Наверх

Шестун. Суд. День сорок четвертый. 20.09.2020

Сегодня суд в Подольске проходит в конвойном помещении, Александра Шестуна внесли на стуле.

Мы вновь приветствуем читателей нашего портала в Подольском городском суде, где продолжается рассмотрение дела бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна по существу.

***

Перед началом заседания некий Шишов жалуется секретарю, что ему уже не первый раз звонит неизвестный мужчина и вызывает в суд, а потом отменяет. И он даже не знает его фамилию. Говорит, что звонил следователю Пряхину, тот не в курсе, кто его разыгрывает. По всей видимости, это свидетель.

Однако стоит отметить, что после многочисленных замечаний, сделанных защитой в суде, следователи перестали представляться официально, хотя изначально говорили, что представляют сторону обвинения. Теперь свидетелям просто раздаются звонки от безымянных личностей, вызывающих их в суд.

***

Заседание вновь проходит в конвойном помещении. Шестун из камеры выйти не может из-за плохого самочувствия. Судья Татьяна Юферова говорит: «Посадите на стул и принесите на стуле». Приносят стул с Шестуном.

Начинается с зачитывания медицинской справки: состояние удовлетворительное. 3,8 ммоль/л сахар, давление 105 на 65, температура 36,6. Противопоказаний нет для участия в суде. Вес в справках не указывается уже несколько дней.

Шестун выглядит еле живым, с огромным трудом говорит. По нашим данным, его вес составляет 70,5 кг. Ежедневно по килограмму терять стал, поэтому в справках перестали это отражать.

Юферова вновь напоминает регламент о нарушении порядка заседания. Суд делает замечание и предупреждение еще раз.

Шестун: Все врачи мне сказали, что жить мне осталось не больше 5 дней.

Юферова: Я призываю вас отказаться от голодовки.

Шестун: Я призываю вас исполнить мои законные требования.

Прокурор Сухова считает, что требования - это злоупотребление правами... Она просит удалить Шестуна из зала суда до окончания судебного заседания. У них было вызвано несколько свидетелей, один убыл из-за Александра Вячеславовича.

Шестун: Я не смогу [участвовать], потому что буквально через 2-3 дня я буду в коме. На усмотрение суда.

***

Адвокат Белов: Я связан мнением Шестуна, но в данном случае, из-за невозможности его доставки в суд ежедневно, такие же сложности испытывает защита. На усмотрение суда.

Адвокат Сметанина: Справка из МСЧ-77 об удовлетворительном здоровье, вес там отсутствует уже второй раз! В связи с чем прошу перед рассмотрением ходатайства вызвать врачебную скорую помощь, чтобы объективно измерить показатели и изложить возможность участия Шестуна.

Адвокат Трофимов: Удаление из зала существенно повлияет на права подзащитного, но с учетом его мнения, я оставляю на усмотрение суда.

Шестун: У меня непереносимая боль...

***

Шестун не доверяет скорой, считает, что все то же самое сделают, что и в больнице. Он говорит, что в реальности было ниже давление у него. В выходные измеряют по-настоящему, а в рабочий день - подделывают. Врачи ФСИН полностью подневольные.

Суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения - удалять или не удалять Шестуна.

***

Заседание продолжается.

Юферова: Шестун систематически нарушал порядок рассмотрения, пререкался, оказывал давление посредством голодовки. Неоднократно получал предупреждения о недопустимости такого поведения. Подлежит удалению до окончания прений. Вопрос о возвращении может быть решён по ходатайству.

Юферова удаляет Шестуна до окончания прений сторон. Он может быть возвращен в зал по собственному ходатайству.

Шестун: Голодовку я не прекращаю.

Объявлен перерыв. В перерыве судья сообщила, что пока не будет снята голодовка, ходатайства Шестуна о возвращении рассматривать не будут.

***

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Заседание продолжается. Вызывают свидетеля Ольгу Казакову, бывшего директора парка Дракино. Она рассказывает, что Александр Шестун якобы брал ее на работу, вспоминает свои обязанности в парке Дракино, говорит, что Борис Криводубский предлагал ей повышение. Говорит о разных ООО, но ничего конкретного вспомнить не может, просит разрешения свериться с показаниями, данными в СК, но получает отказ. Как и другие свидетели, она не может так бойко рассказывать, как писались эти показания в Следственном комитете.

