых снимала однокомнатную квартиру в Южном Бутове.

Однажды к Руслану пришёл на прием таджик Бахтияр Махмудов. У Бахтияра было плоскостопие третьей степени, после консультации врача он остался очень довольным и через месяц пришёл на повторный приём уже со своей семьёй. У его детей была плоско-вальгусная деформация стоп, передающаяся по наследству. Потом Руслан встретил Бахтияра в мечети на Новокузнецкой, куда ходил регулярно. На протяжении двух месяцев во время вечерних молитв Баширов виделся с Махмудовым. Руслан утверждает, что никаких разговоров о поездке в Сирию не было, что любое слово таджика в этом направлении он бы пресёк. Руслан – истовый, традиционный мусульманин и согласно классических законов Корана отвергает всякое насилие, а тем более террор. Однако после двухмесячного общения в мечети их задержали и обвинили в терроризме по статье 205 УК РФ.

В декабре 2017 года рано утром десять сотрудников ФСБ задержали Баширова в съемной квартире при трехлетнем сыне Айдыне и жене.

Три месяца находясь в шестом спецблоке «Матросской тишины», Руслан не признавал свою вину. Однако за сто дней своего пребывания за решёткой путем логических размышлений, основанных на статистике обвинительных приговоров суда по статье «терроризм», он понял, что нет смысла кормить адвоката, который обещал развалить уголовное дело. Ко всему прочему семья Башировых не могла себе позволить содержание защитника даже по самым скромным московским расценкам – сто тысяч рублей в месяц.

Руслан благоразумно выбрал единственный путь, ведущий к более короткому сроку, - признание своей вины и заключение особого порядка с судьёй. В этом случае процесс проходит почти моментально, в течение трёх дней, без адвоката, без свидетелей, без изучения материалов дела. Следователю, судье и прокурору очень удобно, в этом случае отсутствует необходимость доказывать вину, а также нет риска того, что вскроются многочисленные ошибки делопроизводства и сознательные нарушения закона, которые в большом количестве допускает любой следователь. 

Статистика судебных дел ужасна – 75% приговоров в России вынесены в особом порядке или по досудебному положению.

Эти 75% приговоров не имеют никакого отношения к правосудию, так как в ходе таких процессов судья не исследует доказательств, не выслушивает свидетелей и защитников, даже не пытается установить фактические обстоятельства дела, а просто утверждает своей подписью обвинительное заключение следователя, выполняя роль не судьи, а писаря.

Именно поэтому качество следствия катастрофически падает на глазах. Сложившаяся практика поголовных «добровольных» признаний вызывает у следователей чувство полной бесконтрольности и безнаказанности, ввиду чего они не утруждают себя даже формальным соблюдением норм закона.

Самое страшное, эта беда не беспокоит большинство россиян. Сотни тысяч арестантов занимаются самооговором, знание о 0,1% оправдательных приговоров не даёт им никакой надежды на спасение законными, классическими путями. Даже во времена Сталина, в пресловутом 1937 году оправдательных приговоров было 10,5%. К сожалению, наши граждане считают, что это их не коснётся, спокойно смотрят, как забирают их соседей, рассуждают, что «дыма без огня не бывает». Именно пассивное отношение общества ведёт к деградации правоохранительной системы и полному развалу правосудия как такового, не даёт возможности для высоких темпов роста экономики России.

Ежегодное снижение инвестиций в экономику России и увеличивающийся отток капитала из страны происходит прежде всего из-за отсутствия гарантий сохранности как заработанного капитала, так и самого бизнеса. Всем известно, что в России в любой момент к любому предпринимателю -  от торговца шаурмой до миллиардера – могут прийти люди в погонах и забрать всё. Это, к сожалению, подтверждает статистика. Количество сидящих людей по экономическим преступлениям выросло намного больше, чем по иным видам преступлений, более чем на 20%. По насильственным преступлениям идёт небольшое снижение. Понятно, что на уголовниках особо не заработаешь, да и опасность получить заточку в бок никого не привлекает.

