Наверх

Шестун. Суд. День пятьдесят пятый. 16.10.2020

Свидетели продолжают заявлять о давлении со стороны следствия.

Мы возвращаемся в Подольский городской суд, где продолжается разбирательство дела бывшего главы Серпуховского района по существу. Сегодня вновь будут допрашиваться свидетели защиты.

Заседание начинается с ходатайства адвоката Олега Белова о приобщении к материалам дела документа. Защитники исследовали обстоятельства событий того дня, когда, согласно показаниям свидетеля Левкина, он наблюдал за Татьяной Гришиной, приехавшей на встречу к Александру Шестуну. Левкин утверждал, что было светло, однако тут возникает противоречие указанного им времени и объективных данных о заходе солнца в тот день.

Судья отказывает. Белов язвит, что, если бы была лишь воля обвинения, защите вообще запретили бы предоставлять любые доказательства.

А у защиты еще одно ходатайство об истребовании доказательств по погодным условиям в тот ноябрьский день. Сметанина поясняет, что их цель - установить объективные данные. Адвокаты просят суд истребовать в государственном учреждении информацию о точном времени заката и восхода солнца 24 ноября 2017 года. Эта информация подтвердит ту, что защитники нашли самостоятельно в интернете и, возможно, послужит опровержением показаний свидетеля обвинения.

Судья Юферова считает, что защитники и сами могут добыть необходимые данные в названном учреждении.

***

Теперь речь о заключении о состоянии психического здоровья Александра Шестуна, сделанного в 2018 году доктором Владимиром Кавериным. Защитники ходатайствуют о том, чтобы вызвать специалиста в суд для оценки состояния подсудимого. Прокурор считает, что доктор уже высказал свою позицию относительно здоровья Александра Шестуна, а в судебном заседании провести обследование будет невозможно. Однако судья Юферова не против видеть врача в зале суда. Ходатайство удовлетворено, защитники должны обеспечить явку.

***

Начинается допрос свидетелей. Первым показания даст Александр Медведев. Работает в ООО «Агроном» с 2015 года, еще с 2018 года гендиректор ООО «Капиталсервис» (обе компании следствие считает аффилированными Шестуну). Занимался выращиванием зерновых культур и трав на землях сельхозназначения.

Медведев: Эти земли много лет не обрабатывались. Была такая правительственная программа по введению в оборот земель, которые были непригодны для выращивания. По ней его организация окультурила почти 600 га земель. Они оставались заброшенными после совхозов и колхозов. Фирма даже получила в 2016 году субсидию в 1,5 млн, которую использовала для покупки минеральных удобрений, семян, оплату сотрудников.

Сметанина: Вам Шестун давал какие-то указания по деятельности организации?

Медведев: Нет.

Сметанина: А в распределении прибыли участвовал?

Медведев: Нет.

Сметанина: Кто учредитель ООО «Агроном»?

Медведев: Кармозин.

***

Сметанина: ООО «Агроном» заключал договоры аренды?

Медведев: Да. Своей земли не так много было, остальные арендовал у юридических и физических лиц.

Сметанина: Арендная ставка соответствовала рыночной?

Медведев: Арендная ставка была такая, чтобы покрыть земельный налог. Люди с удовольствием сдавали нам земли. потому что за их неиспользование им грозили большие штрафы. А так мы наводили порядок и земли использовались по назначению.

Сметанина: Конкретно компания «Капитал-плюс» имеет отношение к А.В. Шестуну?

Медведев: Нет, никакого.

Сметанина: Чем она занимается?

Медведев: Тоже землями. Но так как она с 2018 года, мы всего год успели поработать, а потом они попали под арест и не обрабатываются.

***

Шестун: Вам известно о том, как Криводубский покупал землю, были ли конфликты с руководством ЗАО «Дашковка»?

Юферова просит уточнить, какие земли имеются в виду. Шестун уточняет, что вокруг Дракино и Калиново.

Медведев: После 90-го года, когда стали акционироваться, часть земли была разделена на паи. После акционирования надо было как-то узаконить землю, появилась другая форма управления. Любой человек мог свой пай продать. Таким образом земли отошли юридическим лицам. Один пай был сначала 10 тысяч, потом 15, 30. Мы сами

отдали за 15 тысяч. Земли надо было обрабатывать, ни у кого не было техники и сил.

Шестун: Какой минус получает человек. который переводит земли из сельхозки?

Медведев: Если сельхозземля, там налог 0,3 процента от кадастровой стоимости, а если другая категория, то в 2 или 4 раза больше. Поэтому люди, которые перевели, пытаются продать сейчас и никто не покупает.

***

Белов: На территории какого района находятся земли, о которых вы говорите?

Медведев: Серпуховского.

Белов: Как район относился к сельскому хозяйству?

Медведев: Всячески помогали нам и подсказывали. Могли обращаться спокойно.

Белов: Отношение района менялось в зависимости от того, кто являлся главой.

Медведев: При Шестуне было больше внимания. Раньше специалисты помогали в технологии выращивания, мероприятия были, награждения, глава района приходил и лично награждал людей, концерты в районе и области, билеты нам выделяли, передовики ездили. После 90-х все было разрушено и постепенно стало возрождаться. В Туровском сейчас теплицы строятся на 12 гектаров. Это все начиналось в бытность Александра Вячеславовича.

***

Шестун: Были ли у вас спорные вопросы с администрацией?

