Наверх

Шестун. Суд. День двадцать первый. 5.08.2020

В Подольске продолжает слушаться дело экс-главы Серпуховского района.

В Подольске продолжает слушаться дело экс-главы Серпуховского района.

Здравствуйте, дорогие читатели! Сегодня мы возвращаемся в Подольск на заседание по делу бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна, которое разбирают по существу. Сегодня в зале работает только один защитник - адвокат Белов.

Шестун продолжает голодовку. Сегодня слушания начались в 11.20.

***

Шестун сообщает судье Юферовой, что у него сегодня по видеоконференцсвязи должно быть заседания по гражданскому иску в Одинцовском суде. Судья Юферова отвечает, что у нее нет подтверждения. Адвокат Белов предоставляет соответствующие документы, замечая, что его подзащитный письменно изъявил желание участвовать в заседании по ВКС, и судья Лосева Одинцовского суда вчера подтвердила намерение его вызвать. Более того, неучастие ответчика в судебном процессе по гражданскому иску тоже будет иметь определенные последствия. Однако Юферову это не волнует.

Адвокаты уверены, что заседания назначаются в один день намеренно, чтобы лишить Александра Шестуна возможности защищаться.

Судья вновь отказала Шестуну в свиданиях с малолетними детьми в сопровождении его брата Игоря Шестуна и в телефонных звонках, при этом Юферова издевательски заметила, что нет ничего плохого в том, чтобы подсудимый общался с детишками (именно такими словами).

Сегодня на заседание суда в Подольск приехала правозащитница Светлана Астраханцева, исполнительный директор «Московской Хельсинкской Группы», но судья выдворила ее из зала заседаний.

Шестун: Почему мой брат Игорь Шестун не может сопровождать детей на свидании, обоснуйте?

Судья Юферова отказывается давать ответ.

Адвокат Белов также требует обосновать это решение.

Юферова: В справке нет года рождения...

Ранее судья отказывала в свиданиях с детьми по другим весьма формальным причинам: у детей нет удостоверений личности для прохождения в СИЗО, что родной брат, в сопровождении которого несовершеннолетние могли бы попасть на свидание, не такой уж и близкий родственник, теперь вот не хватает каких-то дат рождения. Кстати, дети не видели отца с ноября 2019 года...

Вообще по сравнению с весной, когда процесс только начинался, судья Юферова несколько изменилась. Выдержки у нее стало заметно меньше, все чаще в голосе звучат эмоциональные интонации, не редко представительница Фемиды повышает голос.

*** 

Сегодня продолжается допрос свидетеля Дмитрия Сергеевича Ветрова

Белов: С 2005 года поясните порядок принятия решений в компании «Бест-Строй»? Как развивалась компания? Как вела финансово-хозяйственную деятельность?

Ветров: Вел финансово-хозяйственную деятельность Борис Криводубский, а я занимался строительством.

Белов: Договоры заключали со сторонними компаниями?

Ветров: Да.

Белов: Лично вы?

Ветров: По указанию Криводубского.

Белов: А самостоятельно какие вопросы решали? Кадровые вопросы?

Ветров: Криводубский решал.

Белов: В совещаниях в Дракино вы принимали участие?

Ветров: Да, меня уведомлял о них секретарь Криводубского. Смс приходило.

Белов: Шестун вас приглашал на эти совещания?

Ветров: Нет.

Белов: Кто председательствовал на совещаниях?

Ветров: Криводубский, он их вел.

Белов: Шестун всегда был на совещаниях?

Ветров: Нет.

Белов: Участие Шестуна было активным или опосредованным?

Ветров: Он мог что-то посоветовать тем, кто был на совещании.

Шестун: Я давал какие-то распоряжения по оплате? По закупкам? Материального характера?

Ветров: Мне лично нет.

Белов: Муниципальные контракты с районом вы полностью исполняли?

Ветров: Да. Если поступали замечания, мы исправляли.

Белов: Контракты эти были рентабельны?

Ветров: По-разному.

Белов: Примеры невыгодных контрактов?

Ветров: Моя задача строить, не знаю.

Белов: На качестве работ сказывалась нерентабельность контракта?

Ветров: Нет.

Белов: А кто спонсировал стройку, когда денег по контрактам не хватало?

Ветров: Криводубский.

Белов: То есть Криводубский спонсировал Серпуховский район?

Шестун: Была ли рентабельна пристройка к детскому саду «Колобок», которую вы строили в Большевике?

