Наверх

Коррупционное Подмосковье губернатора Воробьева

Какие сферы влияния правительства Московской области наиболее подвержены коррупции, какие коррупционные схемы реализуются при губернаторе Подмосковья, кто может непосредственно участвовать в этих схемах и какова роль Андрея Воробьева.

В первой части аналитической справки, подготовленной экс-главой Серпуховского района Александром Шестуном в 2016 году и дополненной впоследствии актуальными фактами, рассказывалось о кадровых промахах и необоснованных тратах правительства Андрей Воробьева. Вторая часть посвящена коррупции в Московской области.

Документ был в свое время передан начальнику управления «К» ФСБ России генералу Ивану Ткачеву, но никакой реакции не последовало.

Коррупционные тарифы

«Многочисленные факты свидетельствуют о создании в Подмосковье постоянно действующей разветвленной системы сбора коррупционной ренты. Если в начале деятельности Андрея Воробьева взятки не имели системного характера и становились возможными при достижении определенного «согласия», то теперь их число растет в геометрической прогрессии, они приобретают характер обязательных платежей, а во многих случаях прослеживается их «тарификация». Если расставить коррупционные направления правительства Подмосковья по рангу в зависимости от их емкости, то они выстроятся следующим образом.

Лидеры-строители

В 2014 году команда губернатора законодательно узурпировала полномочия в строительной сфере и замкнула все решения на Градостроительный совет Московской области. Эта искусственная бюрократическая монополия, которая служит «ширмой» для команды губернатора, наносит исключительный вред экономике региона. Без рассмотрения в совете остаются несколько сотен не утвержденных градостроительных планов земельных участков (ГПЗУ) под строительство многоэтажных жилых домов на десятки млрд рублей.

Затяжка времени фактически разоряет предприятия, инвестиции которых осуществляются преимущественно за счет заемных средств. Размер коррупционной ренты за согласование ГПЗУ и выдачу разрешений на многоэтажное строительство в среднем составляет примерно 10-30% от стоимости проектов.

Окончательная сумма зависит от того, насколько строящийся объект приближен или удален к МКАД (эту дифференциацию ренты надо иметь в виду при рассмотрении любого коррупционного направления). Влияет на сумму и величина конкретной застройки.

Поскольку в Подмосковье сдается примерно 8 млн квадратных метров жилья в год, а коммерческая цена за 1 кв. м составляет в среднем $1000, то потенциальная емкость сборов за услуги Градостроительного совета в этой сфере составляет более $1 млрд. Необходимо включить в расчет и сборы за коммерческую недвижимость. Их объем составит примерно половину вышеназванной суммы. Таким образом, приблизительная емкость теневого дохода составит $1,5-2 млрд.

Необходимо отметить, что для губернатора есть и «неприкасаемые», которым люди его системы даже не посмеют намекнуть на какую-либо ренту за свои услуги. Такие люди, работающие под прикрытием серьезных федеральных структур или выступающие от их имени, могут себе позволить бизнес в соответствии с законом. Их количество составляет примерно 10-15% рынка.

Лес под застройку

Выделение земли, изменение категории и назначения земельных участков также являются исключительно доходной сферой в коррупционной коммерции, которая долгие годы занимала первое место в рейтинге. На втором месте она оказалась из-за падения спроса на землю по причине ухудшения общей экономической ситуации. Свою роль сыграло и повышение кадастровой стоимости земли, вызвавшее в свою очередь и заметное повышение налогов.

Бизнес также потерял интерес к оптовой закупке земли. Рынок, приносивший несколько млрд долларов США в год, сократился в разы, и сбор коррупционной ренты с него теперь сопоставим с доходом от Градостроительного совета.

Губернатор присвоил себе право в некоторых случаях выделять землю без всякого конкурса. Необходимо учитывать, что после того, как права по распоряжению землями лесного фонда недавно перешли от федеральных к областным структурам (Комитет лесного хозяйства), то теперь они могут определять, где на кадастровой карте лес, а где его нет.

Возможности губернатора по распоряжению этими землями выросли многократно. Когда он их получил, начался передел собственности: земли разного назначения в престижных районах начали у владельцев отбирать и перепродавать коммерческим структурам. При необходимости чиновники используют тот самый силовой «кулак» — прокуратуру и суды.

