Наверх

Шестун. Суд. День шестьдесят четвертый. 5.11.2020

Адвокатам не дали возможность приобщить документы, подтверждающие алиби экс-главы Серпуховского района.

Сегодняшнее судебное заседание по делу экс-главы Серпуховского района вновь началось с часовым опозданием. Александра Шестуна привезли в Подольский городской суд опять в сопровождении врача.

Первое, что было зачитано на заседании - справка о применении к Шестуну физической силы (за подписью Виктора Пастушенко, начальника СИЗО-1 «Матросская тишина»).

Адвокат Людмила Сметанина ходатайствует о возможности ознакомиться с протоколами заседаний с 25 октября до 3 ноября, в связи с отсутствиями оных в канцелярии, а также о приобщении доказательств. Речь идет о документах, свидетельствующих о том, что в дни якобы дачи взяток, которые называла Татьяна Гришина, Александр Шестун находился у стоматолога в Домодедово. Это выписки из медкарт, с подписями врачей, договоры об оказании медуслуг, с печатями и подписями.

Прокуратура выступает против, заявляя, что все эти документы не заверены. 

Прокурор Третьяков: У нас допрос подсудимого, не понимаю, почему сейчас эта стадия, поэтому предлагаю отказать.

Судья Татьяна Юферова отказывает: «Невозможно оценить документы и достоверность дат», - говорит она.

Таким образом, судья отказала в приобщении документов, обеспечивающих алиби Шестуна на дни дачи предполагаемых взяток Гришиной.

Адвокат Сметанина ходатайствует об истребовании судом из клиники «Домодент» выписок из медкарты Шестуна, заверенных надлежащим образом, как хочет судья.

Сторона обвинения возражает.

Сметанина дополняет, что у защитников не было возможности запросить сведения ранее, поскольку конкретные даты, где находился подзащитный, они узнали недавно, в процессе суда.

Адвокат Олег Белов дополняет, что защита не может сама получить данные сведения, поскольку сведения относятся к медицинской тайне Шестуна, адвокатский запрос будет оставлен без рассмотрения. Соответственно, может только суд истребовать.

Судья Юферова отказывает. 

Сметанина снова ходатайствует об исследовании доказательств - материалы дела...

Прокурор Сухова перебивает адвоката со своими возражениями. Мол, обвинение хочет свои вопросы задать Шестуну сначала.

Судья Юферова принимает сторону обвинения.

Адвокат Белов ходатайствует об истребовании доказательств. Поскольку фабула обвинения говорит о том, что Шестун в рабочее время в своем кабинете лично получал от Гришиной взятки, а из показаний Шестуна следует, что в ряде дат он был в правительстве Московской области, у стоматолога в Домодедово, принимал участие в семинаре в Университете Сбербанка, то Белов просит суд истребовать сведения о том, какие мероприятия происходили с участием Шестуна, факт направления ему официальных приглашений. В главке МВД истребовать сведения о перемещении автомобиля Шестуна «Mercedes» в указанные даты.

Шестун: Поддерживаю, но по моему автомобилю вряд ли они смогут дать информацию. Я был под госзащитой, информация о моем автомобиле и перемещениях закрыта.

Прокуратура против.

Судья удовлетворила ходатайство частично, лишь по некоторым датам. За весь период — отклонила.

Сметанина ходатайствует о предоставлении времени для консультации - 30 минут.

Судья Юферова объявила перерыв до 12.30.

***

После перерыва продолжается допрос подсудимого.

Прокурор Сухова: Вы говорили про Самсонова, Дыева, Черкасову. Как познакомились?

Шестун: Черкасову знаю давно, более 20 лет. Точно сказать не могу. Она была бухгалтером. 

Сухова: Кто пригласил ее к Криводубскому?

Шестун: Криводубский это делал без меня, не согласовывал. Когда я увидел ее у него, то обрадовался, потому что она очень компетентный человек. В свое время я импортировал товары, у меня с моим бизнес-партнером был спор. Даже полиция занималась. Черкасова все разложила по полочкам, где какие средства, кто где брал. Было видно, что она очень компетентна. Другого общения у меня с ней не было. Только знакомая.

Сухова: Дыев - кто это?

Шестун: Дыев и Самсонов пришли в одно и то же время в магазин «Браво». Я его приобрел, там занимался. В 1998 году привел их Попов.