Сухова: По своей деятельности о развитии парка кому вы отчитывались?

Казакова: Ежедневно передавалась информация Борису Геннадьевичу [Криводубскому] в электронном виде. Распределением денежных средств занимался он же. Что на зарплату, что на развитие.

Сухова: Шестун имел отношение к деньгам?

Казакова: В текущем режиме Александр Вячеславович не имел отношения. Мне неизвестно. Я отчитывалась Криводубскому.

***

Сухова вновь спрашивает про совещания в Дракино. Какие вопросы обсуждались.

Казакова: Были Самсонов, Криводубский, Кирик, Ветров, Сальников.

Сухова: Шестун был?

Казакова: Да, был.

Сухова: Повестка какова?

Казакова: Парк расширялся, строился, в основном, эти вопросы.

***

Сухова: Перед кем отчитывались и о чем руководители?

Казакова: На территории парка постоянно строилось что-то, развивалось. В основном, на совещаниях обсуждались вопросы Дракино. Совещание начиналось в 9 часов, а я приходила к 10.

Сухова: Роль Шестуна в этих совещаниях? Его указания могли исполняться?

Белов против. Двусмысленный вопрос, содержащий в себе ответ.

Казакова: Я непосредственно от них получала. Криводубский - текучка. Шестун - что-то серьезное, строительство. Мероприятия большие. Очень много мероприятий проводилось. Организация, концепция, многотысячные открытые мероприятия. Вот этим мы очень много занимались. Шестун - глава района, естественно, он обсуждал. Там районные праздники проходили - Масленица... Также проходили мероприятия, подконтольные правительству Московской области. Обсуждались и вопросы безопасности.

Сухова: Как Самсонов, Дыев, Ветров относились к Шестуну и Криводубскому? Как воспринимали?

Белов просит снять вопрос. Свидетель не может знать сведения, содержащиеся в мозгу других людей.

Сухова: Друзья, руководители?

Белов: Наводящий вопрос!

Казакова: Лично как относились? Не могу сказать, не понимаю.

Но Сухова не сдается: в плане иерархии!

Казакова: А, я поняла! Естественно, как руководители! Все было строго! 

Юферова: На этом основан ваш вывод?

***

Сухова: между собой у Шестуна и Криводубского какие отношения?

Казакова: Мое мнение люди, которые ведут совместный бизнес

Удаление Шестуна из процесса дало свои плоды и сказывается на том, что произносят в суде свидетели. Подобные вещи вряд ли Казакова или кто-то другой решились бы говорить глядя в глаза Александру Шестуну. Паузу в допросах свидетелей, похоже, брали не зря, Следственный комитет поработал...

Тем не менее все, что звучит из уст Казаковой, это ее оценочное мнение. Она говорит, например, что отчёт сдавался бухгалтеру и Криводубскому. Ни одного факта того, что Шестун имел к этому отношение, она привести не может.

***

Сметанина: Какое значение Парк Дракино имел для Серпуховского района?

Казакова: Для Шестуна очень большое значение...

Юферова: Как вы за Шестуна можете говорить? Вы как житель района бывший можете сказать?

Казакова: Я считаю, что это было место Серпуховского района, где можно было с семьей приезжать, гулять. Отмечать праздники. Большое количество гостей мы могли принимать. Как событийные мероприятия - большое значение.

Сметанина: Конкуренты есть у Дракино?

Казакова: Много конкурентов, но чтобы в таком объеме проводили они открытые мероприятия, где люди не платят за вход, и участвую в этих мероприятиях - такого не было.

***

Сметанина: Вы сказали о муниципальных мероприятиях. Как часто они проводились? И какие?

Казакова: Дары осени, Последний звонок, Выпускной для старшеклассников, Масленица.

Сметанина: Вход был свободный?

Казакова: Масленица - свозили автобусами жителей района. И там же и город мог приехать, территория-то открытая. Мероприятия делали. 

Белов: А эти события были частной инициативой или это были муниципальные действа?

Казакова: Ну, это бывало, если администрация проводила у нас свое мероприятие. Но она проводила и в «Царьграде», и в «Воздвиженском» Дни предпринимателей.

Белов: Какие муниципальные объекты существовали на территории парка Дракино?