Медведев: Раньше все здания, коммуникации принадлежали совхозам, потом они их отдавали в администрацию района, потому что ремонтировать дорого. Это огромная ноша была. Но администрация всегда решала вопросы. Мы находимся в поселке Большевик. Там все было в плачевном состоянии. Но когда Шестун работал, все стали приводить в порядок. Как люди радовались, когда начали ремонтировать теплотрассу.

Белов: Возможно ли, чтобы Шестуну давали взятки?

Медведев: У меня в голове не укладывается такое.

На этом свидетеля отпускают. Объявлен перерыв.

***

Следующим свидетелем будет Николай Романович Дядищев, директор Научно-исследовательского центра токсикологии и биопрепаратов (НИЦ ТБП) в Большевике. Доктор медицинских наук, профессор. 40 лет работает в Большевике. Там и проживает.

Белов: Расскажите, какую должность вы занимаете, какие отношения у вас с Александром Шестуном?

Дядищев: С 1979 года работаю в Оболенске на оборонном предприятии, а в 1992 году создал собственный институт в Большевике Серпуховского района - ФГБУН НИЦ ТБП.

Белов: Откуда знаете Александра Вячеславовича?

Дядищев: 40 лет я житель района. Первый раз встретил Александра Шестуна на стройке ДС "Надежда". Мне показалось это грандиозным по тем временам. 2004 год это примерно. Более тесное знакомство стало, потому что Александр Вячеславович очень интересовался научной деятельностью института, часто приходил, был удивлен нашими успехами. Он стал приглашать на совещания меня, я всегда присутствовал на отчетных его собраниях годичных и других мероприятиях. Особенно близко познакомились на восстановлении памятников войны. Там я почувствовала, что он действительно государственный человек, патриот России. Он воспитывал коллектив весь свой администрации. Он очень болел, переживал, сделал очень много для района. ДС «Надежда», школу построил новую в Большевике. Детские сады и школы ремонтировались, во всех поселениях появились дороги при Шестуне. До этого было потемкинское царство. Уложены тротуары, освещение, дороги. Особенно - Парк Дракино. Это замечательно место, где отдыхают не только жители района своего, сам там бываю с внуками.

***

Дядищев: Особенно мне было приятно, когда проходили новогодние и рождественские вечера. Шестун был незаменимым человеком. Настолько он был увлечен детьми, фотографировался с ними, песни с ними пел. У него хватило мужества все это сделать. Я как ученый скажу, что огромная его заслуга, что в Оболенске созданы фармацевтические предприятия.

Дядищев продолжает: Появились заводы - Лифтостроительный. Александр Вячеславович очень привлекал бизнес. Человек действительно был на своем месте. Потому что так болеть за район!.. Мы всем коллективом с удовольствием голосовали за него.

Белов: Какие мероприятия связывали НИЦ ТБП с администрацией?

Дядищев: Бытовые вопросы, коммунальные, но мы федеральное учреждение.

Белов: А инженерные сети обслуживались районом?

Дядищев: Конечно. Тепло, вода. И нет никаких претензий.

Шестун: Благоустройство было в нормальном объеме?

Дядищев: Порядок, чистота, хорошие подъезды. Решение проблем для населения.

***

Белов: Как относятся сотрудники вашего института к тому, что Шестуну предъявлено обвинение?

Дядищев: Если бы мои сотрудники были настроены по-другому, я бы сюда не пришел. Я провел с ними встречу, и они просили меня защитить Александра Вячеславовича, рассказать о нем. Они все видели - дороги, тротуары, школы, освещение, детские площадки, бизнес.

Сметанина: А что изменилось в районе после ареста Шестуна?

Сухова просит снять вопрос. Юферова не снимает

Дядищев: Что-то делается, конечно, но таких моментов, как были при Шестуне, нет. Сегодня район стал округом городским. Мы еще не знакомы с руководством особо. Кроме того, что они приказывают что-то убрать нам, других взаимоотношений нет.

Сметанина. В каких совещаниях с Шестуном вы участвовали?

Дядищев: Это были отчеты ежегодные главы о проделанной работе.

Сметанина: На прием к нему легко было попасть?

Дядищев: Я не ходил, но когда обращался с чем-то, сотрудников моих поощрить, он всегда отзывался. Шестун сам кандидат наук, и при нем стали встречи с сотрудником проводиться.

Белов напоминает про создание ГНЦ ПМБ.

Дядищев: Я очень хорошо знаком с Геннадием Онищенко, который взял под свое руководство ГНЦ ПМБ, оно занималось особо опасными инфекциями, но взял под контроль с участием с Шестуна, и этот институт восстановлен, сейчас он разрабатывает новые вакцины, работает на безопасность страны.

У прокуроров нет вопросов.

Юферова: Вы личную характеристику Шестуну можете дать?

Дядищев: Мы подружились в какой-то мере. Не были в гостях, но на работе. Он чистейший, добросовестный человек. Никогда он не предавал свои слова. Он обещал только то, что мог сделать. Выступал по экологическим вопросам, нетерпим был к свалкам. Что и послужило появлением проблем. Сильный характер, целеустремленность. Я бы пошел с ним в разведку.

Свидетеля отпускают.

***

Следующий свидетель - Клигер Михаил Борисович, бывший руководитель МУП "РКЭУ". Он рассказывает о себе, что был прислан в Серпуховский район компанией «Газпром Теплоэнерго» для подготовки топливно-энергетического комплекса (ТЭК) района к концессионному соглашению, в рамках которого «Газпрому Теплоэнерго» передавалось имущество, а он вкладывал деньги в его модернизацию.