Учитывая, что почти вся документация «лесников» все еще размещается на планшетах, нарисованных карандашом, при постановке на кадастровый учет злоупотребления приобрели «дикие» масштабы. Например, за последние годы Одинцовский район (глава — Андрей Иванов, муж племянницы Гарика Махачкалы) потерял примерно половину своих лесных угодий, ставших территорией под застройку при коммерческой цене земли около $10 тыс. за сотку. Продажа 10 га земли в таких престижных районах как Одинцовский, даже если она вдруг возникла из леса, даст такой же доход, как и продажа земли всего Шатурского района, который по территории в разы превосходит Одинцовский (фактор близости к МКАД).

Закупки и откаты

Государственные подряды и закупки — эта сфера в рейтинге стояла значительно ниже. Теперь она вышла на одно из первых мест. В сложной экономической ситуации, в которой оказалась наша страна, источники доходов сокращаются, становятся менее прибыльными. Это и подталкивает участников рынка к дележке бюджетного «пирога» и соревнованию в конкурсах за государственные заказы на строительство и капитальный ремонт объектов здравоохранения, спорта, культуры, образования, а также за подряды, сформированные в соответствии с программой переселения из ветхого и аварийного жилого фонда.

Только за один год через Минстрой Подмосковья прошло таких заказов на 64 млрд рублей. Например, по программе Минздрава в Московской области ведется строительство двухсот фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). На один ФАП из сборных конструкций с утеплителем площадью 160 кв. м. в бюджете заложено 12 млн 448 тыс. рублей. При такой цене возведение 1 кв. м обойдется почти в 77 тыс. 800 рублей. В то же время коммерческая цена метра подобных сооружений составляет всего 25 тыс. рублей. Таким образом, сумма заказа оказалась завышенной в три раза.

Закупки под патронатом вице-губернатора Ильдара Габдрахманова также сказываются на бюджете региона и качестве здравоохранения Московской области. Так, при его лоббировании для «Скорой помощи» региона вместо заложенных в документы автомобилей «Мерседес» были приобретены «Газели». Машины оказались в такой комплектации и настолько низкого качества, что это вызвало недовольство всей службы и огонь критики со стороны ее сотрудников.

Также вместо высококачественных томографов для учреждений здравоохранения вице-губернатор протолкнул поставки аппаратов с намного более низкой разрешающей способностью. Только Дмитровский район смог отбиться от «услуг» Габдрахманова и настоять на поставках качественной техники.

Сюда же нужно отнести строительство мостов, дорог и других объектов по самым разным направлениям, финансируемых из бюджета региона. Общий объем заказов здесь довольно внушительный. «Откаты», которыми зачастую сопровождается государственное строительство, в Московской области составляют около 20% от суммы заказа. Емкость коррупционной ренты — примерно $400-500 млн. Однако стоит учитывать издержки, связанные с необходимостью безналичных расчетов.

Выгодные свалки

Полигоны ТБО и карьеры (Минэкологии). В этой сфере главными фильтрами, через которые чиновники министерства пропускают предприятия, являются лицензирование, согласования, разрешения. В то же время все полигоны и карьеры находятся под контролем ОПГ и этнических диаспор.

Отсутствие должного контроля министерства за ними наносит огромный вред экономике и окружающей среде региона, так как 90% полигонов и карьеров работают с грубейшими нарушениями закона и не показывают даже 5% оборота. Любой маркшейдер в течение суток может выявить все нарушения, а его данные помогут установить реальные обороты полигонов.

Кроме того, стоки в реки осуществляются без очистки, мусор хоронится без сортировки, полноценная рекультивация земли не проводится, а деньги, заложенные на эти цели, тратятся на другие. Есть и Фонд по сбору дани с хозяйствующих субъектов, входящих в соответствующий реестр.

Львиная доля дохода, получаемая в этой сфере, формируется за счет мусора Москвы. Мэрия столицы провела девять тендеров на 15-летние контракты на вывоз и утилизацию мусора. Общая сумма контрактов составила более 142 млрд. рублей. К этому необходимо добавить также огромный объем отходов населенных пунктов и предприятий Московской области.

По оценкам специалистов, общий оборот всех полигонов Подмосковья, включая хранилища иловых остатков, а также других опасных отходов, оценивается в $2,5 млрд. рублей, а откаты — 20%.

