Наверх

Шестун. Суд. День шестьдесят третий. 3.11.2020

После ДТП экс-главе Серпуховского района МРТ так и не было сделано. Мало того его избили сегодня перед поездкой в Подольск..

После пятничного ДТП с участием автозака, в котором находился экс-глава Серпуховского района, судебное заседание 2 ноября было перенесено на 3 ноября. Сегодня оно началось не в 10.30, а ближе к часу дня. Шестуна привезли в Подольск (несмотря на постановление губернатора Московской области, ограничивающее появление лиц с хроническими заболеваниями в общественных местах в связи с пандемией коронавируса).

Шестуна привезли в суд в сопровождении Александра Казакова - врача-реаниматолога ФКУ МСЧ-77 ФСИН. Однако, как считает подсудимый и защитники, это вовсе не проявление заботы о бывшем главе Серпуховского района. Тюремный врач приставлен к нему, чтобы Шестун не вызвал скорую, и гражданские врачи не зафиксировали травмы после ДТП.

Судья зачитывает рапорт конвойных о том, как произошло ДТП у дома №38 по Варшавскому шоссе в Москве.

Сам Шестун сообщил о состоянии своего здоровья после аварии. Он рассказал, что консультацию терапевта и хирурга вчера провели, сделали рентген шейного отдела позвоночника и взяли анализы крови, но ни один профильный специалист его так и не осмотрел, МРТ сделано не было. 

«Меня не осмотрел невропатолог. У меня была травма головы с субарахноидальным кровоизлиянием. Рентгеном и анализом крови не показывается кровоизлияние в мозг. Мне нужно МРТ и невропатолог. Таким образом, мне ничего не было сделано. Что может терапевт? Скорую мне конвой не предлагал. Меня рвало не один раз. Даже когда суд раньше отпускает, то меня не конвоируют с другими заключенными, и я жду автозак по много часов.», - заявил Шестун в суде.

Шестун: Ко всему прочему конвойные заезжают в кафе «Макдональдс», на заправку. А это запрещено - любые остановки.

Судья Татьяна Юферова: Не надо про это говорить, доказательств не представлено.

Шестун: Пожалуйста, есть график вывоза. 

Шестун: Как минимум меня надо освидетельствовать. У меня тошнота, головная боль, мне плохо. Осмотр мне проведен не был. Врачу Казакову я не доверяю, так как он входит в систему ФСИН. После ДТП я хотел вызвать скорую помощь, но был заперт в автозаке, и мне даже не предложили и не спросили о самочувствии, о том. Нужна ли помощь медиков.

Юферова: Карта здоровья у нас имеется, продолжаем.

Адвокат Людмила Сметанина: Ходатайствую о проведении Александру Вячеславовичу МРТ-исследования головы и шеи в связи с ДТП. И уже с учетом результата рассматривать дело. Обязательно также обследование неврологом, невропатологом. До проведения этих обследований прошу отложить заседание.

Шестун: Если бы у меня был перелом основания черепа или бедра, то было бы видно на рентгеновском снимке, а так нет.

Юферова: У вас есть медицинские познания?

Шестун: Да, есть, у меня же были травмы.

Прокуратура выступает против.

Прокурор Третьяков: Доводы подсудимого (кровоизлияние в мозг возможное) опровергается справками (рентгеном).

Судья отказывает. 

Адвокат Сметанина заявляет возражение против действий судьи. «Невозможно без обследования травм Шестуна продолжать заседание», говорит она.

Адвокат Олег Белов просит предоставить время для консультации с Александром Шестуном, не менее 30 минут.

Судья дает 15 минут.

***

Шестун ходатайствует о вызове врачебной скорой помощи на наличие физических повреждений. У него разбита губа после применения силы сегодня конвоем. Травмы на руках, на шее. Ему трудно говорить. Просит зафиксировать побои прошу при применении силы. «Я не хотел ехать без оказания медпомощи и проведения консультации у невропатолога и МРТ», - говорит он.