Клигер: Основные мои обязанности были – проведение отопительного сезона, водоотведение, подготовка документов для подписания концессионного соглашения. С Шестуном мы виделись регулярно, 2 раза в неделю, плановые совещания, плюс те дни, когда Александр Вячеславович инспектировал объекты ЖКХ.

Белов: Как можете охарактеризовать сети района?

Клигер: Все имущество ТЭК района создано и построено, начиная с 50-х годов прошлого века. Состояние довольно плачевно. Поэтому Шестун был один из инициаторов подписания концессии с «Газпром Теплоэнерго», который сейчас инвестирует в район 583 млн рублей. Стоимость воды и газа растет быстрее, чем тарифы для населения.

Шестун: Почему себестоимость ЖКХ в сельский районах выше, чем в компактных городах?

Клигер: Район большой в диаметре, около 100 км. И обслуживать его сложно, это существенно. Потери большие на таких расстояниях. В компактных, конечно, все легче.

Добавим, что основной причиной нерентабельности ЖКХ Серпуховского района является оставшаяся по наследству разрушенная инфраструктура, принадлежавшая совхозам. А также тот факт, что на обширной территории района разбросано множество небольших населенных пунктов, которые отапвливает 40 устаревших котельных, а изношенные сети тянутся на десятки километров, приводя к огромным энергопотерям. Для сравнения, ЖКХ любого города, где компактно расположены дома, подобных проблем не испытывает.

***

Шестун: Вы находились на совещаниях по средам в администрации?

Клигер: Да, регулярно.

Шестун: На них участвовала Гришина? Вам знакома Гришина?

Клигер: Визуально да, но не общались.

Шестун: Вы присутствовали при том, как я ставил ей задачи и спрашивал с нее?

Клигер: Конечно.

Шестун: Вам известно, что меня обвиняют в том, что я брал взятку с нее?

Клигер: Слышал об этом.

Шестун: Заметили ли вы особые отношения между нами?

Клигер: Нет, абсолютно ровные.

Шестун: Преследовал ли я Гришину?

Клигер: Нет, не замечал (смеется)

Шестун: Намекал ли я на то, что нужно делиться, на дачу взяток? На совещаниях.

Клигер: Нет, конечно.

***

Сметанина: Можно поподробней рассказать про плановые совещания в администрации?

Клигер: В понедельник очень большие совещания, когда много кто присутствовал. И были хозяйственные по средам, там присутствовали главы департаментов, рассматривались хозяйственные вопросы.

Сметанина: Вы замечали предвзятое отношение к Гришиной?

Клигер: Нет, я замечал, что Шестун разговаривает со всеми в одном тоне, включая меня.

Шестун: Дайте характеристику деловых качеств.

Клигер: Могу сказать только в превосходной степени. Инициативный, твердый человек, знающий, что нужно делать, умеющий держать в тонусе своих подчиненных.

Белов: Как вы считаете, Шестун может совершить преступление?

Обвинение просит снять вопрос, суд согласен.

Сметанина: На совещаниях Шестун давал указания относительно конкретных организаций в Серпуховском районе?

Юферова: Какие указания? Работу делать?

Сметанина: Какие-то привилегии, возможно...

Клигер: Я со многими компаниями районными общался, но ни разу не было, чтобы меня попросили какие-то преференции оказать компании....

Сухова: Вам Шестун указания давал?

Клигер: Конкретных нет. Цель была одна - как можно скорее передать имущество.

Свидетеля отпускают, вопросов к нему больше нет. Объявлен перерыв.

***

Следующий свидетель - Селезнев Роман Владимирович, директор Калиновской мелкооптовой базы (КМБ).

Селезнев: Знаком с Шестуном как с главой Серпуховского района.

Сметанина: Когда познакомились?

Селезнев: Не помню, на каких-то мероприятиях, связанных с предпринимательством.

***

Селезнев: С 2016 года работаю директором Калиновской мелкооптовой базы (КМБ). А работал вообще на базе с 2013 года в качестве менеджера.

Сметанина: Кто вас трудоустраивал?

Селезнев: Была открытая информация о поиске менеджера в КМБ, я пришел к тогдашнему директору, предъявил трудовую, меня приняли.

Сметанина: Что входит в ваши обязанности как директора?

Селезнев: Полностью руководство компанией.

Сметанина: Вы фактический руководитель?

Селезнев: Да, все решения в полном объеме принимал я.

Сметанина: Шестун влиял на деятельность КМБ?

Селезнев: Никакого влияния он не оказывал.

Сметанина: Шестун участвовал в распределении прибыли КМБ?

Селезнев: Нет. Там и прибыли нет в принципе. Это объект 60-х годов, вся прибыль вкладывалась в реконструкцию.

***

Сметанина: Проверки были?

Селезнев: Плановые и внеплановые. Неоднократно и прокуратура, и администрация проверяла. Мы сдаем отчеты.

Сметанина: Вам известно, как изначально приобреталась база и участок под ней?

Селезнев: Насколько я знаю по документам, КМБ никогда не принадлежала муниципалитету. Она приобреталась как коммерческий объект у коммерческого лица. Был единственный учредитель - Вера Криводубская. Никогда не менялся состав учредителей. Поскольку наше имущество это было, Был конкурсный выкуп земельного участка. Причем главой района был тогда Головко, предыдущий глава Серпуховского района.

Шестун: Вам известно о споре по границам Парка Дракино и ДОСААФ?

