Наверх

Шестун. Суд. День одиннадцатый

Онлайн-трансляция из Подольского городского суда.

Онлайн-трансляция из Подольского городского суда

Доброе утро, дорогие читатели. Сегодня мы опять возвращаемся в Подольск и представляем вашему вниманию онлайн-трансляцию одиннадцатого заседания по делу бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна, которое разбирают по существу.

После карантина, связанного с коронавирусом, прошло четыре заседания, во время которых продолжались опросы свидетелей. Скоро станет известно, что будет происходить сегодня. Начало запланировано на 10.30. Присоединяйтесь!

18.20. Заседание закончено. Допрос Шейко продолжится завтра. Начало в 11.00.

18.00. Шестун: После Шестуна хоть один крупный центр был построен?

Шейко: Я очень рада вас видеть, что вы хорошо выглядите и не режете вены...

Судья делает замечание, просит, чтобы свидетель отвечала на вопрос.

Шейко: Серпуховского района уже нет, и я работаю в городском округе Серпухов.

Судья просит ответить свидетеля хоть на один вопрос.

Шестун: Что инвестировано в Серпуховский район за 2 года?

Шейко долго думает. Отвечает, что не помнит где, но где-то какой-то химзавод будут строить.

Шестун: Не будут делать, а что сделано?

Шейко: Я только про это знаю, что планируется.

Шестун: Нет ничего. Ваши подольские друзья ничего не делают!


17.55. Сметанина: Назовите источник своей осведомленности о взаимодействиях Шестуна и Криводубского (обвинение считает его аффилированным лицом) в плане бизнеса в ваших показаниях на допросе?

Шейко: Фотографии видела.


17.40.

Шестун: Больше пользы или вреда Серпуховскому району от постройки торговых центров на этих земельных участках в Борисово?

Шейко: Я ничего не могу сказать. Налоги-то они платят НДФЛ нам в бюджет.

Шестун: То есть, с точки зрения практической пользы, это все-таки положительное мероприятие?

Шейко: Если бы 4 построили центра, то тоже было бы положительно.

Шестун: Вы знаете, что такое девелоперский бизнес?

Шейко: Не знаю.

Шестун: Вам известны девелоперские компании, которые бы готовили подобные площадки для крупной сети?

Шейко: Нет.

Шестун: Вот видите!

Прокурор Сухова вопросы защиты считает давлением на свидетелей.

Белов: Какое понятие вкладывает свидетель в слово "незаконность", говоря о процедуре оформления в собственность участков земли?

Снимают вопрос.

Белов: Какой нормативный акт нарушен при выделении в собственность участков?

Шейко: Земельный кодекс (при этом статью и формулировку бывший главный юрист затрудняется назвать).

Александр Шестун поясняет суду, что девелопмент - это предпринимательская деятельность, связанная с созданием объекта недвижимости, реконструкцией или изменением существующего здания или земельного участка, приводящая к увеличению их стоимости. По сути это именно то, что и сделал ООО "Центр" с 4 участками в Борисово, вложив под сотню миллионов рублей на перенос ЛЭП, выравнивание перепада высот 12 метров, провод газа и воды (с проколом под автотрассой), что в конечном итоге и позволило увеличить рыночную стоимость изначально неликвидных участков и перепродать их за значительно большую сумму гипермаркету "Лента".

17.35. Продолжается обсуждение выделения участков.

Белов: Подписи ответственных специалистов под разрешением (согласованием) стояли?

Шейко: Стояли.

Белов: Ваша подпись стояла?

Шейко: Стояла.

Белов: Как можете это объяснить?

Шейко: Я знала, что у главы есть интерес. Не могла не подписать.

Шестун: А были случаи, чтобы кто-то не подписал, и что-то случилось?

Шейко отвечает не по теме, мол, были аффилированные лица.

Шестун: Вы понимаете, что берете на себя ответственность и подвергаете опасности других людей и меня!

Шейко: Вы же понимали.

Шестун: Я не понимал и не знал.

Юферова: Незаконность этого вы понимали?

Шейко: Понимала.

Шестун: Вы меня уважали как человека?

Шейко: Да.

Шестун: А зачем тогда меня подставляли?

Шейко: Я доложила Юше (своей начальнице), а она должна была доложить вам.

Белов: Если бы вы не подписали лист согласования, ООО "Центр" не смог бы построить такой торговый центр?

Сухова требует занести адвокату замечание в протокол за такой вопрос.

Белов: Что с 2013 года было прописано в должностных обязанностях главы района? Бюджет каким образом формировался спортивных учреждений?