Ветров: Там было понижение сильное на аукционе.

Примечание: Данная стройка по муниципальному контракту была нерентабельна и была выполнена не просто без прибыли, а частично на деньги Бориса Криводубского.

Белов: Поподробнее про проект в Борисово расскажите, что он собой представлял?

Ветров: Там было исследовано, сколько людей проезжает по мимо данного объекта, рассчитывалось, какими там могут быть торговые центры площади. Это я слышал. 

Белов: Бумага была солидная? Альбом был?

Ветров: Не помню, но было много бумаг, писали, рассчитывали площадь и рентабельность ТЦ.

Белов: Кто был заказчиком эскиза?

Ветров: Криводубский.

Белов: Практическая реализация почему не состоялась, вам известно?

Ветров: Там было 2 проекта...

Белов: О том, что экономический кризис помешал реализации проекта, вам откуда известно?

Ветров: Стройки все встали тогда.

Белов: Проект домиков в Борисово вы делали?

Ветров: Делали. Я делал отопление котельной, площадки выездные бетонировал. Котельную строили мы совместно с компанией «Миг Плюс». Сети ставили мы, подстанцию делало ООО «Калиновское».

Белов: Вы завозили грунт на эти участки (для выравнивания перепада высот в 12 метров)?

Ветров: Да, завозили грунт. Работы все проводили в 2008 году.

Белов: А эти коммуникации обслуживают гипермаркет «Лента»?

Ветров: Нет. Были планы изначально, когда «Ленты» не было в проекте, что котельная будет расширяться, была заложена труба большого диаметра.

Шестун: Прокол под трассой для газовой трубы вы делали?

Ветров: Да, мы. Мы выходили на подрядную организацию и делали прокол. (Это весьма дорогостоящая процедура. Прим. Ред.)

Шестун: Самсонов и Дыев - они вели коммерческую деятельность самостоятельную или зависели от кого-то?

Ветров: Точно не могу сказать. Дыев с какого-то года открыл свое ИП, но не знаю.

Шестун: Они платили аренду Криводубскому?

Ветров: Я лично не знаю их обязательств.

Белов: А большой торговый центр в Борисово по эскизам представлял собой единый ТЦ или совокупность ТЦ?

Ветров: Не помню, но здание было большое и склады рядом.

Белов: Ангар, который вы называете складом, может быть использован как ТЦ?

Ветров: Да, конечно.

Ветров: Здание «Браво центр» мы хотели снести, потому что оно было построено неправильно, потому что хотели по другому проекту. Хотели сделать одно большое здание и много складских помещений.

Прокурор заявляет по противоречиях в показаниях.

Адвокат Белов возражает против читки протоколов, так как Ветров нормально и полно отвечает на вопросы. Госообвинитель вопросов ему не задает, а хочет озвучить протокол из Следственного комитета - именно это и является мотивом читки, а не расхождения в показаниях.

Защита также просит огласить протоколы, но другие страницы. Это страницы, связанные с исполнением контрактов и участием в совещаниях в Парке «Дракино». Прокурор возражает.

Суд удовлетворяет требования обоих сторон.

*** 

После читки протоколов допроса Ветров подтверждает не все свои показания, данные в Следственном комитете.

Прокурор: Шестун имел влияние на Криводубского в управлении организаций?

Ветров: Не могу сказать. Они друзья были давно уже. Я не могу сказать, что Криводубский выполнял поручения Шестуна. 

Белов: Вы говорите, что про муниципальные кредиты узнали на следствии. Как вы объясните, что в протоколе имеется от вашего лица прямая речь о порядке получения муниципальных кредитов?

Ветров: Мне не было ничего известно, на самом деле.

Белов: Мне интересно, как технически попала от вашего лица эта информация в протокол?

Ветров: Я не припомню, чтобы я лично ходил в администрацию за кредитом.

Белов: Следователь перенес, самостоятельно интерпретировав, эту информацию из контракта предоставления муниципального кредита?

Ветров: Наверное, так и делалось. Он показал мне кредит и мою подпись на предоставлении кредита, и я сказал, да, подпись моя. Я не знаю, как технически это делалось. Мне в Следственном комитете показали документы и, видимо, перенесли в протокол.

Белов: Вы сообщали следователю, что Шестун руководит компаниями вместе с Криводубским? Или вы иначе говорили следователю?

Ветров: Я говорил, что Шестун мог контролировать работы.