Белов: Телесные подтверждения требуют фиксации, которую не может сделать тюремный врач. Плюс не сняты симптомы его хронического заболевания, а также после ДТП. Для этих же целей нужна скорая, поскольку врачам ФСИН Александр Вячеславович не доверяет.

Сметанина: Поддерживаю коллегу. Те повреждения, на которые ссылается Александр Вячеславович, видны невооруженным взглядом. Прошу обеспечить осмотр врачом-специалистом.

Прокуратура выступает против.

Судья Юферова отказывает в вызове скорой избитому утром конвоем и травмированному в ДТП Шестуну. Дает 10 минут на то, чтобы тюремный врач его осмотрел.

Врач говорит, что у него есть справка, и суд постановил - тем более! 

10 минут перерыв. 

Шестун кричит, что его не осматривали врачи.

***

Юферова: От медицинского осмотра тюремным врачом Шестун отказывается. Предлагают продолжать допрос. Но есть ходатайства.

Шестун: Прошу предоставить телефонные звонки. Прошу устно, так как приговор будет через полторы недели, письменно не успею.

Юферова: Прошу не прогнозировать!

Шестун: Заявляю возражения с занесением протокол, что мне отказали в ходатайстве в телефонном звонке матери. И еще ходатайствую о телефонных звонках детям и жене.

Адвокат Сметанина повторно заявляет о вызове скорой. По тем же основаниям.

Белов: Справка доктора Казакова не содержит информации об освидетельствовании Александра Шестуна. А при применении физической силы требуется фиксация повреждения специалистами, не связанными со ФСИН.

Судья отказывает. 

***

Далее следует ходатайство о приобщении заключения из МОНИКИ о наличии диагноза буллеза легких у Шестуна в связи с пандемией и с тем что данное заболевание входит в перечень хронических опасных при заболевании при коронавирусом.

Адвокаты просят отложить заседание, чтобы выполнить постановление по Московской области об изоляции.

Прокурор просит удовлетворить частично, только приобщить справку, но не откладывать заседание.

Шестун заявляет ходатайство об отводе судьи. Он просил ходатайство о телефонных звонках, однако ему было отказано. «Считаю это психологическим давлением», - заявил экс-глава Серпуховского района.

Речь у Шестуна заторможенная. Он бледный , на губе кровоподтек

Судья отказалась отводить себя и объявила перерыв до 15.15.

***

Сметанина заявляет повторно ходатайство о проведении МРТ. Зачитывает заключение специалиста Каверина о том, что в случаях травмы головы необходимое исследование МРТ.

Вот цитата из медзаключения: «...Повреждения могут быть скрытыми, проявляться спустя несколько часов или даже дней. Только исследования в виде МPТ могут диагностировать внутренние повреждения...».

Дочитав, Сметанина добавляет, что состояние Шестуна ухудшается, так что надо провести МРТ-обследование.

Прокурор заявляет, что не видит оснований для проведения исследования.

Шестун: Мне конвойные не вызвали скорую, потому что сказали им запрещено открывать дверь автозака при таких случаях. А рентген не показывает ничего, кроме переломов.

Судья  повторно отказывает в проведении МРТ, даже при наличии заключения специалиста о необходимости данного обследования. 

Продолжается допрос. 

Белов: 22-23 марта 2018 марта вы встречались с Гришиной у себя в кабинете?

Шестун: Это было перед арестом. Не помню. Мне надо перенести вопросы на следующее заседание, я не могу уже...

Белов: Какие проверки федеральных или областных контролирующих организаций проводились с 2003 по 2018 года?

Шестун: КРУ областная в 2003 году проводила полную ревизию муниципального имущества, ЖКХ. Потом еще президент выделил 4 млн руб на строительство часовни по инициативе ветерана войны. Вот туда приезжало КРУ администрации президента. А оказалось, что крест не входит в строительство часовни и парковка. Поэтому было много проверок...

Юферова: Остановимся.

Белов: Я шел от общего к частному. Что касается земли.