Как только люди начнут понимать, что отсутствие правосудия ведёт к снижению темпов роста экономики и, как следствие, снижению расходов на здравоохранение, образование, строительство дорог и всего остального, на увеличение пенсионного возраста, наконец,мало того, что бюджетная нагрузка на огромную армию полиции, следователей, прокуроров, судей, ФСБ, Росгвардии и т.д. отбирает деньги налогоплательщиков, только тогда что-то изменится.

В России в МВД работает более миллиона человек. Если с другими странами, то мы увидим, что по «полицейскости» мы лидируем в мире, к сожалению. Показатель количества полицейских на сто тысяч жителей в России – 623 человека, Индии – 128 человек, Китай – 120, СССР – 200, США – 256, Евросоюз – от 300 до 360. В советское время милиции было в три раза меньше, однако каждый из нас во дворе знал участкового и его мотоцикл «Урал» с коляской жёлто-синего цвета. Сейчас 99% жителей не знает в лицо своего участкового, а фильм про Анискина смотрится, как фантастика. 

Сколько же тратит Россия на армию полицейских? 

В 2016 году на нужды МВД затрачено:

  • Россия – 1,08 трлн рублей – 1,26% ВВП;
  • США – $ 134 млрд – 0,7% ВВП;
  • Германия – 0,7% ВВП;
  • Франция – 0,9% ВВП.

Кроме МВД в России еще существует:

  • Росгвардия - 400 000 человек; 
  • МЧС -  289 000 человек; 
  • ФСИН – 295 000 человек;
  • ФСБ и погранслужба – 200 000 человек;
  • Таможенная служба – 70 000 человек;
  • Следственный комитет и прокуратура – 70 000 человек;
  • Наркоконтроль – 34 000 человек;
  • ФМС – 35 000 человек.

Мы не берём армию, налоговую полицию, судейский корпус, ФСО, ФАПСИ. Даже в таком неполном виде численность сотрудников силовых ведомств – более 2,6 миллиона человек.

В России, где занятость составляет 60 миллионов человек, доля силовиков – 4,5%, что в 6,5 раз превышает долю развитых стран. В нашей стране количество силовиков равно числу людей, работающих в здравоохранении, а вот в США показатели занятых в здравоохранении превышают численность силовиков в 14 раз. 

За последние 15 лет силовые ведомства увеличили свой штат более, чем вдвое, финансирование выросло в шесть раз, и это при том, что количество трудоспособных граждан снижается. 

Силовые органы в нашей стране превратились в могущественную, богатейшую корпорацию, тормозящую экономический рост страны. 

Сейчас, я думаю, самое время привести в пример человека, который уловил конъюнктуру правоохранительной системы и прекрасно лавирует даже в этих непростых условиях. 

На днях в адвокатских кабинетах, обсуждая уголовное дело со своим защитником Андреем Гривцовым, я увидел мужчину средних лет, немного полноватого, с аккуратной бородкой, по-хозяйски ходящего из кабинета в кабинет, что не положено по закону. Его лицо показалось мне знакомым, и я спросил у Андрея, не узнаёт ли он этого человека. 

- Это же Дионисий Золотов, он же Денис Тумаркин! – воскликнул Гривцов.

Андрей Гривцов, мой адвокат

Денис Тумаркин

Я много слышал о Дионисии в «Воднике», где он сидел ранее, ещё до «Матросской тишины». После «Лефортово» Золотова этапировали в СИЗО-5, где его разместили в комфортной камере без видеонаблюдения, с телефонами, спиртным и прочими радостями жизни. Сидельцы мне рассказывали, что он свободно перемещался по тюрьме, причём не только по камерам общего режима, но и в «хатах» спецпродолов. Этого не могли себе позволить даже смотрящие по «Воднику» - ингуш Мага и впоследствии Башир. 

Как и на «Матросске», в СИЗО-5 он не вылезал из адвокатских кабинетов, где ещё проходят и следственные действия. Это не «Лефортово», где контакты исключены. В «Воднике», в холле собиралось до тридцати-сорока человек, ожидая встречу и обсуждая все последние новости изолятора.