Добыча нерудных ископаемых тоже является источником ренты. Показателен конфликт вокруг разработки карьера, связанный с нападками Минэкологии на руководство Серпуховского района. Критическая ситуация, сложившаяся вокруг одного из очевидно выгодных проектов, который может принести около 2 млрд. рублей и около 100 рабочих мест, возникла по вине «сборной» губернатора, потребовавшей от инвесторов ренту в размере $12 млн.

При этом проект разработки месторождения был высоко оценен Министерством инвестиций, признан качественно проработанным, всесторонне проверенным, была объявлена подготовка аукциона.

Но после отказа платить ренту проект оказался заблокирован, а лицензия была отдана в руки лидера хорошо известной в регионе криминальной группировки с гарантией того, что конкурентов у нее в Серпуховском районе не будет. В дальнейшем инвестора попытались дискредитировать с помощью СМИ-«армии» губернатора, сам проект отвергнут при посредстве зависимых экспертов и незаконной экспертизы.

В целом потенциальная емкость коррупционной ренты в сфере хранения мусора и разработки карьеров оценивается в $500 млн. В связи с тем, что рынок утилизации мусора рассматривался за предыдущие годы, когда кризис в этой отрасли был еще не так силен, то следует ожидать резкого повышения цены на данные услуги, а, соответственно, и роста прибыли компаний.

От торговли до погоста

Строительство рынков, торговых центров и обслуживание кладбищ (Минпотребрынка). В определенной среде рассказывают поучительную историю о том, как бывший министр этого ведомства Екатерина Семенова назвала сумму, когда к ней подошел «посоветоваться» о вопросе строительства рынка лидер подольских Сергей Лалакин.

Она сказала, чтобы он положил в ее сумочку три миллиона, и вопрос будет решен. Когда же Лалакин спросил: «В рублях?» Семенова ответила: «Смеетесь, что ли? Евро!» Говорят, знакомый с губернатором авторитет решил все вопросы напрямую, и это оказалось намного дешевле.

Когда Семенову сменил Владимир Посаженников, ситуация особо не изменилась. При этом есть возможность платить наличными и безналичными. Цена зависит от близости рынка или кладбища к МКАД. Около 70% деятельности в этой сфере курируется подмосковными ОПГ и этническими диаспорами.

Но организовать конкурентную торговлю сельхозпродуктами в Подмосковье невозможно, так как «включается» запрет на деятельность складских комплексов. Губернатор звонит лично, если надо пригрозить, чтобы оптовая торговля овощами и фруктами не велась. Этот бизнес разрешен только этнической группировке горских евреев («Фуд Сити» и комплекс Домодедово). Конкуренция уничтожается, закрываются плодоовощные базы или подвергаются террору ГИБДД, ОБЭП, ФМС, Роспотребнадзора и других контрольных служб.

Хозяева кладбищ и рынков, расположенных в Подмосковье, в первую очередь ориентируются на рынок Москвы и получают доходы, пользуясь ценовой конкуренцией со столичными «коллегами». И хотя конкретные суммы сборов ренты в этой сфере в целом сравнительно небольшие, но  это — наличные. Коррупционная емкость — $300-400 млн. В октябре 2018 года курирование кладбищ перешло министру безопасности Подмосковья, прикомандированному сотруднику управления «М» ФСБ России Роману Каратаеву.

Продажные должности

Продажа мест во властных структурах Подмосковья — до самых высших постов, но главный доход дает торговля должностями глав муниципалитетов. Поскольку их прямые выборы отменены, то фактически назначение осуществляется губернатором, а отвечает за эту работу его зам — Михаил Кузнецов. Цена может исчисляться от $1 млн до $25 млн в зависимости от близости к МКАД.

Некоторым приходится платить «натурой». Так теперь уже бывший глава Солнечногорского района Александр Якунин за должность отдал часть своего бизнеса — один из заводов в Клину. Глава Одинцовского района Иванов рассчитался через совместный «семейный» бизнес своего родственника.

Известно, кстати, что должность главы города Химки предлагалась за $20 млн. Пост депутата Госдумы стоит $5 млн, депутата Мособлдумы — $1 млн, председателя комитета Мособлдумы — $1,5 млн. Общая емкость — $200-300 млн.