Шестун: Проводились проверки прокуратуры, СК, 20 доследственных проверок. Касаемо сделки по земле в деревне Борисово, по четырем участкам. И каждый раз итоги проверок были, что сделка законна и обоснованна.

Белов: Какие оперативно-розыскные мероприятия проводились в ходе доследственной проверки в отношении сотрудников администрации?

Шестун: Пояснения со всех получались, все давали. И я давал. Пояснения коррелируют с теми показаниями, что я давал здесь в суде. Все законно и обоснованно. Звонков Соколов мне не делал...

Белов: Обстоятельства обыска у вас дома расскажите.

Шестун: У меня было в тот момент очень высокое давление, мне не давали передвигаться. Несмотря на протесты скорой помощи, меня этапировали. Обыск не был санкционирован судом. У них было разрешение суда, но они его не использовали, пошли по какому-то своему постановлению. Не пускали адвокатов. 60 человек ворвалось в дом. Я находился в спортзале в 6 утра. Юля говорит, они влетели через окна.

Белов: Вам постановление давали ознакомиться?

Шестун: Нет.

Белов: Физсилу и спецсредства применяли?

Шестун: Да. Меня повалили, ногами били, хотя я не оказывал сопротивления. 

Белов: Кто руководил обыском?

Шестун: Мне удостоверение не показывали. Был спецназ ФСБ с автоматами. Составлял протокол обыска Писарев. Я указывал следователю, что спецсредства применены без основания ко мне. Протокол обыска не давали мне прочитать. В доме было 50-60 человек. Все ходили по дому, часть в гражданской одежде, часть в спецодежде непонятного образца. С автоматами они ходили по дому. Понятые принимали участие в обыске. Они все не из Серпухова понятые, всех привезли. Адвокат стоял под дверью моего дома. Весь район моментально узнал, что произошло. Адвокаты приехали. Почему их пускали, мне не сказали.

Белов: Когда у вас был обыск, вам сообщили о факте возбуждения уголовного дела?

Шестун: Да, Писарев сказал, что через 2 дня меня арестуют.

Белов: Следователь разъяснил вам право на защиту?

Шестун: Нет.

Белов: Когда вы смогли получить консультацию адвоката?

Шестун: Когда приехали в СК в Москву, подразделение генерала Алышева по особо важным делам.

Белов: Изымались в ходе обыска документы, вещи?

Шестун: Да. Я сидел отдельно, когда обыск проходил.

Белов: Что известно про обыск 9 января?

Шестун: Только со слов жены, что опять в окна ворвались. Тренажеры изъяли, которые к делу не имеют отношения. Дети получили психологическую травму. С юридической стороны я не могу сказать, я не был там.

Белов: Ваше отношение к обвинению?

Шестун: Взятка, я объяснял, что никакой взятки не было, нет ни одного доказательства хоть малейшего. У Гришиной был мотив оговорить меня. Очень много людей было арестовано и получили реальные сроки. Но Гришина вышла благодаря оговору меня, а после получила условный срок. Она дала против меня показания и вышла на свободу. Никогда ни с кого в жизни я не брал взятки, это подтвердит любой сотрудник администрации. Около 1000 допросов и сотни обысков было проведено, многим сроки дали, но никто такого не сказал...

Судья Юферова не дает договорить.

Белов: Ваше отношение к тому, что вас называют мошенником?

Шестун: Постановление о земле в деревне Борисово законно и обосновано, есть решение арбитражного и федерального суда, которые это признали. Все дело в обращении Шестуна к Путину, где опубликованы угрозы Шестуну в Администрации президента. 

Я сделал абсолютно полезную вещь: предприниматели получили участки, построили торговые центры. «Лента». «Браво» могли потерпеть два месяца с оформлением земли, но они построили, домики сторожа - это капстроения. Все действия Криводубского - абсолютно законны. Ни одной сделки с ним нет незаконной. Сколько было проверок доследственных, все фирмы проверили, все законно! И сейчас, я считаю, наносится огромный ущерб России. Не только на моем деле. Но мой пример показательный, после таких случаев люди перестанут инвестировать в Россию и будут уводить капитал. Я не вижу ничего плохого, что помогал в рамках закона, чтобы они не уводили деньги на запад, а инвестировали в район. Я гордился тем, что фирмы работают у нас в районе! Делал так, чтобы налоги, рабочие места были, чтобы территория была красивой.

