Наверх

За решеткой от пандемии. Как коронавирус изменил жизнь российских СИЗО

Вспышка коронавируса привела к запрету на допуск адвокатов в московские СИЗО и невозможности разгрузить спецприемники от мигрантов, которые ждут выдворения из России. Что там сейчас происходит?

По распоряжению Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с 31 марта находящихся под арестом не будут вывозить за пределы изоляторов московского подчинения на cудебно-следственные действия. Сотрудники СИЗО переходят на двухнедельные смены.

Прием посылок и передач в изоляторах приостановлен, к запрету на свидания с родственниками добавили ограничение на допуск адвокатов.

ФСИН разъяснила, что эти "меры продиктованы необходимостью защиты подозреваемых, обвиняемых и осужденных от проникновения инфекции в СИЗО".

По словам адвоката Дмитрия Динзе, за день до запрета он, несмотря на простуду, собирался в СИЗО "Бутырка" к подзащитному. Последнему должны были предъявить обвинение, но из-за запрета следователь эти действия отменил. Адвокат отметил, что до запрета ходил в СИЗО в защитной экипировке - маске, очках, перчатках и бахилах.

Следователи, по его словам, тоже сами обеспечивают себя средствами индивидуальной защиты, хотя респираторы в Москве стоят от 1,5 до 4,5 тыс. рублей.

В московском СИЗО-2 "Лефортово", петербургских "Крестах", изоляторах других регионов адвокаты пока могут встречаться с подзащитными. Но не в следственных кабинетах, а в комнатах для свиданий, где общаться приходиться через стекло и по телефону. Об этом рассказали Би-би-си адвокаты Сергей Бадамшин и Дмитрий Герасимов.

Слова защитников подтверждают сообщения ФСИН - в частности, приказ № 187 "Об организации работы учреждений УФСИН России по г. Москве в режиме особых условий", изданный "в целях реализации указа президента" об объявлении нерабочих дней.

По данным пресс-службы ведомства, встречи с заключенными должны проводиться в "комнатах краткосрочных свиданий (через стекло)", а в следственных кабинетах будут возможны лишь в "исключительных случаях по письменному заявлению прибывших лиц", при наличии масок, бахил и перчаток.

Такой формат ставит вопрос о нарушении адвокатской тайны, поскольку телефон в комнате свиданий прослушивается ФСИН, считает адвокат "Агоры" Владимир Васин.

Сам он на прошлой неделе пытался встретиться со своим подзащитным в СИЗО-1 Красноярска в следственной комнате. Но ему не удалось попасть туда даже в медицинской маске - начальник изолятора приказал проводить встречи адвокатов и следователей в комнате свиданий. Из-за невозможности конфиденциального общения он, как и следователь, отказался от рабочей встречи с подзащитным.

30 марта в это СИЗО вернули старые правила посещения в следственных комнатах, но к маске добавилась процедура измерения температуры лазерным термометром.

Проверка температуры - одна из мер безопасности на входе в еще работающие изоляторы. В "Лефортово" в последнюю неделю помимо маски посетителей просят надевать перчатки, бахилы и общаться через стекло, рассказал Би-би-си один из защитников.

Те же требования в "Крестах", утверждает адвокат Герасимов, который посетил изолятор 1 апреля. Документы от адвокатов на подпись подзащитным передают сотрудники "Крестов". Арестантов выводят на прогулку, пока проветриваются камеры, добавил Герасимов.

Карантин в условиях ФСИН

Адвокату Кунай Аббасовой не удалось попасть к своему доверителю в тюремную больницу в Красноярске. Она рассказала Би-би-си, что подала на пропускном пункте красноярского КТБ-1 заявление с просьбой о краткосрочном свидании с осужденным для подготовки документов в суд. Сотрудники колонии в ответ показали ей объявление на стене комнаты ожиданий. В нем говорилось об "ограничении личного приема граждан" на время эпидемии.

Бывшего главе Серпуховского района Александру Шестуну, арестованному по делу о мошенничестве, в больнице "Матросской тишины" отказались сделать тест на коронавирус. Он передал Би-би-си, что просил начальство СИЗО сделать тест, ссылаясь на 55-летний возраст, сахарный диабет и отсутствие "должных мер защиты".

Стол в комнате встреч с адвокатом никто не дезинфицировал, сотрудники СИЗО и заключенные ходят без масок, температуру в изоляторе не измеряют, утверждает Шестун (ответил на вопросы Би-би-си через адвоката 31 марта).

 

Из больницы Шестун ходил на встречи с адвокатом через все корпуса СИЗО и утверждает, что изолятор перегружен. "Если во всех СИЗО нет тестов на коронавирус, то невозможно определить, есть ли заболевшие", - пишет он, отмечая "недовольство" сотрудников изолятора и врачей.

В пятницу, 3 апреля, к Шестуну не пустили адвоката - под предлогом того, что ведется санобработка, рассказала Би-би-си жена заключенного Юлия Шестун. Обещали в понедельник пустить, добавила она.

ФСИН 3 апреля сообщила, что "случаев заболеваний ОРВИ и пневмонии среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных в следственных изоляторах Москвы не зарегистрировано".

Во всех изоляторах, в том числе в "Матросской тишине", достаточно медицинского персонала и лекарств, при этом решено принимать лекарства от родственников арестованных по согласованию с руководством филиалов медсанчасти МСЧ-77 ФСИН, сообщала ФСИН на прошлой неделе.

В понедельник, 6 апреля, служба заявила, что провела тотальную дезинфекцию всех колоний и СИЗО для профилактики заболеваемости заключенных и персонала учреждений - "с орошением поверхностей в помещениях дезинфекционными средствами, с последующей влажной уборкой, проветриванием и кварцеванием".

Почти все московские следственные изоляторы уже прекратили принимать людей. До особого распоряжения новые арестованные будут доставляться только в СИЗО-7 в Капотне.

По данным РБК, подследственных, которые содержались в изоляторе до введения новых карантинных мер, распределят по другим СИЗО.

Один из сотрудников исправительной колонии №5 в Рязанской области заразился коронавирусной инфекцией. Случаев заболевания среди подозреваемых, обвиняемых и осужденных, находящихся в исправительных учреждениях региона, не выявлено, сообщили в понедельник в пресс-службе рязанского управления ФСИН.

Из-за эпидемии не могут выдворить иностранцев

Приостановка деятельности судов сказалась и на делах о принудительном выдворении за нарушение миграционного режима. В центрах временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) находятся сотни мигрантов, выдворить которых сейчас невозможно.

Отпустить их на свободу в таких случаях должен суд, но процедура занимает до четырех месяцев, а в условиях карантина трудно даже подать в суд, говорит адвокат правозащитной сети "Миграция и право" Ольга Цейтлина.

Только в одном из ЦВСИГ в Петербурге заперты более 450 мигрантов, такая же ситуация в Москве и других регионах, знает она.

Из-за отсутствия страховки обитателям ЦВСИГ оказывается только экстренная медпомощь, хотя в них содержатся люди с ослабленным иммунитетом, в том числе с ВИЧ.

"Необходимо срочно принять меры и по освобождению людей, не совершивших преступлений, но лишенных свободы в целях "осуществления принудительного выдворения", - говорится в обращении правозащитников.

Источник: bbc

Новости

Мнения

Записки Шестуна