Селезнев: Неизвестно. Я увлечен своим объектом, у меня на нем 100 предпринимателей. Мне хватает там.

Сметанина: Самсонова знаете?

Селезнев: Знаю давно, особых отношений нет.

***

Сметанина: Есть ли у вас тяжба между КМБ и администрацией г.о. Серпухов? 

Селезнев: Да.

Сметанина: Кто инициирует иск?

Селезнев: Мы. В связи с неуплатой аренды. И то, что они по сей день занимают помещение и не выполняют решение суда.

***

Следует вопрос о следственных действиях.

Селезнев: На предварительном следствии были не допросы, а истязания.

Сухова повышает голос, судья Юферова пытается всех утихомирить.

Селезнев: Меня больше 30 раз вызывали на допрос. Меня уведомляли и по Вотсап, и по телефону, и вручали по 7 повесток сразу в СК, приводили приводами, забирали в 5 утра с КМБ не представившись, подъезжала машина без номеров, четверо меня избивали, запихивали в машину. Есть жалоба, освидетельствование. А прокуратуре не удалось установить лиц, которые избили.

Шестун: Когда вам забрали с базы в 5 утра и избили, они были в какой форме?

Селезнев: В гражданской, не предъявили никаких удостоверений. Меня вытащили из машины, заломали руки и усадили к себе. Когда я спросил, кто вы, меня избили. Меня привезли на допрос. Подъехал следователь Писарев на сером «Мерседесе»...

***

Судья Юферова просит свидетеля выйти. Сухова просит прекратить провокации, все хотят заткнуть Селезнева. Третьяков тоже говорит, что избиение свидетеля не является обстоятельствами дела. Белов заявляет, что это непосредственно имеет отношение. Свидетеля, который ни в чем не подозревается, но в отношении него проводятся определенные мероприятия и имеют определенные цели к обвинению. Белов просит позволить свидетелю все это рассказать: «Более того, те данные, которые мы услышали, являются основанием для выделение материала и направлении на возбуждение по статье 286 УК РФ».

***

В мае прошлого года следователи СК России провели обыск дома у директора «Калиновской мелкооптовой базы» Романа Селезнева и дома у его родственников, после этого предпринимателя отвезли на допрос в Москву.

Ранее Селезнев публично рассказывал о том, что в процессе задержания в отношении него была применена физическая сила. Он сообщил, что его били в машине, пока везли на обыск (задержали его возле работы). Чуть позже он зафиксировал в больнице гематомы на руках и на груди. Но в ходе сегодняшнего судебного заседания, прокурор Сухова сделала все что в ее силах, чтобы эти факты не были озвучены, и, как бы странно это не казалось, судья Юферова ее поддерживала.

С чем это связано? Быть может с тем, что озвученных Селезневым фактов в правовом государстве хватило бы для того чтобы начать проверку в отношении следователей и даже начала уголовного преследования.  

Напомним, Селезнев не является подозреваемым, не является обвиняемый, в отношении него не возбуждено никаких уголовных дел. Он, в прошлом военный офицер, теперь предприниматель, оплачивающий своими налогами работу силовиков и лишь обычный свидетель по делу Шестуна. 

***

Белов: Обвинение называет показания изобличающими. Но при таких обстоятельствах, какие мы сейчас слышим, получить можно любые показания!

Судья Юферова говорит, что суд не имеет на это права. Белов возражает - заявление прозвучало и суд обязан принять меры. Судья говорит, что она не понимает, про кого идет речь. Сухова говорит, что то, что рассказывает Селезнев, не имеет никакого отношения к уголовному делу.

Белов: Налицо попытка заткнуть рот свидетелю! И ограничить его в праве предоставлять доказательства.

Третьяков: То, как были получены показания свидетеля, не имеет отношение к уголовному делу.

Когда Селезнев, которого вернули в зал, пытается отвечать на вопросы, ему угрожают влепить штраф. Адвокаты пытаются уже 20 минут доказать, что они имеют право задавать вопросы, а свидетель отвечать.

***

Сметанина: 10 октября 2018 года вас допрашивали. Помните допрос? Продолжительность его?

Третьяков не дает ответить Селезневу и перебивает его. Белов просит сделать замечение прокурору Суховой, поскольку она пытается прекратить допрос свидетеля. Не дает возможности получить сведения о фактических обстоятельствах и прикрывают те действия, которые могут быть сочтены незаконными.

Сметанина: Были ли у вас обыски?

Селезнев: Обыски проводились у меня, у моих родителей, у моей тети. Это май и август 2019. Также проводили проверки с изъятием документов на месте работы. Проверка ОБЭП осуществлялась по анонимному звонку, якобы совершаются преступления экономического характера на Калиновской базе. Я это расцениваю как давление на меня.

Белов: Это было после ареста Шестуна? 

Селезнев: Да.

Белов: Были еще обыски на базе? 

Селезнев: Да, в апреле 2019 года. Проводились обыски в рамках уголовного дела Шестуна, изымали документы. Куча всего, две «Газели».

Белов: А у родственников что-то изымалось?

Селезнев: Да, телефоны - мои, мамы, отца и ребенка.

***

Сметанина: Скажите, вы знакомы с Криводубским? 

Селезнев: Знаком. 

Сметанина: Когда и где познакомились? 

Селезнев: В рамках начала моей деятельности на Калиновской базе. День не вспомню.

Сметанина: Дайте характеристику Кривобудскому. 