Дыев и Самсонов сразу стали расти, было видно, что по уровню они выше других. Далее они занимались коммерческой деятельностью самостоятельно. Когда я избирался в 2003 году главой, то переоформил магазин на свою мать, но я Криводубскому советовал, просто сдавать площади в аренду.

Сухова: Правовая форма магазина какая была? Как переоформлялся бизнес?

Шестун: Это было в собственности как площадь магазина «Браво» у физлица. Я ей площадь отдал.

Сухова: Какая организация занималась продажей стройматериалов?

Шестун: Там было несколько ЧП .Из материалов дела это я читал. Я читал в материалах, что там много арендаторов.

Сухова: Криводубский управленческие функции после того, как вы подарили площади маме, осуществлял?

Шестун: Там два магазина было.

Сухов: Вы 2 магазина передали маме?

Шестун: Один.

Сухова: Семенова как отдала в аренду?

Шестун: Я не знаю, я дальше не интересовался.

Сухова: А по второму магазину?

Шестун: Тоже только из материалов дела знаю, что там много арендаторов тоже.

Сухова: АНО «Надежда» - чья идея была о создании?

Шестун: Гришина его сделала без меня, сообщив об этом только года через два. Когда она сказала, что оформила АНО и на своих знакомых зарегистрировала, то пояснила - чтобы собирать 2% налога на прибыль. У Громова был список компаний, которым он разрешал 2% не платить, а направлять на развитие спорта. То есть 2% от налога на прибыль забирали вместо налоговой инспекции. Такое было постановление Громова. И Гришина под это сделала АНО «Надежда». Гришина вращалась в спортивных кругах. Но когда она сделала АНО, то не смогла войти в постановление Громова, и тогда сказала мне. И я пошел к Громову. Он включил АНО в список, но ненадолго, вскоре пришел Воробьев, и спорт перестали так финансировать.

Сухова: А как это аккумулировалось?

Шестун: Я не знаю, как это попадало на счета.

Сухова: «Ока-информ», «Ока-инфо» изначально чья газета?

Шестун: Насколько я помню, там были учредители «Метрополитан-медиа» (фирма Залесова П.Н.).

Сухова: «Ока-информ» - официальный источник, где торги?

Шестун: Да.

Сухова: А «Ока-инфо»?

Шестун: Я ж говорю, не помню уже. До меня глава района печатал все в городской газете, и у него не было своего официального источника информации. Это не приносило прибыли, никто в этом не хотел участвовать.

Сухова: Касаемо земельных участков. По состоянию на 2008 год что такое капитальное строение?

Шестун: Которое имеет фундамент.

Сухова: Правила выкупа земли какие были на то время? Какие требования?

Шестун: Договор аренды, зарегистрированное капстроение. Вроде, все.

Сухова: После протестов прокуратуры почему вы не отменили постановления?

Шестун: Мне с пеной у рта доказывали, что все законно. Та же Шейко и другие. Во-вторых, у меня был конфликт с прокуратурой, я был заявителем по «игорному делу» с участием прокуроров, был под госзащитой. Они вредили. Вполне возможно, что у меня сыграл протест некий в чувствах на фоне борьбы с ними. Я поднимал такой вопрос на совещании, мол давайте отменим поставление. Соколова, кстати, там не было, в отличие от того, что говорит Филатова. Я спросил: «Что нам мешает отменить это постановление? Отменили бы, позже бы заключили - нет проблем». Мне юристы доказывали, что есть арбитражная практика в пользу администрации. Отмена постановления не повлекла бы никаких финансовых трат для Криводубского. Просто на два месяца позже бы зарегистрировали свое право.

Сухова: Домики сторожа являются капитальными?

Шестун: Конечно. Они выглядят маленькими, но они капитальные. Всякие городские СМИ критиковали каждый мой шаг, но ни один человек мне не сказал, что это хоть на миллиметр незаконно. Филатова сейчас утверждает, что говорила о незаконности, но она не говорила! Это постановление бы тогда не было подписано. Или было бы отменено. Если бы были хоть какие-то сомнения.

Сухова: С какого периода Гришина была депутатом?

Шестун: Последние годы, с 2013 по 2018. До этого работала в администрации.