Дионисий ежедневно контактировал со служащими оперчасти и решал все свои насущные вопросы, причём делал это демонстративно, показывая арестантам мощь своего влияния на руководство СИЗО. 

В начале июля 2017 года в камеру к Дионисию Золотову перевели исполнительного директора Роскосмоса по контролю качества Владимира Евдокимова. Золотову-Тумаркину потребовалось немного времени для обаяния топ-менеджера Роскосмоса, и довольно скоро жена Ракитина Валентина передала Дионисию восемьдесят миллионов рублей, заложив их в ячейку камеры хранения на Казанском вокзале. Через неделю рано утром соседи нашли Евдокимова мёртвым в туалете камеры. Как рассказывают, в заднем проходе у него была вилка, а вены изрезаны пластмассовым ножом достаточно неглубоко, но времени прошло много, и он скончался от большой потери крови. 

Двое моих однокамерников видели и общались в коридорах со многими соседями Евдокимова, и их выводы не совпадают со мнением Следственного комитета, что это было самоубийство. 

Валентина Ракитина обратилась в управление «М» ФСБ по поводу хищения у неё восьмидесяти миллионов рублей. Было возбуждено уголовное дело ГСУ СКР по Москве против Дионисия Золотова (Тумаркина) и его адвоката Александра Малофеева. Из «Водника» их перевели в Кремлёвский централ – СИЗО 99/1 «Матросской тишины», который курирует тоже управление «М» ФСБ.

Валентина Ракитина, сотрудник «Роскосмоса», жена убитого Владимира Евдокимова.

В «Воднике» зачистили весь руководящий аппарат, начальник СИЗО-5 был уволен, возбуждены уголовные дела против сотрудников оперчасти. 

Из спецблока 99/1 Золотова перевели вскоре в камеры «Матросской тишины», и вот сейчас он опять свободно рассекает по изолятору.

За короткое время нахождения в «Матросской тишине» он уже успел посадить члена ОНК Дениса Набиуллина, познакомив его в больнице СИЗО с банкиром Ильдаром Клеблеевым и договорившись о сумме пятьсот тысяч долларов США за медицинское освидетельствование с заключением о невозможности содержания под стражей. Разумеется, при передаче денег в кафе «Гранд Кофемания» член ОНК Набиуллин был задержан и помещён в «Матросскую тишину» рядом с Золотовым и Клеблеевым. 

Ильдар Клеблеев

Арестованный член ОНК Денис Набиуллин.

Зампредседателя ОНК Москвы Еве Меркачёвой, пожалуй, самому опытному и известному правозащитнику комиссии, не понравилась операция Золотова в отношении её коллеги, и она опубликовала разгромную статью сразу после посещения вип-камеры Дионисия и других привилегированных заключённых. Её публикация имела огромный резонанс, последовали масштабные проверки СИЗО, по результатам которых руководство «Матросской тишины» было уволено, а сидельцев из вип-камер переместили в тубунар.

Когда я содержался ещё в «Воднике», в начале июля 2018 года Мещанский суд приговорил Золотова (Тумаркина) к 3,5 года лишения свободы. Мало того, ему дали общий режим, что позволит срок в тюрьме пересчитать, как год за полтора, и теперь он может хоть сегодня выйти на свободу по УДО. 

В «Воднике» все сидельцы были возмущены таким мягким приговором, ведь после смерти топ-менеджера Роскосмоса пострадали не только служащие ФСИН, но и сами заключённые: все камеры перевернули вверх дном и сильно ужесточили режим в тюрьме.

История похождений Тумаркина-Золотова весьма показательна и демонстрирует нам модель поведения, как в условиях современной России можно выбраться из тюрьмы за короткий срок, при этом ещё и заработав. 

Начал он ещё в 2001 году «бомбить» фуры с таможенных складов. Обманным путём перевозил дальнобойщиков с грузом и перегружался на свои склады, получил три года, а через год уже освободился из Удмуртской колонии и снял судимость. 

В 2007 году Тумаркин умудрился получить с руководства строительной компании «ДКН» 40 миллионов рублей за прекращение уголовного преследования. После обращения предпринимателя в ДСБ МВД и первых арестов Тумаркин-Золотов скрылся в Израиле. 