Селезнев: Очень хороший, разноплановый предприниматель. Как коммерсант во всех областях понимает: и строительство, и законы. Обладает очень хорошей коммерческой жилкой и может смотреть на несколько шагов вперед.

***

Шестун: Где вас четверо побили?

Селезнев: В автомобиле.

Третьяков: Неважно, кто его бил.

Селезнев: Как это не имеет отношения? Полтора года угроз! 

Юферова: Роман Владимирович! Роман Владимирович!

Белов: Чтобы понять, имеет ли отношение, нужно выслушать свидетеля. А гособвинение не дает ему говорить. Вы не даете ему говорить. Он стал рассказывать - а вы его перебили.

Сметанина: С 2003 по 2018 год были ли изменения в Серпуховском районе? 

Селезнев: Я городской, раньше было в центре город, а вокруг район. За это время в районе появилось очень много вещей: спортивных комплексов, баз, развитой инфраструктуры, магазинов... За это время район очень сильно развился. Большое количество предпринимателей заходило. Это и Лифтовый завод, и фармацевтический кластер... Делались дороги. Набрал за это время район.

Сметанина: А сейчас? 

Селезнев: А сейчас мои родственники вынуждены были продать квартиру в районе Бумажной фабрики. Потому что гора мусора с пятиэтажный дом и воняет постоянно. Занимаешься в «Надежде» спортом - полы дырявые.

***

Сметанина: Можете дать характеристику Шестуну как главе? 

Селезнев: Очень хороший хозяйственник с пониманием процессов, с пониманием, как себя чувствует бизнес, что где строится.

Трофимов: Известно ли вам что-нибудь о предпринимательской деятельности Шестуна после избрания главой района?

Селезнев: Ничего.

Белов: Допрос от 4 марта 2019 года вы помните? 

Селезнев: Очень хорошо. 

Белов: А чем он запомнился? 

Селезнев: Тем, что вел его Писарев, и с первых минут оказывали очень сильное давление. Сначала была часть обязательная, а дальше просто было сказано: если вы не хотите сесть рядом с Шестуном, поскольку вы его пособник, нам нужны конкретные сведения. И это на каждом допросе. Что меня в какую-то статью включат... 

Юферова: Это все Писарев? 

Селезнев: Я вам скажу, не только Писарев. И Видюков! Мне говорили о «светлой стороне» какой-то, темной... 

Юферова: Ну и остановимся, Роман Владимирович!

Белов: А кроме жалоб, замечания на протокол подавали? 

Юферова: Снимается!

***

Сметанина: Вам знаком Кирик Роман? 

Селезнев: Знаком. Он является учредителем компании «Зубр», которая осуществляла охранную деятельность на Калиновской базе. 

Сметанина: Охарактеризуйте его.

Селезнев: Неуравновешенный, взрывной, не выполняет обещания.

Сметанина: Были ли у Кирика основания для оговора Шестуна? 

Суд снимает вопрос.

*

Сухова: Чем вообще занималась «Калиновская база»? 

Селезнев: Арендой, там четыре здания.

Сухова: С 2016 года все площади сдавались? 

Селезнев: Нет, часть была в ремонте. Порядка трех зданий сдавались.

Сухова: Кто арендовал у вас помещения? 

Селезнев: Арендаторы. 

Сухова: Фирмы назовите. 

Селезнев: Их более 100.

***

Прокурор продолжает интересоваться предпринимательской деятельностью свидетеля, теперь уже цель вопросов непонятна защите. Белов просит снять вопросы. Давление оказывается на свидетеля. И вообще какое отношение это к делу?

Белов предлагает исследовать протокол допроса свидетеля и замечания, которые он подавал. Считает, что это позволит пролить свет на методы ведения следствия, что может иметь прямое отношение к изобличающим показаниям со стороны и других свидетелей.

Юферова отказывает. Белов возражает на действия председательствующего. На этом допрос данного свидетеля окончен. Объявлен перерыв.

***

Следующий свидетель Влада Валерьевна Русина - бывший пресс-секретарь главы Серпуховского района. 

Сметанина: Вы лично знакомы с Шестуном? 

Русина: Да, в 2005 году я была журналистом на ТВ Серпухова, меня отправили освещать день Серпуховского района.

Сметанина: Кем вы работали с 2003 по 2018 год? 

Русина: В 2003 я еще училась, с 2005 работала на «РТВ-Подмосковье», с 2008 по 2012 в ООО «Ока.ФМ». А с 2013 по 2018 - пресс-секретарем главы Серпуховского района.

Сметанина: С Александром Вячеславовичем вы в эти годы встречались? 

Русина: Да, на мероприятиях, которые я освещала.

Сметанина: Известно ли вам, что Шестун оказывал влияние на деятельность компании? 

Русина: Нет, не известно.

***

Сметанина: Гришина Татьяна Николаевна вам знакома? 

Русина: Да. 

Сметанина: Можете дать характеристику? 

Русина: С одной стороны, мероприятия, которые она проводила, были на высоком уровне. Но с другой, спортсмены в кулуарах говорили, что она все гребет под себя. Вплоть до того, что сувенирную продукцию с символикой района с праздников она забирала себе домой. Новогодние подарки детям стали хуже в один период, а закупкой занималась Гришина. Мы посмотрели, по какой цене она их покупала, можно было гораздо лучше и больше купить.

Шестун: А можете сказать про конкретные суммы? 

Русина: Суммы сказать не могу, но жалобы на чистоплотность Гришиной были.

***

Сметанина: Вы отдыхали когда-нибудь в Парке Дракино? 