Сухова: Криводубский с какие годы возглавлял сельское поселение и был депутатом?

Шестун: Я не помню.

Изначально Россия ратифицировала Европейскую хартию, мы переправили все свои сельские поселения, сделали городские, как требовал того закон на основе Европейской хартии местного самоуправления. Я не помню, когда, но вот тогда было образовано Калиновского поселение, его раньше не было. Вот он тогда и стал. Один срок, не помню, полностью ли. Депутатом, мне кажется, он стал после. Он был депутатом вместе с Гришиной. с 2013 года, мне кажется.

Сухова: Процедура назначения сити-менеджера какая?

Шестун: Было правительство Московской области и глава района. 50 на 50 они составляли комиссию, которая избирала сити-менеджера. 50% - это депутаты района, 50% - представители губернатора. Это создавало спорный момент. Лаврентьева утвердила Фудашкина Ирина из ГУТП. 

Потом пошел конфликт, мы не могли назначить никого больше после Лаврентьева. На меня «наехал» губернатор - пиши заявление об отставке, и мы поставим подольского сити-менеджера. Пришел Жариков в город. И область сказала, мы согласуем сити-менеджера, только если это будет подольский. И никто не мог ни снять и.о., ни назначить сити-менеджера. Мы никак не могли даже через суд назначить. Патовая ситуация.

Сухова: Кто был после Лаврентьева?

Шестун: Не помню.

Сухова: А кто назначил?

Шестун: На совете администрации решали, кто будет вместо него. Приказа не было, там был как временно исполняющий обязанности. Я не помню, как это оформлялось. Если человек уволился, то кто-то обязан исполнять обязанности. Но назначить нового не могли. И никто не хотел быть и.о., чтобы не входить в этот конфликт с областью. Уговаривали.

Третьяков: Вы сказали: «Как глава я подписывал все распоряжения, постановление у меня было такое правило». А почему вы не наделяли замов таким правом?

Белов: Конкретно, о чем вопрос? Александр Вячеславович, не отвечайте.

Третьяков: Вы не наделяли правом замов подписывать распоряжения? Например, в плане подписания земельных участков?

Шестун: Я считал, что это уход от уголовной ответственности - делегировать это право заместителям. Глава может дать такое право заму, но я считал, что прятаться за чужими спинами нехорошо, и подписывал сам все постановления.

Третьяков: Были ли случаи, что Соколов, исполняя ваши обязанности, подписывал постановления и распоряжения о выделении земли?

Шестун: Конечно, тысячи. И он, и другие могли подписать. В этом я ничего не вижу.

Объявлен перерыв на обед до 14.00.

***

Заседание после перерыва начинается с ходатайства адвокатов о вызове врачебной скорой помощи.

Прокурор Сухова: В зале сидит врач.

Судья Юферова предлагает помощь тюремного врача. Шестун отказывается.

Адвокат Сметанина повторно заявляет ходатайство о вызове врачебной скорой помощи, так как он отказывается от осмотра по причинам недоверия и некомпетентности тюремного врача. Сметанина просит не создавать пыточные условия.

Шестун предполагает, что у него был ушиб головного мозга, МРТ ему не проведена, травмы не зафиксированы.

Белов: Есть закон об основах оказания медпомощи. Статья 21 говорит о том, что лицо имеет право выбора врача.

Сухова: Не указывается, в чем ухудшение его здоровья? Скорая на то и скорая, если человеку плохо. У нас в зале есть врач.

Судья отказывает.

Сухова: По поводу «Винтер». Вы говорили, что «Медвежью берлогу» приобрел Криводубский.

Шестун: Построил.

Сухова: А земельный участок чей был?

Шестун: Там несколько учредителей, не знаю всех.

Сухова: В каком году Криводубский построил ее?

Шестун: Я могу сказать очень приблизительно. Долго шли работы, по-моему, в 2006 или 2007 году.

Сухова: Здания оформлялись тоже на «Винтер»?

Шестун: Я не знаю.

Сухова: Гости «Берлоги» каким образом оформлялись?

Шестун: Я не знаю, не я занимался, а Криводубский. Там были высокопоставленные гости.

Сухова: Откуда вам известно о планах Криводубского по «Медвежьей берлоге»?

Шестун: Он сказал, что дорого ее содержать. Из-за этого он пригласил второго учредителя.