Казакова: Гостиничный корпус "Икар", ой, еще сейчас не помню. Административный корпус, по-моему еще.

Похоже специалисту гостиничного бизнеса Казаковой отшибло память в СК! Руководила-руководила несколько лет, про вопросы помнит, какие обсуждались на планерках, а муниципальные объекты на территории парка наглухо забыла. Помимо гостиницы в Парке Дракино находилась еще детско-юношеская спортивная школа

***

Белов: Как часто кредитовались компании парка Дракино и для каких целей?

Казакова: На строительство.

Белов: Вам известно о внесении собственных средств Криводубским или Шестуном?

Казакова: Шестуном нет. А Криводубским - да.

Сметанина: В ходе допросов в СК позицию свою вы меняли?

Казакова: Мне задавали вопросы, я отвечала.

Стоит отметить, что позиция свидетеля Казаковой менялась от допроса к допросу, приобретая противоречивые формы. 

Изначально Казакова утверждала, что подчинялась только Криводубскому, он давал распоряжения и принимал отчеты. Про субботние совещания свидетель утверждала, что только видела там Шестуна. Впоследствии, после нескольких дней изматывающих допросов, со слов Казаковой, Шестун становится уже ее руководителем и собственником парка Дракино. Однако пояснить такие перемены в показаниях свидетель Казакова в суде не захотела, также как и причину своего увольнения из парка, не дав конкретных ответов на соответствующий вопросы адвоката Сметаниной. Впрочем, известно, что в рамках внутренней проверки, проводившейся в парке, были выявлены хищения на 14 млн. ₽, после этого вместо Казаковой директором был назначен новый управленец.

***

Белов: Кто вас сегодня вызвал в суд?

Казакова: Писарев, следователь. 

Белов: А повестку дал, обещал дать?

Казакова: Нет.

Трофимов: Шестун мог вам давать юридические указания?

Казакова: Не понимаю, не могу ответить.

***

Сухова: По поводу проверок. Была ли практика, что приезжали органы проверки, а вы звонили Шестуну или Криводубскому?

Казакова: Я звонила Борису Геннадьевичу, ставила его в известность. Все вопросы решали юристы и Борис Геннадьевич.

Сметанина: Изменился ли Серпуховский район с 2003 по 2018 год?

Казакова: Не могу ответить.

Похоже, свидетелю запретили говорить о любых положительных вещах в отношении Шестуна и района. При этом бывшая жительница Серпуховского района Ольга Казакова все же не смогла отрицать, что при Шестуне в ее деревне была заасфальтирована дорога и сделано уличное освещение.

***

Юферова: Как ставил задачи вам Шестуном?

Казакова: Ну, в рамках совещания. Нужно проводить мероприятие. 

Юферова: Это например или так и было? 

Казакова: Да, так и было.

***

Белов: Вам известно о незаконной деятельности Шестуна и Криводубского?

Казакова: Нет, вот только с федеральных каналов.

Белов: Свои полномочия главы района в отношениях с парком Дракино Шестун при вас использовал?

Казакова: Нет.

Юферова: Не известно или не использовал?

Казакова: Не известно и не использовал.

На этом допрос свидетеля Казаковой окончен.

***

Начинается допрос свидетеля Шишова. Он предприниматель, в прошлом занимался проведением оптико-волоконных кабелей. Ранее договор с ним заключил Криводубский, фирма Шишова не исполнила свои обязательства. Криводубский выкупил эту компанию, а затем продал одному из интернет-провайдеров. 

Свидетель рассказывает о том, как познакомился с Шестуном. По одной его версии их познакомил Попов (экс-глава Липицкого поселения), по второй — они познакомились в рамках предвыборной кампании в городе Пущино.

Шишов: Я могу путаться, когда десятки км кабеля лежат, мы еще обслуживали деревни Липицы, Большое Грызлово, столько информации, обрывы, строители обрывают кабели, воришки воруют медь, жизнь как пожар, что-то начинаешь, звонок, мне трудно через 15 лет вспомнит. Мне 63 года.

Свидетель Шишов рассказывает про свой бизнес, часто путает (но поправляется), называя фамилии Криводубского и Шестуна. Очевидно, что свидетель Шишов несколько негативно настроен к Криводубскому, при этом положительно отзывается о Шестуне.

Белов: Что при Шестуне произошло с районом? 