Шейко: Не могу сказать (подобное незнание начальника юридического отдела выглядит странным).


17.25. Адвокат Белов: По ситуации после продажи участков. Вы сказали, что там были пертурбации с участками, они размежевывались, был построен один торговый центр. Как это противоречит правовой базе? Вы сказали, это неправильно.

Шейко: Ничего не могу сказать.

Белов: Я правильно понимаю, что собственник мог делать с участком что угодно?

Шейко: Вы от меня чего хотите?

Белов: Хочу услышать комментарии вашим словам, что действия собственника после покупки участков были незаконными. В чем?

Сухова перебивает.

Шейко: Я не говорила такого.

Белов: Говорили!


17.10. Шестун: У меня были вопросы, я не видел полной чистоты сделки. Почему вы как начальник юротдела не подошли ко мне и не сказали, что это не совсем чисто?

Шейко: Я могла только в коридоре сказать. Когда я была начальником отдела, я не имела доступ в кабинет.

Шестун: Получается с ваших слов, что все все знали, кроме меня?


17.05. Шестун: Когда в 2011 году я собрал всех и вам показал публикацию в СМИ про эти домики, я сказал, слушайте, а зачем вы эти домики указываете, если они уже строят большое здание? Что вы мне ответили? Вы сказали, Александр Вячеславович, все законно и обоснованно! Мы не видим оснований отменять.

Шейко - молчание.

Шестун: Вышли в суд, Серпуховский федеральный суд после того, как Слухай (зам главы, курировавших земельные и имущественные вопросы с 2010 по 2013 годы) отменил постановление, что ответил суд прокуратуре?

Шейко: Было такое, да.

Шестун: Вы говорили, что арбитражная практика такая, что всем разрешают такие сделки?

Шейко созналась, что да, говорила.

Примечание редакции: суть в том, что под строением собственник имеет право выкупить по льготной цене землю. И эти сделки арбитражный суд всегда признает законными.

16.50. Шестун попросил припомнить, когда были выговоры Гришиной. Но Шейко не помнит. Она говорит, что он дважды хотел ее уволить. И она (Шейко) просила не увольнять ее.

Шестун: Сколько было доследственных проверок по фактам выделения земли? И какой орган их проводил?

Шейко: В СК области я сама ездила. Сколько проверок, я не помню. 3-4 точно было.

Шестун: Было 10. Вы знаете результат?

Шейко: СК отказал прокуратуре.

Шестун: С какими выводами?

Шейко: Я сама не читала.

Шейко явно не хочет отвечать Шестуну на невыгодные вопросы.


16.30. Шейко рассказывает про процедуру выделения участков в деревне Борисово в 2008 году, на которых впоследствии возник торговый центр «Браво». Именно за выделение этих участков и был изначально арестован Шестун, ему была предъявлена 159 статья УК России.

Поступило обращение, была построена первая очередь. Было очень много представлений прокуроров по этим участкам (Шестун был единственным заявителем по "Игорному делу" (подробнее - здесь) и находился под микроскопом у Генпрокуратуры). Однако по всем представлениям были вынесены отказные.


16.10. Сухова: Какие-либо проверки в отношении организаций спорта были инициированы?

Шейко: Да, были. Но с юротделом и мной это не согласовывали, это меня не касалось. Контрольно-счетный орган был отдельной структурой, подчиняющейся правительству Московской области.


16.05. Сухова: Гришина вам знакома?

Шейко: Да, она руководила департаментом по спорту, туризму и молодежной политике.

Сухова: Что вам известно о взаимоотношениях между Шестуном и Гришиной до и после 2015 года?

Шейко: Она ему подчинялась, приходила на совещания. Александр Вячеславович очень требовательный человек, требует ото всех работать. Я спорт не курировала, я не знаю.


16.00. Шейко рассказывает, что еженедельно проводилось общее совещание, на котором присутствовали все руководители служб, включая федеральные (МВД, Роспотребнадзор и т.д.). Шестун также сказал, что надо параллельно проводить внутренние районные совещания, где велся протокол, обсуждались вопросы, касающиеся жизни района.

15.55. Несмотря на заявление и ходатайства защиты, допрос Шейко все же начинается. Она рассказывает, что с 2013 года изменена структура управления районом. Глава стал председателем совета депутатов, а главой администрации было отдельное лицо. Прокурор Сухова просит рассказать о сити-менеджерах.

