Наверх

Заявление Александра Шестуна о доведении до самоубийства (ст.110 УК РФ).

Прошу провести проверку по факту моего заказного уголовного преследования, сопровождаемого пытками и издевательствами в изоляторах г.Москвы, доведении меня до самоубийства.

Председателю Правительства РФ Медведеву Д.А. от Шестуна Александра Вячеславовича, находящегося в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г.Москве, больница, камера 727. копию: адвокатам Кульбаевой А.В., Гривцову А.А., Шляхову О.П. Заявление о доведении до самоубийства (ст.110 УК РФ)

Прошу провести проверку по факту моего заказного уголовного преследования, сопровождаемого пытками и издевательствами в изоляторах г.Москвы, доведении меня до самоубийства.

С 2003 года я являлся главой Серпуховского района Подмосковья, много раз был награжден за привлечение инвестиций, более 30 современных, крупных предприятий было построено за 14 лет моей работы. Однако губернатор Воробьев А.Ю. не желал меня видеть на этом посту из-за невыплат ему взяток. Я получал угрозы от руководителя его администрации Кузнецова М.М., начальника УВП Администрации Президента Ярина А.В. и генерала ФСБ Ткачева И.И. с требованиями не судиться с мусорным полигоном «Лесная», не баллотироваться вновь на пост главы Серпуховского района, передать пост представителям Подольской преступной группировки, а самому написать заявление об отставке. В случае невыполнения их требований угрожали посадить меня в тюрьму по заказному уголовному делу, отобрать все имущество у всех моих родственников и знакомых, а мою многодетную семью из пятерых детей лишить единственного жилья. Я записал их угрозы на диктофон и сделал видеообращение к Путину В.В., указав на незаконность действий Ярина А.В., Ткачева И.И., Кузнецова М.М.

В день назначения выборов на пост главы Серпуховского района, 13.06.2018, руководитель ГСУ СК РФ Кабурнеев в 2 часа ночи возбудил против меня уголовное дело по ст.286 УК РФ за постановление 8-летней давности о выделении земли под магазин ООО «Центр», подписанное моим 1-м заместителем Соколовым С.А., так как я на тот момент был в отпуске. Данное постановление 2010 года дважды проверялось арбитражным и серпуховским федеральным судом, 10 раз подвергалось доследственным проверкам СКР, все было признано законным и обоснованным.

13.06.2018 в 6:00 ко мне в дом ворвались через окна 50 сотрудников ФСБ и СКР с автоматами наперевес. Они тыкали автоматическим оружием, повалив мою дочь Марию на пол, меня били ногами, а моих малолетних детей вытащили из кровати.

Впоследствии 04.02.2019 возбудили в отношении меня еще одно уголовное дело по ст.290 УК РФ по голословному заявлению начальника департамента по спорту Гришиной Т.Н., которую до этого держали в СИЗО по ст.159 УК РФ, а в обмен на показания против меня выпустили под домашний арест.

14.06.2018 Басманный суд арестовал и поместил меня в СИЗО-5 РФ УФСИН по г.Москве. Когда я потребовал прихода нотариуса в изолятор для оформления доверенности на ведение избирательной кампании на пост главы Серпуховского района, то был публично поддержан в этом председателем ЦИК Памфиловой Э.А. и председателем СПЧ при Президенте РФ Федотовым М.А., пришедшим в СИЗО-5 для встречи со мной, и начальником изолятора полковником ФСИН Папушей Д.А.

Такое согласие на приход нотариуса от начальника СИЗО-5 было получено, однако сразу после ухода Федотова М.А. меня срочно этапировали в СИЗО-2 ФСИН РФ «Лефортово», где незаконно лишили меня конституционного права быть избранным. Мало того, с выборов путем административного давления сняли и мою жену Шестун Ю.Н., лишив ее регистрации кандидатом на пост главы Серпуховского района через суд.

В СИЗО-2 ФСИН РФ «Лефортово» меня не допускали на операцию по стентированнию сонной артерии, имеющей врожденный s-образный изгиб с большим стенозом, отчего я многократно терял сознание. После 26-дневной голодовки, объявленной мною из-за недопуска к выборам и лишения права на медицинскую помощь я был госпитализирован в филиал «Больница» ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН РФ при СИЗО-1.

В начале октября 2018 следователь ГСУ СК РФ Видюков Р.А. заявил, что «выкинет» меня из больницы недолеченным и поселит в камеру с профессиональным бойцом, проходящим по делу о терроризме. После угроз Видюкова Р.А. я встретился с начальником больницы Гайсиным Д.Т., и тот заверил меня, что внепроцессуальное давление следователя Видюкова Р.А. на него не действует, однако выписал меня день в день, как и обещал Видюков, несмотря на мои хронические болезни, обострившиеся во время голодовки: язва 12-перстной кишки, диабет, кандидоз пищевода I степени, цереброваскулярная болезнь после черепно-мозговой травмы с субарахноидальным кровоизлиянием в мозг, панкреатит, хроническую ревматическую болезнь с поражением митрального клапана, церебральный атеросклероз, ишемическую болезнь сердца, артериальную гипертензию, энцефалопатию сложного генеза. Не повлиял даже ряд моих жалоб на давление следователя СКР в надзорные инстанции и ряд публикаций о лишении меня медицинской помощи. Как и угрожал Видюков Р.А., меня разместили в СИЗО-2 «Лефортово» в одной камере с бойцом-тяжеловесом Кодировым.