Русина: Я нет. 

Сметанина: А вам известно, имеет Шестун какое-то отношение к Парку Дракино?

Русина: Я знаю, что его назначили курировать строительство парка перед чемпионатом мира по планерному спорту в 2005 году.

Белов: Вы, будучи пресс-секретарем, в какую структуру входили? 

Русина: Я входила в Совет депутатов, подчинялась Александру Вячеславовичу.

Белов: Кто руководил администрацией района в период с 2013 года? 

Русина: Сначала был Константин Лаврентьев, потом исполняющие обязанности – Осипов, Плетушков, Шейко.

Белов: Какие отношения были между Шестуном и этими людьми? 

Русина: Шестун старался быть в курсе вещей, которые происходят в районе. Еще такая ситуация получилась. У Лаврентьева была основная задача решить проблему с ЖКХ. Район большой, много населенных пунктов, их обслуживают 40 котельных, большинство из которых на жидком топливе и угле. Плюс инженерные сети разбросаны на десятки километров, и все это осталось в наследство от убитых совхозов. Обслуживание их обходилось очень дорого и было планово убыточным. Проблема была серьезная, но, к сожалению, Константину Евгеньевичу, по-моему, не удалось эту проблему решить. И правительство Московской области начало лично к Александру Вячеславовичу обращаться с указаниями, что надо что-то делать с ЖКХ. Были совещания на эти темы.

***

Белов: Шестун мог давать указания сити-менеджерам? 

Русина: Нет. Конечно, Совет депутатов должен был контролировать деятельность, и отчет принимает Совет депутатов, коллегиально. Но сам лично - нет.

Белов: А вам известно о фактах указаний Шестуна главе администрации, обязательных к исполнению?

Русина: Не знаю.

Сметанина: Какие районные мероприятия проводились в Серпуховском районе? 

Русина: Мероприятий проводилось очень много. Когда я начала работать, с 2005 года, я все это видела. Спорт просто поражал. Чемпионаты мира различные, волейбол первоклассный. Потом появились Новогодние елки главы Серпуховского района, их тысячи людей посещали, и для каждого бесплатный подарок. Турслеты проводились, даже из других регионов приезжали. А елки, люди говорили, что они даже превосходили елки в Кремле, там так все было продумано, чтобы люди, заходя, попадали в сказку.

***

Шестун: Бывало, что я брал на день-два отпуск? 

Русина: Бывало, допустим, если не успевали отгулять.

Белов: Соколов находился под влиянием Шестуна? 

Русина: Нет, Соколов такой человек, он лидер по натуре, вряд ли на него можно влиять.

Белов: При вас не было указаний со стороны Шестуна к Соколову, которые выходили за рамки должностных обязанностей? 

Русина: Я примерно представляю обязанности Соколова, нет, такого не было.

Шестун: А, может, я при вас другим указания неслужебные давал, бил кулаком по столу? 

Русина: Наоборот, вы всегда говорили, чтобы все было по закону. И вы стучали кулаком, говоря, что если узнаете о чьих-то злоупотреблениях, то пусть не обижаются – вы будете первым, кто напишет на них заявление. И таких случаи были, например, при земельных махинациях в Липицком поселение, когда несколько человек было осуждено.

Шестун: Вы слышали, чтобы я неоднократно говорил, что никаких скидок компаниям Криводубского делать нельзя, потому что они не донесут документ, а попадет мне?

Русина: Да, это было неоднократно, я слышала, чтобы все документы были в норме, что если выходят на аукцион, с них спрашивать даже строже, чем с других.

***

Сметанина: Были вы свидетелем выговоров Гришиной от Шестуна? 

Русина: Я не видела, чтобы он при людях конкретно Гришиной высказывал. Конечно, если человек недоработал, то неважно, Гришина это или не Гришина, или я, он получал заслуженную критику.

Шестун: Дайте мне характеристику. 

Русина: Первое — Александр Вячеславович - профессионал во многих областях, это качество сейчас редкое. Он потрясающе работоспособен. Он пришел - и депутаты в первый же год были потрясены, как он за год подготовил к зиме район. У нас район в 100 км от Москвы, и были не газифицированы села. И он за год добился газификации большого количества сел. Сначала депутаты, может, у виска покрутили, а потом все ахнули - вот как можно.

До него район не знал асфальта. Вот в Большевике, чтобы в ДК дойти, надо было надеть сапоги резиновые. Он сделал асфальт, освещение, развил спорт, построил ДС «Надежда», спортивную базу «Красные крылья», все школы, детские сады и ДК отремонтировал. Думаете, так везде было? Нет, мне есть, с чем сравнить. Я работала и в Чехове, и там в районе совсем другая ситуация с ДК была.

Русина продолжает: Помимо рабочих качеств, Шестун обладает высокими личностными качествами. Он прекрасный семьянин, спортсмен, на него смотрели молодые как на пример для подражания. С такими людьми жизнь становится краше и лучше. Его призвание - это строить и созидать. Он способен на широкие благородные жесты. Я видела, как к нему люди обращались со своими бедами. Одной женщине он дал денег на операцию на глаза. Когда у нас в городе произошло страшное убийство семьи полицейского, Шестун на похоронах первый подошел к их родственнице, попытался утешить, сказал, что она может опираться на него. Он никогда не бил лежачего. Если человек оступился, что-то произошло, он не будет отворачиваться. И вот эти все его качества совершенно не вяжутся с мошенничеством или взятками. Это просто не соответствует его устремлениям.