Убыточная ЦКАД

В сфере транспорта дань собирается такой структурой, как «Мособлтрансавто», которая почти монопольно осуществляет автобусное обслуживание во всех городах и районах Подмосковья и имеет филиалы во всех муниципалитетах. Оно проводит закупку автобусов по завышенным ценам, выдает субсидии, разрабатывает различные программы.

Помимо «Мособлтрансавто» рента собирается за разрешение на маршруты. Здесь же зарабатываются солидные деньги на коммерческом использовании государственного автопарка. При этом хищение происходит при перечислении денег, полученных за аренду автомобилей, в так называемый «черный офшор».

Проект ЦКАД, стоимость которого исчисляется сотнями миллиардов рублей, имеет большое значение для развития транспортной структуры. Однако он несет феноменальные коррупционные потери на покупке земель у собственников, проектировании и т.д. В сфере дорожного строительства централизована также система подрядов, и без откатов попасть в число претендентов на заключение контрактов невозможно.

Нельзя пройти и мимо проекта создания «легкого метро». Это, по оценке многочисленных экспертов, специалистов, абсолютная «маниловщина» и «утопия». Однако губернатор рискнул пойти на то, чтобы доложить об этом прожекте президенту России и даже сообщил ему, что к проекту якобы подключится инвестор из Германии. Подобная акция может рассматриваться, мягко говоря, как непродуманный пиар.

Штрафстоянки сегодня — это совместный бизнес Минтранспорта Московской области и ГИБДД, имеющий большой оборот и приносит ренту. Курирует эти сферы Габдрахманов. Коррупционная емкость — $200-300.

Газовые миллиарды

Сегодня, со слов представителей правительства, газом обеспечено 90% жителей Подмосковья, хотя имеются в виду только города и крупные поселки. Однако имеют «голубое» топливо менее половины населенных пунктов. Нет ни одного — даже депрессивного — субъекта Федерации, в котором бы так плохо занимались газификацией. При этом средства из бюджета на эти цели не выделяются умышленно, так как организован сбор ренты за строительство газопроводов в частном порядке.

Сбор идет за экспертизы, разрешения, монопольное сопровождение сложного процесса проектирования и строительства. Если в любой другой области стоимость прокладки газопровода к частному дому в целом стоит в пределах 100 тысяч (а в некоторых — 30-40 тысяч), то в Подмосковье это обходится примерно в 1 млн рублей. Эта цена в несколько раз превышает коммерческую, что объясняется полным отсутствием конкуренции и монополии «Мособлгаза» на строительство газопроводов.

Можно напомнить, что руководитель этого предприятия Дмитрий Голубков — ставленник Гарика Махачкалы, не исключено, что он также занимается решением вопросов и по другим коррупционным направлениям.

Ограничивая конкуренцию, «Мособлгаз» пытается заработать на всем. Например, его руководство не подпускает структуры «Газпрома» к транспортировке топлива по газопроводам среднего и низкого давления и монопольно занимается его доставкой потребителям. В то же время в других регионах передача этой сферы «Газпрому», который решает вопросы газификации гораздо быстрее, заметно влияет на улучшение ситуации.

Компания со стопроцентным участием правительства Подмосковья была приватизирована необычайно «кривым» путем, но, разумеется, «семейный» прокурор Московской области Алексей Захаров и «ручной» генерал ФСБ Алексей Дорофеев (руководитель УФСБ по Москве и Московской области) не заметили этого.

Ренту здесь приносят руководители подразделений и предприятий, участвующих в различных программах. Общая коррупционная емкость — $200-250 млн.

Нищее ЖКХ

Несмотря на то, что эта сфера является самой объемной по «прокрутке» денег, она занимает лишь девятую позицию в рейтинге коррупционной ренты. Причина этого — в убыточности всей отрасли. Тарифы на газ и электричество растут быстрее, чем выставляются счета жителям за услуги ЖКХ. Кстати, именно по причине убыточности регион оставил полномочия по ЖКХ муниципалитетам.

Считается, что «зарабатывать» с убытков не этично. В то же время Министерство ЖКХ создает предприятия со стопроцентным учредительством Московской области. Это — «Водоканал Московской области», действующий в Можайском, Талдомском, Солнечногорском и других районах, «ФПЛК» и другие.