В начале 2013 года Дионисий, предварительно договорившись со следователями на досудебное соглашение, вернулся в Москву, где сразу был задержан. В Никулинском суде Москвы Тумаркин-Золотов признал свою вину и получил три года условно, продолжив заниматься «решением вопросов». Дионисий «кинул» немецкого предпринимателя Юрия Судгаймера, владельца кировских деревоперерабатывающих предприятий на десять миллионов долларов. Немец обратился в следственный комитет, но возбудить дело против Тумаркина-Золотова не удалось. Зато через два года Судгаймер стал ключевым свидетелем в деле Никиты Белых.

Затем Дионисий «развёл» на 150 миллионов рублей застройщика, возводящего многоквартирный жилой дом в Сергиевом Посаде Виктора Круликовского. 

В 2014 году Дионисий был задержан УСБ ФСБ и помещён в «Лефортово». Опера 3-й службы УСБ ФСБ требовали от него показаний на начальника УВД по ЗАО генерала Владимира Рожкова, и он согласился с условием подписания досудебного соглашения с Генпрокуратурой. Вследствие этого скандала был уволен начальник ГУ МВД по Москве Анатолий Якунин.

Анатолий Якунин, начальник ГУ МВД по Москве

По досудебке Тверской суд приговорил Тумаркина-Золотова к шести годам колонии. За эпизод же хищения 150 миллионов рублей у строителя из Сергиева Посада Виктора КруликовскогоНикулинский суд приговорил Дионисия к шести месяцам колонии. 

Завершая рассказ о похождениях Дионисия Золотова в качестве вывода позволю себе процитировать финал прекрасной статьи Андрея Сухотина, спецкора «Новой газеты», которую мы зачитали до дыр в августе 2018 года в «Воднике»:

«Вот, собственно, и все. Бывший адвокат Тумаркин (Золотов) продемонстрировал всем правоведам, как надо эффективно защищать собственные права. Не ссориться со следователями, не привлекать прессу и правозащитников (разве что к уголовной ответственности), не объявлять голодовку, не жаловаться в ЕСПЧ и не писать президенту… (Это, кстати, полный набор моих действий – прим. автора)

Начав однажды сотрудничать с системой, Тумаркин (Золотов) не просто стал ее неотъемлемой частью — на собственном примере он показал, как с ней сосуществовать».

Выборы. 09.09.2018

Ничего хорошего я не ждал от этого злополучного дня. Эти выборы и явились одной из основных причин моего ареста. Мало того, меня после вмешательства Памфиловой Э.А., требующей возможности моего участия в кампании, и прихода председателя СПЧ Федотова М.А. в «Водник», перевели в самую стрёмную тюрьму мира – «Лефортово».

Напомню, что в два часа ночи, именно в день назначения выборов Главы Серпуховского района, генерал-лейтенант Кабурнеев, начальник ГСУ СК РФ, подписал постановление о возбуждении уголовного дела в отношении меня. Никто ничего не боится, даже не пытаются как-то скрыть предвыборный, политический окрас ареста – наоборот даже демонстрируют это всем остальным, чтобы неповадно было. Подмосковные главы городских округов и муниципальных районов не избираются больше напрямую, а по сути назначаются губернатором. Только Серпуховскийнапрямую в этот день избрал главу района. Очевидно самого популярного кандидата, действующего главу Серпуховского района сорок автоматчиков жестоко задерживают прямо в день назначения выборов, демонстрируя силу губернатора Воробьёва и его покровителей.

Генерал-лейтенант Кабурнеев в 2 часа ночи возбудил на меня уголовное дело

Как же до этого могла докатиться наша область? Как это терпят жители? До сих пор я не могу поверить в реальность происходящего, как будто это происходит не со мной! Тошно до рвоты…

С утра меня позвали на выход, как всегда, не говоря куда и зачем мне надо идти. Пройдя через множество коридоров и лестниц, я вошёл в большой зал с огромным овальным столом. Мне предложили сесть между начальником тюрьмы Сергеем Поздеевым и моей дочерью Машей, как оказалось, они была членом участковой избирательной комиссии посёлка Большевик, где мы проживаем.

