Наверх

Шестун просит Конституционный суд разрешить длительные свидания в СИЗО

Изменение в федеральном законе позволит сохранить десятки тысяч семей.

Бывший глава Серпуховского района просит Конституционный суд России изменить действующее законодательство и дать право заключенным в СИЗО на длительные свидания с семьей.

В настоящий момент положение заключенных регламентирует федеральный закон №103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Он разрешает длительные свидания только уже осужденным и этапированным в колонии, в то время как в период судебно-следственных мероприятий заключенные не имеют возможности нормального контакта с семьей. Такой же практики придерживаются и другие страны.

Тем не менее, на взгляд Александра Шестуна, данная практика несовершенна и, в первую очередь, должна быть пересмотрена именно в России, потому что нигде, кроме как в нашей стране, нет столь длительного нахождения людей в тюрьме в период следствия и суда. Известны случаи, когда российские заключенные пребывали под следствием по 5 и даже по 7 лет.

В СИЗО разрешены лишь краткосрочные свидания, которые происходят за стеклом, и у арестанта нет возможности обнять близкого человека и своих детей. По статистике, приводимой многочисленными СМИ, это приводит к разрушению семей. Так, если в заключение попадает мужчина, то в половине случаев пара распадается. В случае с заключенными женщинами ситуация еще печальнее – 90% мужчин отказываются ждать своих любимых и заводят новые отношения. Но самую большую травму получают дети, которые теряют связь с родителем и забывают его.

- Когда в 1995 году был принят 103-й Федеральный закон, содержащаяся там норма о том, что заключенным под стражу следствие и суд может предоставлять до двух свиданий в месяц с двумя взрослыми людьми старше 14 лет, это стало революцией — люди могли годами содержаться в СИЗО, и свидание предоставлялось только после приговора, - поясняет известный правозащитник Андрей Бабушкин. - Но то, что тогда казалось прогрессивным, свою прогрессивность утратило, и сейчас можно выделить несколько основных проблем. Первое - в СИЗО отсутствуют длительные свидания. Второе — не очень хорошие технические возможности для проведения свиданий, люди общаются по телефону через стекло. Третье — зависимость свидания от усмотрения следователя. Человек дает признательные показания, тогда получает свидание. Если не дает, начинают выдумывать причины, почему нельзя видеться с родными. И мы знаем ситуации, когда люди из-за этого просто умирали. Для тяжелобольного человека невозможность пообщаться с сыном, отцом приводила к стрессовой ситуации, и он уходил из жизни. Никто не несет за это никакой ответственности, судьи в этих случаях просто смеялись. Низкая планка ответственности государства в этом моменте приводит к тому, что рушатся семьи, люди совершают самоубийства.

- Что касается случая Шестуна, - продолжает Бабушкин, - если Конституционный суд будет стоять на стороне закона, конечно, они должны удовлетворить его требования. В Конституции четко написано, что семья, материнство, детство, отцовство находятся под защитой государства. И я думаю, что шансы у Шестуна добиться справедливости, конечно, есть.

В случае изменения законодательства, заключенные не только в колониях, но и в СИЗО смогут несколько раз в год по 3 дня жить со своей семьей в специально отведенном помещении на территории изолятора. Поддержание связи с семей, в свою очередь, будет помогать социализации человека после отбывания наказания.

Отметим, что пока даже в краткосрочных свиданиях с близкими Александру Шестуну отказывают свыше полугода.

- Александр Вячеславович неоднократно направлял ходатайство судье о предоставлении ему свидания с его супругой, несовершеннолетними детьми, матерью, однако в этом ему было отказано, - рассказывает адвокат Мила Сметанина, представляющая его интересы. - При этом позиция суда не мотивирована надлежащим образом и не оформлена в процессуальный документ (постановление или определение), который может быть обжалован в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом порядке. Помимо предоставления свиданий суд также отказывает в телефонных разговорах с близкими родственниками заявителя, что делает невозможным его участие в воспитании детей.

- Последнее краткосрочное свидание нам разрешали еще в ноябре прошлого года, - вспоминает супруга экс-чиновника Юлия Шестун. - И 7 месяцев нам не удавалось увидеться ни мельком в суде, куда нас не пускают, ни где-то еще. А за это время муж перенес насильственное кормление, прошел через сухую голодовку...

18 июня в Подольском городском суде должны возобновиться слушания по делу Александра Шестуна, прерванные из-за пандемии коронавируса.

Новости

Мнения

Записки Шестуна