С октября 2009 года ко мне были применены меры государственной защиты УСБ ФСБ по делу против сотрудника Генпрокуратуры Абросимова С.В., вымогавшего у меня 5 миллионов рублей и впоследствии по «игорному делу подмосковных прокуроров», где я был единственным заявителем. Было в рамках этого уголовного дела арестовано 10 прокуроров, а главарем этой группировки являлся Артем Чайка – сын генпрокурора РФ, который потом называл меня личным врагом их семьи в здании Правительства Подмосковья.

Мосгорсуд 24.10.18 снял своим решением с меня меры госзащиты 6-й службы УСБ ФСБ, хотя я указывал на заседании, что я поселен с «террористом» в одной камере, и мне как никогда угрожает опасность. В тот же день, 24.10.2018, при прямом подстрекательстве сотрудников СИЗО-2, после отбоя, ночью сокамерник напал на меня с заточкой, крича на все «Лефортово», что убьет меня. По данному факту ОВД Лефортово ведет доследственную проверку.

19.11.18 комиссия СИЗО-2 необоснованно поставила меня на профучет как склонного к побегу, только из-за того, что я на 5-й раз назвал вместо своей фамилии имя начальника СИЗО. Теперь меня в автозаке и «клетке» суда держат с застегнутыми наручниками, включая другие неудобства.

За год с небольшим нахождения под арестом меня 9 раз перемещали по различным СИЗО г.Москвы, а камер я поменял около 50, что ЕСПЧ приравнивает к пыткам. Нет ни одного заключенного в Москве, поменявшего столько изоляторов.

Меня неоднократно обворовывали сотрудники ФСИН: 31.01.19 в камере 614 СИЗО-1 УФСИН России по г.Москве при обыске украдено 30 000 рублей. 05.03.19 при поступлении в больницу СИЗО-1 украдено более 30 предметов: туалетные принадлежности, сигареты и т.д.. 17.04.19 в больнице СИЗО-1, камера 727, украдены кофе, шоколад, сигареты. 26.07.19 в СИЗО-1 при возвращении из больницы СИЗО-2 были украдены кофе, шоколад, полотенца и т.д. на сумму более 50 000 рублей. 02.08.19 СИЗО-1 официально объявило о пропаже со склада всех моих вещей.

Ко мне многократно необоснованно применяли физическую силу и спецсредства сотрудники СИЗО 99/1: Меня жестоко избили 20 сотрудников СИЗО 99/1 12.02.19. Били дубинками и ногами по почкам и другим частям тела да так, что у меня в моче 2 месяца была кровь, а количество эритроцитов в сотни раз превышали норму. Я получил сотрясение мозга, меня рвало, многочисленные ушибы на голове, руках, ногах и теле. Все 20 человек были одеты в шлем, экипированы наручниками, электрошокерами и дубинками. В СИЗО 99/1 ко мне еще трижды применялась физическая сила и спецсредства 13.02.19, 21.02.19 и 27.02.19. Побои также регистрировались в медпункте СИЗО. По факту моего избиения в СИЗО 99/1 Преображенский СУ СК РФ по г.Москве ведет доследственную проверку. В знак протеста против пыток и избиение я объявил голодовку 08.02.19 и продержал ее 100 дней до 21.05.2019.

11.03.2019 я обнаружил в кабинете начальника больницы Савченко Е.В., сменившую Гайсина Д.Т., следователя ГСУ СК РФ Писарева С.В., который оказывал на нее внепроцессуальное давление. Вход в лечебное учреждение ФКУЗ МСЧ-77 ФСИН РФ следователям и адвокатам запрещен. Неудивительно, что после этого врачи больницы выполняли незаконные требования СКР.

В больницу ФКУЗ МСЧ-77 при СИЗО-1 УФСИН РФ по г.Москве в мае-месяце 2019 года меня начали круглосуточно охранять и сопровождать два спецназовца из ОСН УФСИН РФ по г.Москве. Я нахожусь в 727 камере, а они – в 726 и 728 камерах, меняются ежесуточно, при сопровождении применяют ко мне физическую силу, непонятно на основании какого закона охраняя меня и по сей день.