Председатель УИК 2951 поселка Большевик Ольга Юрьевна Левина с членами комиссии с правом совещательного голоса, среди которых моя дочь Маша.

Оглядевшись, я увидел ещё человек тридцать, избирательные кабины и урну для голосования. Среди кандидатов на главу района я надеялся увидеть вычеркнутую Юлю Шестун, ведь они была изначально зарегистрирована, но потом снята по суду после требования повторной проверки председателем Мособлизбиркома Эльмиры Хаймурзиной. Однако её портрета там не было, даже Цапова они заставили сняться с выборов, чтобы «подольский» ставленник Ермаков, прозванный в народе бледным, не имел конкурентов.

Эльмира Хаймурзина ещё недавно была зампредом правительства Московской области, перед выборами 9 сентября её назначили главой Мособлизбиркома, а сразу после выборов – и.о.главы Красногорска.

Юля Шестун, правда, избралась депутатом и в Липицком, и в Данковском поселении, теперь ей надо будет выбрать одно из них. Очевидно, что если бы её не сняли, то «бледный» не выиграл бы выборы, не зря они старались убрать её с пути.

Заместитель председателя комиссии, воспитатель детского сада «Колобок» Большевика Ольга Левина сказала:

- Весь район за Шестуна! Все понимают, что Ваш арест – политический заказ!

Это дорогого стоит, ведь за эти слова её могут уволить с работы. 

Мне рассказывали, что выйдя из тюрьмы, Ольга Юрьевна расплакалась, ей было жалко меня. После голодовки я ещё не набрал прежний вес, был непривычно худой, плюс моё нахождение в СИЗО, видимо, не казалось ей справедливым. 

Голосовать за кандидата в губернаторы было не менее грустно – одни спойлеры. Грудинина не согласовали в Администрации Президента, и он разумно не стал далее пробовать пройти муниципальный фильтр. Дижура и то не пропустили. 

Несмотря на этот цирк с выборами, я всё равно ушёл в приподнятом настроении. Меня очень ободрили слова зампредседателя комиссии плюс я увидел и посидел рядом со своей дочерью. Ко всему прочему в честь выборов я выпросил прогулку, обычно в выходные выводить нас некому. 

Сразу после прогулки меня опять повели на выход, в тот же кабинет, где я беседовал более часа с начальником ФСИН по Москве генералом Морозом Сергеем Анатольевичем. Он несколько раз извинился за те проблемы, которые возникли у меня в СИЗО-5 «Водник» («Лефортово» не подчиняется ему): за невыдачу доверенности на выборы, за короткую кровать, отсутствие вентиляции в камере 508.

- «Водник» и «Матросская тишина» - просто рай, по сравнению с «Лефортово», - успокаивал я генерала ФСИН.

50-летний генерал Мороз в системе ФСИН уже более двадцати лет, начал карьеру в Саратовской колонии, потом служил в УИС Челябинской области начальником ИК-10, потом заместителем руководителя ГУ ФСИН РФ по Челябинской области. После работал начальником УФСИН по Брянской области и, а в 2013 году перешёл на должность главы УФСИН Кубани. 

Мороз Сергей Анатольевич, руководитель ФСИН по г.Москва

Мы обсудили многие проблемы содержания под стражей, даже сравнив их с опытом зарубежных тюрем. Сергей Анатольевич настойчиво просил составить письменные предложения по реформированию правил содержания в тюрьмах с экономическим и нормативным обоснованием. 

- У вас яркий, аналитический ум, Александр Вячеславович, - польстил мне руководитель УФСИН по г.Москве.

- Тогда мне нужен доступ к приказам ФСИН, законодательной базе, бюджетные показатели с полной расшифровкой, международную практику работы тюрем, а также опыт СССР для полноценной аналитической справки, - сказал я. - В первую очередь нужно оформить законодательную инициативу внесения изменений в 103 ФЗ – «о содержании под стражей» и Правила внутреннего распорядка. Время идёт, прогресс не стоит на месте, и данные нормативные документы значительно устарели, - завершил я свой монолог.