Третьяков: Вы назвали свои номера телефонов, с какого и по какой период?

Шестун: 765-xx-xx - этот дался мне от Головко номер. А второй 926-010-xx-xx я приобрел сам в 2009 или 2010.

Третьяков: До момента задержания?

Шестун: Конечно, до.

Третьяков: По поводу «Медвежьей берлоги» Тихомирова спрашивает, касаемо правильного расположения спортинвентаря. Вы отвечаете - да. Почему вы распоряжаетесь, а не Криводубский?

Шестун: Я же помогал Криводубскому подобрать тренажеры, я знаю, как их устанавливать, а Криводусбкий нет. Поэтому у меня спросили. Какое расстояние. Я консультировал. Но увидеть я их не успел даже.

Третьяков: Почему вы решили, что тренажеры не были оплачены поставщиком?

Шестун: Я вернулся в Серпухов и узнал, что тренажеры туда не привезены. Мне Гришина говорила, что они не оплачены. Я сказал, что это проблемы Криводубского. 

Третьяков:  Это было до вашего задержания?

Шестун: Это конец марта - начало апреля 2018. Я говорил это в показаниях. То же самое и свидетель Кирик говорил в показаниях.

Третьяков: Почему вы попросили Кирика забрать тренажеры?

Шестун: Он охранял «Берлогу», и это было самое простое.

Третьяков: А зачем забирать было в «Надежду»?

Шестун: Чтобы меня не обвинили, тренажеры же не оплачены, а я просил подобрать тренажеры.

Третьяков: Какая разница там или тут стоит?

Шестун: Большая! Вы мне обвинения предъявляете. Они были не оплачены.

Третьяков: Ну, стояли бы в «Берлоге», подумаешь не оплачены!

Шестун: Потому что! Как оплатят, так и забрали бы.

Юферова останавливает, мол, все уже понятно.

Шестун: Во-первых, я вообще не придавал значение этим тренажерам на тот момент. Это мелочь. Во-вторых, в «Надежде» огромный тренажерный зал, и там несколько чемпионов мира тренируется. Я подумал, что эти тренажеры вполне им пригодятся, оставят себе их. По закону любой покупатель может вернуть товар в течении 2 недель. Ну, не оплатил он, вернул.

Третьяков: Это правда.

Сухова: Почему вы Тихомирову не переключили на Криводубского и Самсонова?

Шестун: Потому что я сам подбирал тренажеры, потому что знал.

Сухова: Для себя подбирали?

Шестун: Почему? Вы видели Криводубского и Самсонова? Они не спортсмены, никогда не качались на тренажерах, они не знали, какие нужны, и обратились ко мне, я спортсмен.

Сухова: А какая сумма относительно покупки тренажеров оговаривалась?

Шестун: Никакая, была дана площадь зала и что примерно нужно.

Сухова: А оговаривалось, кто и как будет оплачивать?

Шестун: Криводубский.

Сухова: С какого периода совещания в парке «Дракино» происходили?

Шестун: Не помню, может 2006-2007 годы. Может и 2010...

Сухова: Кто присутствовал на совещаниях? 

Шестун: Кирик, электрик, иногда очень редко Рома, фамилию не помню, он арендовал на «Калиновской базе», Самсонов, Криводубский, позже Селезнев и плюс разные люди по мероприятиям.

Сухова: Про Масленицу вы много рассказывали, меня интересуют субботние совещания... 

Шестун: Там кроме Масленицы много было. И мотокроссы... 

Сухова: Вы все это уже рассказывали, давайте по субботним совещаниям.

Шестун: Я приходил туда позже, чтобы обсудить вопросы, которые касаются меня или муниципалитета. Например, у меня дома что-то сломалось, или у матери. Это субботнее прогулочное мероприятие, оно не было таким уж деловым.

Сухова: А Казакова присутствовала? 

Шестун: Да, обязательно, но она приходила поздно.

Сухова: А в ведении Казаковой что было? 

Шестун: Она была директором парка «Дракино» и «Островом» тоже занималась.

Сухова: А вообще Казакову кто принимал на работу? 

Шестун: Криводубский, наверное, я не знаю, я не принимал. Я знаю, что она из ресторана «Русь» пришла, оттуда я ее знал.