Белов: Но контролировать и управлять - вещи разные.

Ветров: Не могу сказать. Я повторяю, что Шестун мог интересоваться.

Прокурор: Когда вам следователь показывал документы о муниципальных кредитах, вы давали комментарии следователю о данных документах?

Ветров: Я вспоминал, что это был за контракт. И если там стоял моя подпись, я говорил, да, моя.

Прокурор перебивает Ветрова, потому что ему не нравится его ответ, Белов делает замечание.

Белов: Вы считаете «Ока ФМ», Парк «Дракино», ИП Семёнова были подконтрольными Шестуну? Вы давали такие показания?

Ветров. Не помню.

Судья объявила перерыв до 14.00

***

В перерыве адвокат Олег Белов прокомментировал ситуацию, произошедшую на сегодняшнем заседании: «Беспрецедентное, конечно, действо. Свидетель категорически утверждает, что не давал показаний, которые за ним записаны следователем. Но одновременно над ним давлеет желание не ссориться со следствием. И вот он, лавируя между совестью и страхом, дал нам на словах понять, что ряд обстоятельств за ним записывались неправильно. В частности, о том, что Шестун якобы управлял бизнесом, о том, что он давал указания какие-то специфические обязательные для исполнения. Но потом, под давлением прокурора и судьи, перечеркнул свои правдивые слова, когда его уже в двадцатый раз спросили: «Так каким же показаниям нам верить, тем, что вы дали на следствии и ли сегодня в суде?». Он, то ли для того, чтобы от него отстали или, скорее всего, из-за страха, сказал, что верить тем словам, что давал на следствии. Хай, который поднялся после того как он начал отказываться от показаний, был, по масштабам суда, вселенский. Не часто встречающееся в судах действо...»

***

В здание суда приехала «скорая помощь». Александр Шестун почувствовал себя плохо. Ему был сделан укол обезболивающего. Но надо отметить, что в суд приехала фельдшерская бригада, которая может оказывать лишь первичную медпомощь. Шестуну же, находящемуся 9-й день на голодовке (он похудел с 93,5 до 86,2 кг), страдающий сахарным диабетом и массой сопутствующих хронических заболеваний, нужна была врачебная бригада. Врачи, а не фельдшеры могут оценивать состояние здоровья при таком букете болячек и наложившейся голодовке. Защита вызвала такую бригаду, но судья Юферова не допустила к Шестуну врачей.

***

Начинается допрос свидетеля Евгения Викторовича Дыева (в прошлом продавец-консультант магазина «Браво», ныне — предприниматель).

Прокурор: Вам известно, Шестун осуществлял фактическое руководство ООО «Центр»?

Белов: Возражаю, надо разъяснить, что такое фактическое руководство.

Дыев: В моем понимание, это когда дают указания, что нужно делать. Таких указаний мне Шестун не давал.

Прокурор: Вам известен Парк «Дракино»?

Дыев: Да, в деревне Дракино он.

Прокурор: В связи с чем вы знаете?

Дыев: Я там присутствовал, гулял, отдыхал.

Прокурор: На каких совещаниях вы там присутствовали и кто их проводил?

Дыев: Совещания проходили в Парке «Дракино», года с 2010. Присутствовали там подразделения, подчинявшиеся Криводубскому.

Прокурор: Более конкретно.

Дыев: Парком «Дракино» руководила директор Казакова. Самсонов приходил, докладывал по магазину «Браво». От охранного предприятия «Зубр» приходили.

Прокурор: Шестун присутствовал?

Дыев: Присутствовал, но его я видел там 1-2 раза, не на каждом совещании.

Далее прокурор задет вопросы, связанные с недвижимостью и землей, которые  в разные годы принадлежали Евгению Дыеву и его фирмам. О купле-продаже, оформлении этой недвижимости, о деятельности на постах директоров и учредителей различных фирм.

Шестун: Я говорил на совещаниях, что не могу заниматься предпринимательской деятельностью и могу только лишь советовать?

Дыев: Говорили. Я слышал.

Шестун: В Парке «Дракино» были муниципальные объекты?

Дыев: Да.

Шестун: Вам известно, что школа «Юный техник», гостиница и конный клуб в парке «Дракино» - муниципальные объекты?

Дыев: Школа и гостиница - да, про конный клуб не знал.

Шестун: Вы в курсе, что к ним был подан иск от Росимущества?