- В первую очередь нужно провести широкую амнистию и разгрузить тюрьмы хотя бы до нормативного количества заключённых, особенно в уголовных делах, не связанных с преступлением против личности, а уж тем более с применением насилия, - не мог остановиться я.

Мы расстались, и я пошёл назад в камеру, умиротворённый тем, что мне хоть и малую часть, но удалось донести до генерала ФСИН. То, что он не может изменить ситуацию даже на 1% реально, думать не хотелось. Пока население этого не потребует от государства, ничего не сдвинется. Всех силовиков устраивает нынешняя вакханалия.

Придя в камеру, я поделился со своими соседями Русланом и Андреем подробностями встречи. Тут же пришло в голову, что трудоустройство обвиняемых в изоляторе – хорошее предложение и для ФСИН, и для сидельцев. Тот же Руслан – опытный торакальный хирург, ортопед, явно бы пригодился данной больнице, испытывающей большой дефицит кадров. Ни один закон не запрещает использовать труд арестантов, ещё не осуждённых.

Андрей Мурашёв – опытный юрист, тоже мог бы принести пользу больнице, так и людям, находящимся под стражей. 

Уверен, что многие бы работали не за деньги или за символическую плату. Причём Андрею и Руслану не надо какого-то специально оборудованного рабочего места типа швейной мастерской. 

Не успел я выпить чаю, как меня опять позвали на выход. И опять я пришёл в этот большой кабинет с овальным столом, только в комнате было всего две женщины в довольно строгой одежде. Подойдя поближе, я узнал Татьяну Николаевну Москалькову, уполномоченного по правам человека в РФ. Она сильно изменилась с тех пор, как я видел её в качестве депутата Госдумы четыре года назад. Я тогда очень плотно пообщался с ней и сфотографировался на память. Татьяна Николаевна тогда только поменяла генеральский мундир МВД на гражданский костюм депутата, была выше ростом, с энергичной походкой, спортивной фигурой и обладала командным голосом.

2014 год. С депутатом Госдумы генералом МВД Татьяной Москальковой и главой Нарофоминского района Александром Барановым.

Сейчас я увидел перед собой совершенно иного человека. Передо мной сидела уставшая женщина с очень добрыми глазами, которая, как мне показалось, собрала всю боль российских семей, которые имеют несчастье видеть своих любимых только через решётку.

Работу доктора юридических наук на посту уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой одобряют многие известные правозащитники: председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, адвокат Генри Резник, Валерий Борщёв, Светлана Ганнушкина…

Москалькову очень уважают и любят в тюрьмах, она одна из самых популярных адресатов жалоб заключённых. 

Татьяна Николаевна рассказала про визит моей жены Юли и дочери Маши, который произвёл на нее впечатление. С Москальковой была Слюсарь Наталья Борисовна – начальник управления защиты политических прав аппарата уполномоченного. Они внимательно выслушали мою историю, дали практические советы по медицинской помощи, условиями содержания в изоляторе, по методам моей защиты. Татьяна Николаевна пообещала мне в этот же вечер поговорить с председателем ЦИК Памфиловой Э.А. по поводу моего недопуска на выборы. Поразил уполномоченного по правам человека в РФ и мой показательный арест в день назначения выборов с предварительными угрозами высокопоставленных чиновников, опубликованными в моём видеообращении к Президенту.

Наталья Слюсарь

Новости

Мнения

Светлана Астраханцева
Нам выпало время, когда белое становится черным, а черное – белым…
Григорий Михнов-Вайтенко
Пример Шестуна – это пример в истории, я бы сказал. Чаще всего такой человек предпочитает тихо и незаметно, извините за выражение, отползти в угол, и очень редко, когда вступает на путь правдорубца.
Людмила Улицкая
Понимание и попытка разрешения "мусорной" проблемы вызвали конфликт Шестуна с властью. Не просто с властью, а с самым сердцем нашей власти - с ФСБ. Люди должны встать на защиту Александра Шестуна. И к этому я призываю.

Записки Шестуна