Если зарплата в одном МУПе, установленная Комитетом по ценам и тарифам области, равна 12 тыс. рублей в среднем, а в другом 18 тыс., то в этих областных предприятиях все иначе. Среднее звено получает там зарплату в размере свыше 106 тыс. рублей, а руководители — почти миллион. Однако они должны были продемонстрировать всей области, как эффективно надо работать.

Вместо этого под прямым руководством областных чиновников предприятия эти набирают огромное количество долгов, сумма которых намного превосходит задолженность в муниципалитетах. Тем не менее, МУПам, имеющим долги, не оказывается никакой поддержки, а «своим» предприятиям регулярно выделяются огромные деньги — миллиарды рублей! — из бюджета региона на погашение задолженности по ЖКХ. Долги растут. Коррупционная рента поступает как раз из этих предприятий.

Но основной источник ренты — Фонд капитального ремонта. Здесь к работам допускаются только аффилированные компании, а конкурсы проходят через областные структуры. Судя по низкому качеству работ, процент отката в этой сфере довольно значителен. Между тем, сегодня собрано уже 16 млрд рублей, однако работ, судя по отчету самого Фонда, выполнено только на 3,2 млрд.

Еще один источник ренты — технологические подключения к котельным и водопроводу. Куратор сферы — Дмитрий Пестов. Общая емкость — $200-250 млн.

Чайка и Чайковский

Самая простая схема для отмывания бюджетных средств — культурные мероприятия и акции. Например, на празднование юбилея Чайковского, организованного Игорем Чайкой, из бюджета Московской области было выделено 90 млн рублей. Еще было собрано 40 млн внебюджетных средств.

Самая массовая акция «Посади дерево!», проходившая по всей области, потребовала огромных затрат. Только на транспорт были потрачены сотни миллионов рублей, а в одном лишь Солнечногорском районе только концертная часть акции потребовала 12 млн рублей. Тратится рабочее время, сотрудникам предоставляются отгулы. При этом бессмысленными расходами на обеспечение акции обременяются бюджеты муниципалитетов, Комитета лесного хозяйства и СМИ.

Ясно, что все это мероприятие обходится неизмеримо дороже, чем в том случае, если бы деревья высаживались профессиональными работниками за заработную плату в рабочее время. В целом, подобные мероприятия, прославляющие губернатора, наносят серьезный ущерб Московской области.

Также у всех на слуху и на виду бесполезные для региона затраты на помпезные пиар-акции в «Крокус-Сити», в Доме правительства в Красногорске и других местах. Они проходят ежемесячно. Тратятся миллиарды рублей на транспорт, на оплату эстрадных «звезд» и т.п., а размер «откатов» доходит до 30%. Не исключено, что через Губернский областной театр, которым руководит Сергей Безруков, а также через «смотрящих» муниципальных глав также отмываются значительные бюджетные средства при проведении публичных массовых мероприятий.

Например, только в Химках на новогоднюю иллюминацию муниципалитетом было потрачено 135 млн рублей — больше, чем на эти цели потратили многие субъекты федерации. Но что говорить, если сотни миллионов рублей губернатор легко может разбрасывать с барского плеча, как это было во время одной из конференций в Истринском районе. Там он назначил премии главам муниципалитетов, которые играли в футбол на кампусе Сбербанка: за первое место — 200 млн рублей, за второе — 100 млн.

Можно добавить, что в правительстве Московской области потрачены огромные средства на создание целого министерства — социальных коммуникаций, которое и занимается организацией подобных мероприятий, похожих на пир во время чумы.

Федеральный уровень

Кроме правительства Подмосковья и его структур, на территории региона действуют и федеральные структуры, входящие в «кулак» Воробьева. Они также имеют возможность систематически собирать коррупционную ренту. Это следующие службы.

Службы, находящиеся на первых местах списка не вызывают вопросов. Появление в нем управления ТУ Росимущества объясняется тем, что оно «курирует» весь таможенный конфискат (продажа и хранение). Шестое место — Управление Росреестра. Это ведомство совершенно открыто объявляет расценки на свои коррупционные услуги, действуя через «уполномоченных» риелтеров.

Коррупционная емкость этих направлений составляет около $3млрд. Всего коррупционная емкость такой территории, как Московская область, оценивается в $10 млрд.