***

Сметанина: А сейчас изменился городской округ? 

Русина: Да, район уничтожен, теперь городской округ. Власть стала недоступна, на прием не попасть. При Александре Вячеславовиче в администрации не было турникетов, любой мог зайти, а теперь просто не зайдешь. Район финансируется по остаточному принципу, жалко смотреть. Все развивалось, а теперь угасает. Даже школы сельские, сейчас начали сокращать учителей.

Белов: При вас Шестун какие-то действия, направленные на самостоятельную предпринимательскую деятельность, осуществлял? 

Русина: Нет, такого я не видела. Он полностью был поглощен работой. Александр Вячеславович всегда первым всю информацию знает и первым принимает меры.

Белов: В каких ресурсах публиковались нормативные акты района? 

Русина: На сайте администрации и в газете «Ока-информ».

Шестун: Вам известно что-то о некачественном выполнении работ «ОСП» и «Бест-строй»? 

Русина: Я знаю, что все организации администрация контролировала и старалась, чтобы все было хорошо. «ОСП» делала ремонт в Липицкой школе, Шестун принимал работу, ему не понравились полы, он сказал переделать, иначе администрация не примет работу. Все было переделано качественно.

***

Белов: Сколько раз вас допрашивали на следствии? 

Русина: Четыре.

Белов: Разные вопросы? 

Русина: На трех из четырех идентичные. Я даже спрашивала, почему одни и те же. Первый раз меня допрашивал следователь Пряхин, потом следователь Писарев.

Судья опять вступает в спор с адвокатом о допустимости таких вопросов.

Белов: А обыски были? 

Русина: Да, обыскивали наш кабинет и аппарат Совдепа. Изъяли все жесткие диски, а там были все проекты решений. Это блокировало нашу работу, мы не могли провести заседание совета, чтобы принять безотлагательные решения.

Белов: А следователь на вас давление... 

Сухова: Прошу снять вопрос! 

Юферова: Было два следователя...

Белов: Хорошо, следователь Писарев оказывал давление? 

Сухова: Я прошу снять все эти вопросы!

Белов: Это действия по пресечению достойных прав подсудимого на защиту.

***

Сухова: С 2008 года, когда вы работали в «Ока-ФМ», кто вас принимал? 

Русина: Дунин Александр, гендиректор. 

Сухова: Кто учредитель организации? 

Русина: Точно не знаю, наверное, Криводубский.

Сухова: Вы напрямую работали с Шестуном? 

Русина: Да, напрямую. 

Сухова: Где ваше рабочее место было?

Русина: В 406 кабинете, тот же этаж.

Сухова: Какие отношения были между Криводубским и Шестуном? 

Русина: Я знаю, что до 2003 года они были предпринимателями, а потом взаимодействовали по работе. нормальные отношения, обычные.

***

Зачитываются показания, данные в Следственном комитете. Свидетель поясняет, откуда противоречия. 

Ее родителям угрожали, а также угрожали ей – подбросить наркотики, причинить имущественный вред - пробить стены, вскрыть полы. В том числе, сотрудник УФСБ по Москве и Московской области Егор Носов. Таким образом, следователь принуждал ее дать показания против Шестуна. 

Русиной не давали ни есть, ни пить. Когда она ехала с Носовым в машине, он попросил, не хочет ли она чаю. Принеся напиток, мужчина сказал: "Вам не кажется странным вкус? Я добавил туда сыворотку правды". Потом сотрудник выхватил пистолет, кинул ей на колени. Девушка отдернула руки, на что силовик сказал, что ее следы все равно остались на оружии. При этом смеялся. 

Носов звонил кому-то и отдавал приказ готовиться к аресту Русиной. На допрос не пустили адвоката, сообщив ему, что подзащитная не хочет пользоваться ее услугами.

Свидетельница пожелала взять 51-ю статью Конституции, но ей не позволили. Следователь Пряхин и сотрудник ФСБ Носов сказал, что, если она возьмет статью, она подлежит немедленному аресту.

Русина: Я поняла, что я абсолютно беззащитна, что адвоката рядом нет, и со мной может произойти все, что угодно. Они вынудили меня говорить.

***

Сметанина: По первой части. Вы дали сразу свои биографические данные? Или вопрос был? 

Русина: Да, вопрос был, потом ответ. 

Сметанина: А вы читали протокол? 

Русина: Да, я читала, но сотрудник ФСБ Носов каждые пять минут подскакивал и спрашивал: «Вы не хотите узнать, как там ваши родители? Вам их совсем не жалко?» Я просила Пряхина прекратить это – попросить Носова покинуть кабинет или замолчать. Он обещал, что, если я не возьму 51-ю статью Конституции, Носов уйдет.

Сметанина: У вас не было возможности самой позвонить адвокату? 

Русина: Нет, телефон изъяли. 

Белов: А имуществу был ущерб причинен? 

Русина: Да. Было два сотрудника ФСБ, один вел себя корректно, а Носов подходил и говорил: «Ты неправильно обыск ведешь», и все крушил. Отдельный нездоровый интерес проявил к нижнему белью. Мне сломали шкаф стоимостью 70 тысяч рублей, пробили стену.

Юферова: Вы писали жалобу? 

Русина: Да, я писала жалобу Бастрыкину [руководитель СК России. Прим. ред] и в УСБ ФСБ. Бастрыкин переслал жалобу Видюкову. Видюков вызвал на допрос, вместо ответа. 

Белов: А в Генпрокуратуру? 

Русина: Я не помню. 