Шишов: Это возрождение!  У нас из экспериментальных школ (наукограда Пущино) водят детей в районные школы. Я это связываю с Шестуном. Потому что он пришел, смог привлечь инвесторов, вошел во все проекты областные, в отличие от городской администрации. Нашел деньги, строил ДК в Большом Грызлово лучше в разы, чем Дом ученых в Пущино, хотя Пущино - наукоград и там 20 тысяч населения.

Белов: А самого Шестуна как можете охарактеризовать?

Шишов: Моя позиция - отличный администратор. Я таких видел не часто. Единицы таких! Только с положительной стороны! Только немножечко комплексы есть, он любил показать себя! Шестун давал всем высказаться на всех собраниях, а если кто-то молчит, скажет в конце: «Пожалуйста, скажите ваше мнение». Не то что у нас в Пущино: «Заткнись и слушай, что говорят». Руководителей такого уровня я не встречал. Он прекрасный был глава района. И до сих пор порядка в любой деревне больше, чем у нас в Пущино.

Сметанина: А что изменилось с 2018 года в районе?

Шишов: С момента его задержания я в своих проблемах.

Далее речь заходит о взаимоотношениях с Поповом, проведением оптического волокна в заокскую часть Серпуховского района. А также о допросах в Следственном комитете. По словам Шишова их было пять и длились они примерно по 6-8 часов. Внезапно свидетель заявляет о том, что силовики нашли его бывшую жену и «начали пытать», а потом приехали к нему домой. 

Сметанина: Кто вас пригласил сегодня в суд?

Шишов: Было несколько звонков. У меня были аварийные работы. Я нашел несколько смс, позвонил следователю. Потом мне позвонили, много планов у меня, я изменил. Потом позвонили, извините, заседание переносится. Потом еще. А тут какой-то человек звонит и говорит. Он представился, что я из суда.

Белов: А какое непонимание было в СК?

Шишов: Пытались давить, может быть. Я приехал, ждал на улице. Потом еще чего-то. Довели меня... Не то что довели. Я должен был доехать еще и еще. Трамвай - поехали. Еще то-то и то-то, спрашивали откуда знаете Шестуна? Где служил? 

Белов: Каким образом давление на вас оказывали?

Шишов: Они сразу начали, что если вы не начнете рассказывать... Один раз, два раза... Я сразу сказал, чего вы пугаете?.. Я хорошо знаю закон. Какая-то дикая история про наручники и приставов (но не в рамках дела)

Юферова: Я сильно извиняюсь, это очень интересно, но у нас есть рамки уголовного дела. 

Прокурор Сухова просит озвучить часть показаний свидетеля Шишова, адвокаты выступают против.

Начинают зачитывать показания. В отличие от той рваной речи, которая сегодня звучала в суде, показания на бумаге очень подробные, стройные, абсолютно не похожи на речь свидетеля. Все разложено по полочкам, но при этом роль Шестуна в показаниях апосредованная.

В показаниях вновь идет речь о выборах в Пущино, о продаже Шишовым своей фирмы...

Очевидно, что ближе к семи часам вечера адвокаты и прокурор устали. Они начинают повышать друг на друга голос за каждое замечание в адрес свидетеля. Сам же свидетель говорит довольно непонятные и пространные вещи про фирму «ИТВ», про кабели, телевидение. Вероятнее всего, стороны защиты и обвинения, а, скорее всего и судья, утеряли суть произносимых слов.

Белов: Вы были свидетелем, чтобы Шестун свой адмресурс использовал для решения ваших проблем?

Шишов: Не могу сказать. Использовал.

Белов: В чьих интересах он действовал? 

Шишов: В моих. И в интересах жителей. В интересах всех. Может, и своих.

Белов: Шестун был жителем района?

Шишов: Да, по-моему.

Белов: Проложенный вами кабель его затрагивал как жителя района?

Шишов: Возможно.

Белов: Он пользовался услугами оптоволокна?

Шишов: Так мы не доделали, просили передохнуть. А потом пришуровали фсбшники...

Юферова: Останавливаемся, свидетель! Есть вопросы к свидетелю? 

Вопросов у адвокатов и прокурора нет. В половине восьмого судья объявляет перерыв до 23 сентября 10.30 

Новости

Мнения

Записки Шестуна