Белов: 289 статья. В двух слова отношение?

Шестун: Серпуховский район сделал огромный инвестиционный шаг вперед, все построил с нуля, все возможные льготы я предоставлял всем предпринимателям! Всем были равные условия, все покупали по 10-кратной льготной цене в рамках закона. Любого промышленника пригласите сюда, и он ответит, что всем давались законные льготы. Мне награды надо давать, а не сроки!

Объявляется перерыв на 10 минут.

***

Адвокаты вновь возвращаются к теме здоровья Шестуна, задавая ему вопрос на эту тему.

Шестун рассказывает о заболеваниях, которые были в юности, о проблемах, которые появились в более зрелом возрасте, в том числе о проблемах со здоровьем, которые могут привести к инсульту.

Сметанина: Во время содержания под стражей как развивались ваши хронические заболевания?

Шестун: Разумеется, в бетонной коробке я лишен многого, что должен получать человек, в том числе занятий спортом. Я всегда тренировал мышцы спины, чтобы не рассыпался позвоночник от остеохондроза, меня консультировал доктор Бубновский. Естественно, сейчас я не могу этого сделать, никакой кинезиотерапии. Я никогда так плохо себя не чувствовал, сейчас самая тяжелая пора. Пища тоже недостаточно полезная, в том числе при диабете. Все те продукты, которые вредно употреблять. В обычных тюрьмах есть чуть больше для диабетиков. Я не могу брать питание, которое мне положено.

Но самое страшное - это, конечно, психологическое состояние, невозможность видеть детей. Это влияет на весь организм. Конечно, мое здоровье ухудшилось значительно. И зрение ухудшилось. Офтальмолог мне раньше советовал смотреть вдаль почаще, а где я возьму даль, если везде решетки? У меня спецкамера, там 4 решетки, муха не пролетит. Зрение портится.

Сметанина: Вопрос про протестные голодовки. До содержания под стражей... 

Юферова: Снимается вопрос.

Сметанина: Расскажите о воспитании ваших детей. 

Шестун: Здесь выступали двое моих детей, Александр и Мария. У Александра другая мама, но я всегда старался, чтобы он ни в чем не нуждался и чувствовал себя частью семьи. Я очень серьезно с первых дней относился к отцовству.... 

Все дети занимаются спортом, у нас семья спортивная, сам я много занимался, я фанат. Я никогда не провожу досуг без своих детей и отпуска. Все отпуска - только со своими детьми. Я и Юля всю свою жизнь посвятили детям. Каждый вечер я укладывал детей спать, утром будил, потом сам лично отвозил в детский сад и школу. Лично я. Потом приезжал на работу. Я мог поручить это водителю, но не хотел. Все программы развивающие детские, которые существуют, я проходил. Они были ограничены по гаджетам, по смартфонам, у нас с Юлей общая позиция была, что ребенок не должен больше часа проводить у компьютера. Мы очень много ходили пешком, за грибами, на лыжах, гуляли. Я практиковал с детьми прогулки по 10 километров. В море со мной плавали по много километров. Делал все, чтобы ребенок был развит интеллектуально, чтобы не был высокомерным. Старшие дети работали, в том числе официантами, разные были работы. Если вы спросите характеристику на моих детей, на любого, кроме младшего, потому что я мало занимался его воспитанием, все скажут об их скромности, работоспособности, доброжелательности. Они скромные, образованные. 

На часах 18.50, но слушания продолжаются. Шестуна допрашивали несколько часов подряд так и не проведя надлежащих обследований на последствия травм от ДТП, в особенности в связи с подозрением на сотрясение мозга.

Судья предлагает наконец  прервать допрос до 5 ноября. Следующее заседание начнется с вопросов стороны обвинения.

Новости

Мнения

Записки Шестуна