"С 2013 года сити-менеджером был Лаврентьев. Через год примерно уволился. Почему - не знаю", - вспоминает свидетель.

"После Лаврентьева действующих глав администрации уже не было, а были все и.о. Причина в том, что губернатор Воробьев, представитель его, не согласовал другие кандидатуры. И из-за этого новый конкурс не состоялся. Кто-то должен же был управлять администрацией, поэтому поручали замам", - продолжает Шейко.


15.50. Наш портал уже подробно рассказывал о госпоже Шейко и ее ключевой роли в уничтожении Серпуховского района, которое произошло после ареста Александра Шестуна. Освежить в памяти историю можно, пройдя по ссылке.
15.45. Вызывают следующего свидетеля. Шейко Надежда Витальевна, бывшая замглавы администрации и и.о. главы администрации. Ни у кого не оказывается томов с ее допросами, которых было аж шесть, потому что все ожидали выступления другого свидетеля. Получается, что у защиты и подсудимого нет возможности полноценно вести защиту.

15.00. Бурлаков работал техником. Ему также доводилось бывать в «Медвежьей берлоге». Его допрашивают о тонкостях работы, обязанностях. Стандартные вопросы. Второй сотрудник ЧОПа "Зубр" сообщает, что вообще не встречал Шестуна на базе "Медвежья берлога", что делает еще более фантастическими домыслы о его владении данным объектом.

Еще одна интересная деталь — он говорит, что его допрос длился 30-60 минут. Однако за это время следователи обычно успевают только провести анкетирование. С Бурлаковым также разбираются очень быстро и отпускают. Объявлен перерыв на полчаса.


14.30. Заседание возобновляется после затянувшегося перерыва. Вызывают следующего свидетеля - Михаила , работавшего в ЧОП "Зубр" Вопросы задает прокурор. Расспрашивает про деятельность ЧОП: кем работал, какие объекты охраняли. Свидетель перечисляет многие объекты бывшего Серпуховского района.

Адвокат Белов расспрашивает про транспорт ЧОПа, про технические средства, про время допроса (4 часа). Свидетель рассказывает про свою работу в Парке Дракино, на базе отдыха «Медвежья берлога», где он, по его словам, за несколько лет дважды видел Шестуна.

Все проходит очень быстро, свидетеля отпускают. Следующим будет коллега Игнатова Бурлаков.


12.50. Левкина отпускают. Перерыв на обед до 14.00.

12.45. Белов задает вопрос о противоречии с сумочкой, была она или нет? Речь Левкина становится совсем невнятной. Не помнит, что говорил на допросе, хотелось побыстрее уйти, и он не обратил внимание на фразу "сверток не торчал из сумки". То есть он, как и предыдущий свидетель Тихомирова, хотел скорее подписать протокол допроса, чтобы пойти домой.

Прокурор Сухова нервничает и постоянно всех перебивает - адвокатов и самого Шестуна, когда они задают вопросы Левкину.


12.30. Адвокат Белов зачитал показания Левкина. И там есть серьезное расхождение, а именно, Левкин утверждал, что Гришина садилась к Шестуну в машину не только со свертком, но и с сумкой! И когда она вышла, "сверток в сумке не торчал" (дословно из показаний). При этом на суде, пять минут назад, он говорил, что она была без сумки, только со свертком. Свидетель или путается в показаниях, или врет - сказать сложно. Но к его речам возникают огромные вопросы...

12.20. Сметанина: Когда Гришина оставила сумку в машине, она телефон с собой взяла?

Левкин: Не помню.

Белов: Этот случай на "Красных крыльях" в ноябре был? Было холодно, какая погода была?

Левкин старается не вдаваться в детали. Но сказал, что в этот день было солнечно.

Сметанина: Какая температура была в тот день?

Левкин говорит, что Гришина была в ветровке.

Сметанина: Сверток должен был уместиться в карман?

Левкин отвечает неопределенно. Белов просит огласить протокол показаний свидетеля.


12.15. Шестун: А Гришина часто помимо сумки пакеты носила?

Левкин: Бывало.

Шестун: Вы видели, что в пакетах находится?

Левкин: Нет.

Шестун: А куда она с пакетами ходила?

Левкин: На работу и с работы.