Дыев: Я помню, что проходили акции по этому поводу, да.

Шестун: Вы знаете, что Криводубский не входит даже в десятку самых крупных собственников земли в районе? Вы знаете, почему Криводубский покупал более дешевые паи? Известны ли вам факты, что стоимость земельных паев в сотни раз дешевле, чем муниципальная?

Дыев: Я не знаю про отличие категорий земель.

Шестун: А почему Криводубский не оформлял все на себя?

Дыев: Я не спрашивал.

Шестун: А Криводубский ругался на вас?

Дыев: Криводубский никогда не повышал голос. Спокойно говорил. Но убеждение у него большое.

Шестун: А я просил вас стать учредителем или купить какой-то участок?

Дыев: Никогда.

Шестун: В Борисово собирались строить ТЦ или покупали землю для перепродажи?

Дыев: Было совещание, где обсуждалось строительство двух ТЦ и складов. С дорогой, освещением. План геодезический был и план застройки участка.

Белов: Кроме вас, арендаторов было сколько в «Браво-Центр»?

Дыев: Более 15. Площадь большая, больше 2000 кв метров.

Белов:  А другие арендаторы имеют отношение к Криводубскому?

Дыев: Нет.

Шестун: Вы самостоятельно вели коммерческую деятельность?

Дыев: Самостоятельно.

Белов: Среди ваших покупателей бывали муниципальные учреждения?

Дыев: Конечно. Мы выставляли свои коммерческие предложения. Выиграли - значит выиграли, если проиграли — то проиграли. Детские сады обращались к нам, а мы предоставляли рассрочку. У них лето короткое, надо успеть сделать ремонты, и мы давали товар под гарантийные письма.

Белов: У вас дома был обыск? Сколько длился обыск?

Дыев: Часа два.

Белов: Вы поняли, в какой связи у вас обыск?

Дыев: Да, понял, Шестун был уже арестован.

Белов: Сколько раз вас следователи допрашивали?

Дыев: Раз 7 в 2018-м, 4-5 раз в 2019-м и 4 раза в 2020-м.

Белов: Вопросы повторялись?

Дыев: Да.

Белов: А не объяснялось, почему?

Дыев: Нет.

Шестун: Факты участия моего в коммерческой деятельности вам известны?

Дыев: Нет.

Белов: А ваших родственников допрашивали в Следственном комитете?

Дыев: Всех. Папу, маму, сестру, жену.

Белов: А они как-то причастны к деятельности Криводубского?

Дыев: Нет.

Белов: Как вы расценивали такое отношение к ним?

Дыев: Они нервничают.

Прокурор: В вашем окружении было слово холдинг?

Дыев: Да, присутствовало. Но не знаю почему. Как я понял, это все организации Криводубского, они все разноплановые.

Дыев: Указаний на планерках Шестун не давал. Прямого указания, что нужно сделать, он не давал.

Белов: Шестун был главой района или предпринимателем?

Дыев: Думаю, и так, и так.

Шестун: Вам известны факты моей коммерческой деятельности после 2003 года?

Дыев: Нет. Но зачем он приходил в холдинг?

Белов: Источники своих предположений вы можете назвать? Кроме того, что он заходил на совещания? Почему вы сказали, что считаете, что Шестун был предприниматель?

Пока свидетель молчит, прокурор за него отвечает - потому принимал участие в совещаниях.

Дыев: У меня нет такой информации! Я знаю, что Криводбский и Шестун хорошо общались, но вел деятельность Криводубский... конкретно документов, фактов у меня нет.

Юферова: Помимо Шестуна, кто-то присутствовал на совещаниях из администрации и госорганизаций?

Дыев: В основном - коммерческие, но были и сотрудники управления культуры, это было связано с проведением различных мероприятий.

Юферова: Переживал за район Шестун?

Дыев: Конечно, переживал. Можно больше сказать! Я живу в районе и могу оценить разницу. Все не покошено, брошено сейчас. У Шестуна было мнение: если объединить город и район, то будет, как в СССР, все деньги заберут в город, в центр, а на окраинах все будет в разрухе. Так сейчас и есть.

***

На этом допрос закончен. Слушание дела отложено на 6 августа, на 10.30. Судья вновь продолжает ежедневно назначать заседания, не делая перерывов, о которых ее просили Шестун (объявивший из-за этого голодовку) и его защитники, просившие время для подготовки к процессу. 

Новости

Мнения

Записки Шестуна