Белов: Ну, считайте, что сегодня обратились.

***

Белов: Вы разговаривали со следователем, подписывали протоколы. Может, вы какую-то цель преследовали? 

Русина: Я хотела поскорей покинуть это помещение. И хотела попасть на электричку в 9 часов вечера. Мне выдали 5 повесток подряд, и на 2 или 3 допрос силы меня покинули, я на выходе из здания упала и ударилась коленом, получила травму, и теперь хромаю.

Представители генпрокуратуры Сухова и Третьяков настойчиво пытаются выяснить, от каких из своих слов в показаниях, данных в СК, Русина отказывается, говоря, что для этого нет оснований. В какой-то момент, под конец допроса Влада Русина начинает плакать.

Русина. Я год спать не могла, я просыпалась каждый день в 6 часов утра и прислушивалась к малейшему шороху. Мне было страшно.

Свидетеля отпускают.

***

Вызывают свидетеля Марию Александровну Шестун - дочь Александра Шестуна.

Белов: Какое участие Александр Вячеславович принимал в вашем воспитании?

Мария: Он принимал огромное участие в моем воспитании. Я бы сказала так: мама была плохим полицейским - очень строгим, а папа - хорошим полицейским, всепрощающим.

Белов: Что вам известно о работе Александра Вячеславовича? 

Мария: Я хочу сказать об отношении людей. Его к ним любовь не оставалась невзаимной. В 2018 году, когда моя мама пошла вместо папы избираться главой Серпуховского района, были встречи с жителями в каждом поселении, я ездила с ней. И столько людей подходило к нам! Плачущие бабушки, говорили, что все будет хорошо, Александр Вячеславович справится, суд решит все справедливо.

Для меня это был шок, ни одна встреча не обходилась без того, что нас облепляли люди, спрашивали, как там Александр Вячеславович, показывали детские площадки, которые он установил, приходили плачущие бабушки, говорили нам, которым хотелось плакать не меньше, что все будет хорошо, он справится, российский справедливый суд все решит. Та смелость Александра Вячеславовича за борьбу за свою жизнь есть не у каждого. Но признательностью в сердцах граждан есть.

***

Белов: Какой ВУЗ у вас?

Мария: Учусь на 4 курсе МГИМО.

Сметанина: Есть братья?

Мария: Четыре брата. Александр Вячеславович принимал самое активное участие в образовании и воспитании. Проводил много времени с нами. Прививал принципы , которые исповедовал сам и применял на практике. Чтобы внушить ребёнку что-то, нужен пример. Я всегда испытывала восхищение им!

Сметанина: До 2018 года спорт в районе развился?

Мария: Я занималась спортивно-бальными танцами в ДС «Надежда» и непосредственно видела развитие. Спорту уделялось много внимания, молодёжь не слонялась, а занималась.

Шестун: У вас есть звание?

Мария: Да, благодаря сильной базе спортивной в районе я стала мастером спорта. Много на базе было соревнований. У меня каждый день были тренировки.

Шестун: Гришина знакома?

Мария: Лично не общалась, но видела часто. Были конфликты у моих тренеров с Гришиной.

Шестун: Она могла мне взятки давать?

Мария: Я считаю это полной фикцией, это невозможно! Между Александром Вячеславовичем и Гришиной были сугубо профессиональные отношения.

***

Мария: День 13 июня 2018 я никогда не забуду. Я выезжала на сессию, услышала, как в дом врываются. Услышала крик мамы: «Саша, они пришли». Кинулась к папе. Папа был в спортзале, я не успела до него добежать, увидела, как его скручивает чёрный в маске. Второй направил на меня пистолет и сказал - ложись на пол. Передо мной были папины пятки и потом я услышала щелчок наручников. Потом мне выкрутили руку до боли. Мама пыталась меня защитить. Все это видели маленькие дети. День, который длился лет 5. Изъяли все средства связи.

Белов: Еще обыски проводились?

Мария: Да, в январе 2019 повторный. Мама была в доме одна с маленькими детьми, я была в Москве. Обыск длился очень долго. Мы все волновались за маму.

Голос Маши дрожит.

Третьяков: «Медвежья берлога» известна?

Мария: Да, известно, в Прилуках.

Третьяков: Вы там были?

Мария: Да, отдыхали с родителями. Насколько я знаю, там и другие люди отдыхали. Даже когда мы там находились, в других домах кто-то тоже находится.

Третьяков: Какие машины?

Мария: У папы «Мерседес», у мамы «Вольво». Когда нас надо было на соревнования довезти, то бабушка и дедушка давали свою машину.

Белов: Какую характеристику можете дать Александру Вячеславовичу? 

Мария: Самый прекрасный отец, какого я бы пожелала многим детям. У него сочетание довольно необычное: Стальной характер и воля сочетается с жертвенной любовью и нежностью к своей семье. Это проявлялось на протяжении всей жизни, во многих случаях. Я считаю, что эта жертвенность распространялась и на жителей Серпуховского района, он и их считал частью своей семьи. Поэтому при недюжинных способностях, которые обеспечили бы ему место в национальных компаниях, эта нежность побуждала его быть верным своей малой родине.

На этом допрос свидетеля закончен. 

Судья Юферова: Александр Вячеславович, будете показания давать?

Шестун: В следующий раз.

Свидетелей нет больше на сегодня. Белов просит время на подготовку Шестуна к допросу. Объявлен перерыв до 21 октября 10-30.

Новости

Мнения

Записки Шестуна