Печальный итог

Пошел уже шестой год с тех пор, как Андрей Воробьев официально встал во главе Московской области. Тогда при огромном скоплении людей он неоднократно давал слово, что через три года сделает так, что бюджет Подмосковья будет составлять 1 триллион рублей. «Я подниму!» — делал заявления он. Однако сроки давно минули, а губернатору Воробьеву так и не покорился заявленный вес.

В 2012 году Шойгу оставил Воробьеву профицитный бюджет: превышение доходов над расходами составило 57 млрд рублей (Закон «Об исполнении бюджета…» от 4 июля 2013 года). За время хозяйствования новый губернатор не только не улучшил эти показатели, но наоборот — ухудшил. Размеры бюджета немного увеличились, но уже по итогам 2013 года его дефицит составил 59,2 млрд рублей.

Тогда Воробьев строил планы за счет повышения налогов к 2016 году снизить дефицит в шесть раз. Однако планы эти провалились: дефицит бюджета в 2015 году составил более 35 млрд рублей, в 2017 году бюджет исполнен с дефицитом около 16 млрд рублей. При этом государственный долг в 2018 году — 97,3 млрд. рублей. Но это только общие показатели.

Московская область — регион, который имеет все условия для развития и явные конкурентные преимущества. И странно, что третьему губернатору Андрею Воробьеву понадобился очень небольшой срок, чтобы показать свою полную несостоятельность в качестве государственного менеджера. Только высокий экономический потенциал и выгодное расположение области не дают Воробьеву свалить ее в пропасть.

Полный провал — так можно охарактеризовать результаты его деятельности на этом посту. Его личные качества, тщеславие и непрофессионализм, усугубленные верой в то, что мощный «пиар», подкрепленный силовым давлением и связями в криминальной среде помогут ему добиться успеха, привели его как управленца и политика к краху.

Думающие люди, многие информированные представители административной, творческой элиты Подмосковья сильно разочарованы в Воробьеве. Отношение к нему очень сильно изменилось в худшую сторону. И этот провал самый значительный, так как общественная поддержка губернатора сжимается, словно шагреневая кожа, а проблемы обостряются.

Воробьев встречался с Президентом России и ввел его в заблуждение. Владимир Путин сказал ему, что на него люди жалуются по поводу высоких кадастровых цен, но губернатор заявил, что создана комиссия, и каждый вопрос о снижении этой цены рассматривается индивидуально, и цену снижают. Это была явная ложь. Практика такова, что сейчас в 90% случаев по этим вопросам следуют отказы комиссии. Однако искажение действительности стало постоянной практикой Воробьева. Он дезинформирует общественность и президента даже о том, что его указы не исполняются.

Это касается не только данного им слова об увеличении бюджета до триллиона рублей или снижения дефицита бюджета в шесть раз. Это не только вранье президенту о немецких инвестициях в проект «Легкое метро». Это также искажение статистической отчетности о фактическом количестве государственных служащих, о причинах смертности и об увеличении мест в детских садах в то время, как там были ликвидированы ясельные группы.

В здравоохранении с момента передачи всех учреждений в управление областью резко снизилось качество обслуживания. Закупка лекарств осуществляется по завышенным ценам. Не развивается наука и промышленность: в структуре правительства больше нет Министерства науки и промышленности, однако появилось Министерство социальных коммуникаций — для «пиара».

В области практически уничтожен спорт высоких достижений, что не дает возможности ребятам, занимающихся в спортивных секциях, стремиться к мировым победам. Большое число дворцов спорта попросту пустует. Кадастровой «реформой», безумно повысившей цены на землю рекреаций и вызвавшей повышение налогов, подорваны перспективы внутреннего туризма, о развитии которого президент тоже говорил неоднократно.

Катастрофой грозит ситуация в убыточном ЖКХ. Эта сфера является главным раздражающим фактором для жителей Московской области. Уровень износа коммуникаций и объектов жизнеобеспечения настолько высок, что в ближайшие год-два в ЖКХ гарантируется начало техногенных катастроф. Но Воробьев и члены его команды часто «пиарятся» на фоне сообщений об открытии детских площадок. При этом их не видно на фоне новых котельных, при реализации новых проектов систем водоснабжения и водоотведения. Ведь для того, чтобы их осуществить, нужно вложить серьезные деньги.