В больнице ФКУЗ МСЧ-77 при СИЗО-1 УФСИН РФ по г.Москве сотрудники изолятора и спецназ ОСН регулярно применяют ко мне физическую силу, а врачи не оказывают медицинской помощи: 18.07.19 семь сотрудников СИЗО, выкрутив мне руки и ноги, повредив мне правое предплечье, загрузив меня на носилки, больного, с давлением 95/60, отнесли в следственный кабинет, где мне в течение 5 часов без перерыва зачитывалось обвинение, хотя большую часть времени я отключался и не слышал происходящее. 24.07.19 шестеро сотрудников СИЗО-1, выкрутив мне руки и ноги, на носилках этапировали меня в Психиатрическую больницу №1 им.Алексеева (Кащенко), где мне угрожали применением насильственного кормления с целью вывода из длительной голодовки с применением сильнодействующих психотропных средств и смирительной рубашки. Переодев меня в больничную форму, оформив все документы, там продержали меня более 4-х часов, затем этапировали меня в психиатрическую больницу при СИЗО-2 УФСИН РФ по г.Москве. В обеих этих больницах я написал отказ от госпитализации. 31.07.19 ко мне опять применили силу сотрудники СИЗО и спецназ ОНС УФСИН РФ по г.Москве при том, что в медицинском деле было указано о тяжелом состоянии моего здоровья и ограничении следственных действий 20 минутами. Меня продержали 1 час 41 минуту при зачитывании следователем ГСУ СК РФ Писаревым С.В. об окончании следственных действий. Большую часть времени я был лежа на полу, в коридоре, куда я зашел после 30 минут следственных действий. Моих адвокатов в СИЗО-1 зачастую не допускают, постоянно подвергают обыскам, не разрешая проносить ни один документ по делу. Мои ФСИН-письма блокируются, хотя в них нет ничего противозаконного. Более 50 ФСИН-писем заблокировали, хотя в них нет ничего противоречащего 103-ФЗ, даже письма 11-летнего сына. Мне не дают в СИЗО-1 позвонить 82-летней матери, умышленно противодействуя телефонному разговору. За год нахождения под стражей мне так ни разу и не удалось поговорить с ней. 29.07.19 Московский областной суд по иску Генпрокуратуры конфисковал все мое имущество, включая дом, где прописаны и проживают мои дети, двое из которых малолетние (5 и 11 лет). Конфисковали все имущество у моих родственников, включая и по линии жены, которое они приобретали еще в советское время. Также конфисковали коммерческую недвижимость, которую я приобретал, будучи крупнейшим предпринимателем Серпуховского района и президентом ОО «Серпуховский Союз промышленников и предпринимателей». Показывал в налоговых декларациях о доходах суммы по 30, по 50 миллионов рублей в год, полностью указав все траты на свой дом. Строительство дома, покупка базы металлопроката, магазина и других объектов были за много лет до того, как я избрался главой Серпуховского района.

30.07.19 Мосгорсуд продлил мне арест свыше одного года, несмотря на очевидную неверную классификацию моего дела по ст.290 УК РФ в следствии того, что я не являлся главой администрации, поэтому не мог влиять на выделение финансовых средств или кадровое назначение начальника департамента по спорту Гришиной Т.Н., указываемой в обвинении как взяткодателя. Подобные действия в судебной практике квалифицируются, как по статье 159 УК РФ, а, следовательно, арест свыше одного года невозможен по закону.

18.07.19 следователь ГСУ СК РФ вынес постановление о прекращении уголовного преследования Шестуна А.В. в части совершения им преступления, предусмотренного пунктом «в» ч.3 ст.286 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления. Это на 100% подтверждает незаконность моего ареста Басманным судом 14.06.2018 и дальнейшим продлением ареста именно по ст.286 УК РФ. Сам следователь ГСУ СК РФ Видюков Р.А. признал незаконность заключения под стражу.

18.06.19 я, находясь на заседании Военного суда порезал себе вены лезвием от бритвы так, что чувствительность руки не восстановилась спустя 2 месяца, в знак протеста против бездействия ГВСУ СК РФ, нежелающего расследовать коррупционные преступления генерала ФСБ Ткачева И.И. и сотрудников 6-й службы УСБ ФСБ, много лет вымогавших у меня взятки. Мною были предоставлены неопровержимые доказательства, и военный суд признал бездействие ГВСУ СК РФ незаконным и обязал провести доследственную проверку в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ по моему заявлению о преступлении, но активных следственных действий по-прежнему не ведется. Последнее применение ко мне силы 31.07.19 и проведение следственных действий 1 час 41 минуту, вместо указанных пределов в 20 минут из-за моего тяжкого состояния здоровья, было последней каплей терпения и вынудило меня объявить сухую голодовку. Сегодня я на 54-м дне голодовки и н 8-м дне сухой голодовки. Мои анализы крови и мочи по большинству показателей – с сильнейшими отхождениями от нормы. Мой вес 63 кг от 95 кг, что грозит анорексией и белковым распадом, а также отказом работы почек из-за гиповолемии (обезвоживание организма).

Прошу провести проверку данных нарушений: многочисленных избиений в СИЗО, 9-кратного перемещения по изоляторам, лишением связи с родными, регулярных краж имущества сотрудниками ФСИН, незаконных применений силы, неоказания медицинской помощи, охраны спецназом ФСИН внутри СИЗО, грубейших нарушений следователей СКР. Подобные действия должностных лиц ФСБ, СКР, ФСИН доводят меня до самоубийства (ст.110 УК РФ). Согласно ст.306 УК РФ за заведомо ложный донос предупрежден.

Шестун Александр Вячеславович

08.08.2019

Новости

Мнения

Записки Шестуна