Сухова: Теперь о мероприятиях. Совещания по организации Масленицы где проходили? 

Шестун: В администрации и на выезде в парке «Дракино». Но я был только первый год. Присутствовал Одиноков, он руководил конным клубом, Гришина, Сидоркина - начальник управления культуры, она главный человек, который этим занимался, главы поселений иногда, зам по безопасности...

Сухова: Каким образом заключались договоры с парком и «Островом» на проведение? 

Шестун: На «Острове» не проводилось. 

Сухова: Хорошо, в парке как оформлялось? 

Шестун: Постановлением. 

Сухова: А дальше? Вот что казаков пригласите... 

Шестун: Казаки бесплатно выступали всегда, мы им давали торговые места.. 

Сухова: А мы - это кто? 

Шестун: Администрация района и парк, там целый ряд был павильонов. 

Сухова: Прошу прощения, что перескакиваю. К парку «Дракино». Сколько там муниципальной собственности? 

Шестун: Больше всего там собственности РОСТО, это домики летчиков, командно-диспетчерский пункт, арендованный... Было такое недостроенного здание, оно принадлежало РОСТО. И губернатор Борис Громов когда посещал парк, сказал, что можно его достроить. Нами тремя было принято решение достроить - ДОСААФ, Громов и я. Взамен мы много чего сделали, дорогу, ремонт домиков летчиков. Ни один домик, кстати, на балансе не стоял, мы им делали кадастровые номера... 

Сухова: По поводу гостиницы конкретно вопрос - чья она? 

Шестун: Когда она построена была, она была оформлена на администрацию. Там есть еще домики областного авиационного клуба, еще у муниципалитета был клуб юного техника, вот эта гостиница . Да, и еще арендовали у Одинокова конюшню.

Сухова: Кто являлся учредителем МФЦ? 

Шестун: Не помню. Деньги давало правительство МО, приезжал министр, женщина молодая  [Юргелас. Прим. Ред].

Юферова: Когда вы поясняли, как распорядились своим имуществом после выборов, вы сказали про «Медвежью берлогу»... 

Шестун: Да ее не существовало в тот момент! 

Юферова: Я просто уточняю, ошибочно ли это? 

Шестун: Я не мог такого сказать!

Юферова: Вы сказали, что помогали в рамках закона всем предпринимателям. Какими способами? Кому? 

Шестун: Всеми способами! 

Юферова: Конкретно можете сказать? 

Шестун: Все льготы предоставлялись.

Юферова: Вы сказали, что замов согласовывали. До 2013 или после? 

Шестун: До - точно входило в мои полномочия, премирование тоже. После 2013 - нет. Мы хотели закрепить через Совет депутатов, но не успели.

Юферова: Когда Криводубский был депутатом, он находился он у вас в подчинении? 

Шестун: Нет, конечно.

Юферова: Отпуск с вами согласовывал? 

Шестун: Да, они согласовывали, депутаты. 

Юферова: Если не был подчиненным, как согласовывал? 

Шестун: У нас была «секретка» и все главы сельских поселений должны были согласовать. 

Юферова: На каком основании? 

Шестун: Еще раз говорю, секретка была. 

Юферова: Это касается места, куда едешь, а периоды? 

Шестун: Мы с губернатором согласовывали, главы поселений со мной.

Юферова: Каким образом вы помогали предпринимателям через «Ока.ФМ»? 

Шестун: Мы давали новости. 

Белов: Период поясните? 

Шестун: До 2003 года.

Юферова: Рассказывая про «ОСП» и «Бест-строй», вы сказали, что с ними больше контрактов было. 

Шестун: Это те люди, которых проще достать, за ними больше контроль, они рядом, им позвонил - они пришли. Это не только эти две фирмы, но и другие местные, которые никакого отношения к Криводубскому не имеют. Они наши налогоплательщики.

Юферова: Говорили Самсонову и Криводубскому, чтобы строили быстрее, чтобы мне не тыкали. Дословно. Слушались они вас? 

Шестун: Да.

Далее судья уточняет конкретные даты - где Александр Шестун находился в тот или иной день. Без подготовки и записей сложно ответить, даты от 2015-2016 года. Адвокаты просят перерыв, чтобы свериться. Но у судьи еще вопросы.