Губернатор действует как временщик и не хочет понимать того, что люди вполне могут обойтись без его акций и карнавалов, без миллиардных затрат на создание собственного федерального телеканала. Он не думает о том, что произойдет, если начнут отказывать системы жизнеобеспечения в ЖКХ. Такое впечатление, что этот человек продолжает свою предвыборную кампанию.

Слоган «Идеология лидерства» у многих уже вызывает смех. Забавно выглядят речи и отчеты подчиненных, когда сообщая о любом, даже самом незначительном «свершении», они ссылаются на то, что выполнено оно в соответствии с этой «идеологией». Однако появилось и понимание того, что Московская область и ее ресурсы для Воробьева — только ступенька на пути к президентской власти. Вся ситуация свидетельствует, что глава региона хочет не только денег и славы, но признания во что бы то ни стало. Использование политических штампов и стереотипов, подобных американским, выглядит крайне нелепо в центре России. Но даже при очевидном провале своей политики он не находит в себе мужества отказаться от неверной стратегии. Такая «принципиальность» разрушительна.

Между тем, тратятся огромные деньги на популистскую структуру «Добродел». Это — явная попытка перенести ответственность за провалы с регионального уровня, на который «ушли» все полномочия и деньги, на уровень муниципальный, с которого их забрали. Но эта опасная игра со временем начинает действовать уже против самих ее организаторов.

Понимает ли Воробьев, что ситуация для него становится, мягко говоря, неприятной? При этом угроза ему может исходить от его же замов. Например, всем вокруг может казаться, что коррупционную ренту тот же Габдрахманов собирает для Воробьева. На самом деле вице-губернатор, судя по всему, уже давно ее значительную часть использует в своих интересах. Он уже играет самостоятельную роль и стремится подмять под себя как можно больше. Например, на такое затратное и «бюджетоемкое» направление, вбирающее в себя образование, социальную политику, культуру и спорт он поставил свою любовницу — Ольгу Забралову. Под ее контролем — более половины бюджета региона (около 300 млрд рублей).

Габдрахманов ориентируется не только на Сафина, но и на правительство Москвы, прокручивая с его представителями разные дела. Он также говорит в приватных беседах, что умнее Воробьева, намекает на то, что при определенном раскладе готов его «слить», так как обладает компрометирующей информацией о губернаторе. Необходимо помнить, что в самом худшем случае на всех важных документах обнаружат подпись Воробьева. В то же время рядом с губернатором есть и другие сильные фигуры, способные сыграть свою партию.

Стоит отметить, что проявление коррупции характерно для всех субъектов федерации — даже самых преуспевающих. Например, Татарстан, Калужская область, Белгородская область также знакомы с этим явлением. Однако там это не мешает экономическому развитию региона, и принимается участниками «процесса», так как соответствующая услуга гарантирована. Губернатор Белгородской области Евгений Савченко, например, является крупнейшим сельхозпроизводителем в России, имеющим свои аффилированные компании. Тем не менее, область показывает самые высокие результаты по развитию экономики в ЦФО.

В Московской области, взятка, даже если она чиновнику дана, не гарантирует получение результата и воспринимается не как часть делового процесса, а как непреодолимое препятствие. Губернатор не имеет возможности управлять всем этим процессом, не налажен механизм работы аппарата. К тому же у него особенно низкий авторитет именно в Доме правительства.

Фактическое участие Андрея Воробьева в бизнесе «семейных» фирм «Русская рыбопромышленная компания» («РРПК») и «Самолет девелопмент» (крупнейшего застройщика Московской области), наличие, по данным СМИ, вида на жительство Израиля и Испании, связь с криминалом и склочный характер губернатора с явными психическими отклонениями привели к вспышке массовых протестных настроений среди населения Московской области.

За всю историю региона не было губернатора, сумевшего вызвать столь сильную неприязнь жителей. Разгром местного самоуправления, ликвидация выборности глав муниципалитетов, гарантированная Конституцией РФ, мусорный коллапс, породивший невиданные массовые протесты граждан, жестоко подавляемые ФСБ и полицией, говорят о том, что если Воробьев останется у власти, положение в Московской области сильно осложнится уже в ближайшее время».

 

Источник: pasmi.ru

Новости

Мнения

Записки Шестуна