Наверх

Владимир Рыжков: "Хочется верить, что Шестун не умрет"

Политик, политолог, педагог, экс-депутат Государственной думы - о том, почему дело Александра Шестуна - типичное, а почему - исключительное.

- Я слежу за тем, как развивается история Шестуна, - рассказал Рыжков в небольшом интервью. - Не скажу, что читаю все новости по этой теме, но основные события прослеживаю. Для меня нет ничего удивительного в том, что происходит. По статистике, у нас 99,9 процентов обвинительных приговоров. Если человек туда попал - его будут делать виновным.

Что я думаю о его голодовки? Безусловно, это крайняя мера, вынужденная. Иначе не получалось. Голодовка все-таки заставляет обратить внимание на человека.Я думаю, что надежда для его семьи может быть в Европейском суде по правам человека, куда они обратились. - В последнее время Шестуна все чаще сравнивают с Сергеем Магнитским. Как вы думаете, а для власти чувствительны такие прецеденты? Или ей все равно: умер - значит умер.

- Да, параллели с Магнитским имеют место, но Шестун жив. И я надеюсь, что он не умрет. А если, не дай бог, с ним произойдет что-то плохое, об этом не забудут. Это публичный политик, известный человек, он на виду, и за его историей следят сейчас многие люди.

Новости

Мнения

Записки Шестуна