Наверх

Шестун равно Магнитский: Россия рискует наступить на те же «грабли»

Спустя 10 лет ЕСПЧ обязал Россию выплатить семье погибшего в тюрьме юриста 2,5 млн рублей. Но разве это вернет им отца, мужа и сына?

27 августа Европейский суд по правам человека удовлетворил несколько жалоб семьи аудитора Hermitage Capital Сергея Магнитского, Россия должна выплатить родным погибшего 34 тысячи евро (2,5 млн в рублях по сегодняшнему курсу). Многие СМИ выложили письма Магнитского, которые хранились в архиве его семьи. За год пребывания в разных СИЗО он исписал шесть толстых тетрадок, оставив в них свидетельства жуткого тюремного быта и своих чувств, надежд и постепенного осознания полной безысходности.

Анализируя историю экс-главы Серпуховского района Александра Шестуна, сегодня многие приходят к выводу, что она очень напоминает дело Магнитского. И это стало фатальным знаком для родных и близких Шестуна. Согласитесь, очень страшно смотреть на происходящее и понимать, каким может быть конец.

Уже год Шестун находится за решеткой, и следствие все продлевает и продлевает арест, каждый раз находя для этого совершенно нелепые, дикие причины. Сейчас тяжело больной, еле живой после длительной голодовки он лежит в палате интенсивной терапии. Ему поддерживают жизнь, чтобы потом ее отобрать?

Сергей Магнитский провел в заточении ровно год, после чего, по официальной версии, «умер от сердечной недостаточности», хотя попал в тюрьму абсолютно здоровым. Так же, как и Шестун, за время заключения Магнитский сменил несколько разных СИЗО, где ему тоже умышленно создавали тяжелые условия содержания.

Магнитский описывал все, что ему довелось пережить в тюремных застенках, в обычных толстых тетрадках. Шестун пошел дальше – несмотря на все препоны и запреты, он сделал все, чтобы его откровенная книга увидела свет уже сейчас.

Полное игнорирование жалоб, специально создаваемые адвокатам сложности для посещения своего подзащитного, запреты на свидания с родными, отказ в оказании медицинской помощи и в необходимых обследованиях, чудовищные условия в камерах и автозаках - описание всего этого можно найти как в книге Шестуна «Непокорный арестант», так и в письменных хрониках Магнитского, которым «Новая газета» дала название – «Как меня убивали».

«Я сам иногда удивляюсь: кажется, мне все нипочем, только соскучился по всем вам и дому», - написал Магнитский из Бутырки в письме своей матери за месяц до своей гибели.

  «В Мосгорсуде жестоко обыскивают: раздевают догола и на период ожидания сажают в камеру («стакан») размером примерно 2,5 квадратных метра еще с одним человеком, и вот сидишь и ждешь судебного заседания, а после него опять многочасовое ожидание в таком же «стакане». Затекают руки и ноги. Ужас! Ужас! Но ради того, чтобы увидеть своих близких, посмотреть в глаза судье, следователю, прокурору, это стоит вытерпеть», - рассказывает в своей книге Шестун.

  Стойкость и сила духа обоих вызывает уважение, им действительно как будто все нипочем, любые, самые страшные испытания под силу. Такое бывает, когда человек полностью уверен в своей правоте и готов даже умереть за правду. Но все же тех, кто наблюдает за историей Шестуна на воле, пугает возможный финал.

  Много месяцев подряд дети Шестуна и активисты общественного комитета «Свободу Шестуну» выходят на пикеты с плакатами. Последний из них гласит: «Шестун умирает в СИЗО. Вам нужен второй Магнитский?», а его маленький сын обратился к «большим дядям» с просьбой отдать умирающего отца домой. Но нет никакой реакции. Система не знает жалости и сострадания, так же, как и таких понятий, как совесть, справедливость и правда.

Источник: "Общая газета"

Новости

Мнения

Записки Шестуна