12.05. Левкин исполнял обязанности личного водителя Гришиной и всегда ее возил, но ничего подозрительного больше никогда не видел. Также он рассказывает, что Гришина из ДС "Надежда" вышла с сумкой и со свертком, ехала так в "Красные крылья". Потом еще в "Крыльях" походила. Почему не убрала сверток в сумку, он не знает.
12.02. Важный момент, который еще и ранее подмечали адвокаты. В свертке, о котором говорит Левкин, сама Гришина утверждала, что находились 800 000 рублей пятитысячными купюрами. И хотя сумма довольно большая, но пачка пятитысячных купюр была бы совсем небольшой, и могла поместиться в карман. И вряд ли бы походила на сверток.

12.00. Левкин начинает путать детали. Если ранее он говорил, что машина стояла боком к нему, и он не видел, что дальше происходило, а теперь он меняет показания. Несмотря на протесты прокурора, судья Юферова пытается выяснить все детали эпизода.

Левкин повторяет, что у Гришиной был некий сверток. А сумку она якобы оставила на базе или в своей машине.

Белов: И она со свертком ходила везде?

Левкин: Да.

Обвинение предполагает, что в этом свертке находились деньги.


11.55. Левкин не помнит ряд деталей, что весьма характерно для всех свидетелей обвинения. На допросе в СК Левкин помнил события лучше, чем на суде, а на суде он ключевые моменты не помнит. Также Левкин сообщил, что его допрос длился 4-5 часов без перерыва в Следственном комитете.

11.50. Андрей Левкин: Гришина - мой непосредственный руководитель. Работал водителем в ДС "Надежда". С 2008 года возил работников бухгалтерии, других сотрудников. И саму Гришину.

Как Шестун общался с Гришиной, он не знает. Рассказывает, что видел, как на каком-то мероприятии Гришина садилась в автомобиль к Шестуну, в черный седан. Шестун был за рулем. Они проехали какое-то расстояние, остановились. Это было на спортивной базе "Красные крылья".


11.40. Сухова зачитывает из показаний виды заказанных тренажеров и их цену, товарные накладные, по всей видимости, пытаясь доказать, что сделка все же была. Однако самого договора так и нет.

Уварова отпускают и вызывают следующего свидетеля по фамилии Левкин. Это водитель "Надежды", подчиненный Гришиной.


11.35. Продолжается обсуждение тренажеров. Уваров говорит, что делал поставки тренажеров в "Надежду" неоднократно в различные годы. Но оригинала договора с АНО "Надежда" у него нет. Говорит, что договор подписывали, но сам договор нигде не удается найти.

Сметанина: А часто такое бывает, что вы договоры не берете, которые заключаете?

Уваров: Часто где-то теряются.

У прокурора Суховой - ходатайство об оглашении допроса Уварова. Начинается чтение протокола.


11.25. Адвокаты задают вопросы. Людмила Сметанина интересуется, какова рыночная цена тренажеров. Уваров отвечает, что около 320 тысяч рублей, однако он сделал скидку. Шестун пытается понять, откуда такая скидка. Разницу в цене Уваров поясняет тем, что в магазинах цену накручивают, а он работает с импортерами.

Адвокат Белов: Вы сказали о трех видах тренажеров. А о поставках других тренажеров вам что-то известно? Уварову не известно.


11.20. Говорится о том, что договор на поставку тренажеров (они вменяются Шестуну как взятка от Гришиной) был заключен между ИП Уваровым и АНО "Надежда" в лице директора Фокиной. Некий Разин пояснял, какое оборудование нужно. Уваров получил всю сумму целиком за тренажеры - 259 000 рублей по безналу.
11.15. Уваров - индивидуальный предприниматель. По всей видимости, именно он занимался поставками спортивного оборудования в АНО "Надежда". Видимо, речь вновь пойдет про тренажеры.
11.10. Адвокат Сметанина замечает, что при допросе Тихомировой не соблюдено время допроса, ей не было дано перерыва, а дольше 4-х часов непрерывно допрашивать нельзя. Кроме того, при допросе следователем использовались скриншоты переписки, но это не было указано в протоколе. Кроме того, показания Тихомировой изложены не дословно. А доказательства, полученные с нарушением процедуры, являются недопустимыми. Просит их признать таковыми (показания Тихомировой). Вызывают свидетеля Алексея Уварова.
11.05. Заседание началось. Шестун говорит, что у него не хватает объема памяти на все тома. Просит предупреждать заранее, какие свидетели будут выступать, чтобы он мог брать с собой соответствующие тома дела. Замечает, что в обвинительном заключении, куда включены слова Тихомировой, ее слова отличаются от слов, которые написаны в ходе допроса. Судья Юферова отвечает, что это следователь решает, что писать в обвинительном, а в суде они все равно смотрят оригиналы.

Новости

Мнения

Записки Шестуна