Юферова: По поводу обыска у вас дома. Обращались ли с жалобами на действия сотрудников? 

Шестун: Насколько я помню, да, было отказано. 

Юферова: Гришина после 2013 года находилась у вас в подчинении? 

Шестун: Нет. 

Юферова: Вы могли ее уволить? 

Шестун: Нет. 

Юферова: Премировать? 

Шестун: Нет. 

Юферова: Отпуск она согласовывала? 

Шестун: Не помню такого. Могла подойти, сказать, письменно нет.

Юферова: Криводубский к вам обращался с просьбой о содействии в проверках юрлиц? 

Шестун: Нет, а каких проверок? 

Юферова: Ну, Роспотребнадзор, МЧС... 

Шестун: Нет. Я вам хочу сказать, что Криводубский для всех органов фигура не менее знаковая, чем Шестун.

Объявлен перерыв на 15 минут

***

Суд возвращается к вопросам про даты. Шестун не помнит, что делал 21-22 июля 2015 года, а 23 марта 2016 года экс-глава Серпуховского района участвовал в митинге по полигону «Лесная», а до обеда он был в администрации.

У суда больше нет вопросов, как и у обвинения.

Защита хочет послушать специалиста Каверина - он сможет приехать на будущей неделе. Также остались свидетели защиты, их заслушивание займет весь день. Сегодня же в Подольске займутся исследованием письменных доказательств.

Это и заявление Гришиной на имя следователя о даче взятки, и заявление Кривовой о посредничестве и другие материалы, содержащиеся в уголовном деле.

Предстоит заслушать несколько десятков объяснений Самсонова, Криводубской, Соколова и других, официальные запросы, ответы. Также защита изучит заявление свидетеля Староверова о нарушениях, допущенных при обыске его квартиры.

Возможно, исследование продлится не один день. Пока адвокаты просто анонсируют интересующие их материалы.

Сухова: Стороной защиты заявлен целый перечень объяснений лиц. объяснения не являются доказательством. Здесь попал ряд документов, которые уже исследовались стороной обвинения, если я не ошибаюсь, в этой части мы возражаем. Прокурор Третьяков считает также, что нет оснований исследовать документы, полученные в ходе допросов.

Белов: По поводу того, что объяснения не являются доказательствами, мы услышали только от уважаемого обвинителя Суховой, ссылку на закон она не привела, почему они не могут быть доказательствами.

Что касается пересечений, они есть. Например, экспертиза, проведенная в институте Сербского, но аудиозапись судебного заседания позволяет понять, что далеко не в полном объеме она была изучена. Что касается документов, которые были приобщены по ходатайству стороны защиты, они также не были досконально исследованы, и надо их приобщить.

Сметанина: Когда сторона обвинения исследовала те доказательства, которые были ей заявлены, сторона защиты неоднократно просила их исследовать более подробно. И теперь у нас есть возможность исследовать их в необходимом объеме.

Судья задает массу дополнительных вопросов по отдельным документам. Просит назвать обстоятельства, подлежащие доказыванию или опровержению.

Объявляется перерыв до 16.30, чтобы обдумать, какие именно документы разрешить исследовать.

***

Ходатайство удовлетворяют, но - частично. Ряд документов суд счел лишними. К слову, все до единой бумаги, необходимые Генпрокуратуре, суд принимал безоговорочно, ни в чем не ограничивая обвинение.

Начинается оглашение томов, разрешенных судьей Юферовой.

Первым делом адвокаты зачитывают досудебное соглашение Татьяны Гришиной, где она обязуется оговорить Шестуна.

Шестун прилег, судья просит его сесть.

Затем адвокаты зачитывают огромное количество документов - исследования четырёх участков земли и факта наличия на них четырех торговых центра, различные выписки.

Белов также исследует добытые следователем данные о выездах Шестуна за границу. Так, один из периодов - С 16 сентября 2014 года по 1 октября 2014 года он пребывал в Турции, Анталье. Именно в этот период Гришина, по ее утверждениям, давала взятку Шестуну в его кабинете в администрации. Таким образом, суд получает убедительные факты недостоверности обвинений Гришиной уже не только в ходе допроса свидетелей, но и в согласно письменным доказательствам.

Объявляется перерыв до 9 ноября.

Новости

Мнения

Записки Шестуна