Наверх

«Шестун — это жертвоприношение в борьбе с мусорными полигонами».

Одна из активистов «Поморье — не помойка» Антонина Обеднина - о том, почему Север смог победить московские отходы.

Кто ходил на антимусорные митинги и следит за историей противостояния жителей и тех, кто распихивает по стране отходы столичных жителей, наверняка, не раз замечали симпатичную активную девушку. Ее зовут Антонина Обеднина, она одна из активистов общественных движений «Поморье — не помойка» и ОГЭД «Нам здесь жить». Мы пообщались с Тоней и попытались понять, как северянам удалось выстоять в явно неравной борьбе.

- Я сама из Архангельска, но последние 16 лет живу в Москву, - рассказывает Антонина. - Там у меня остались родители, так что по сути я живу на два города.

- В какой момент и почему вы решили заняться экоактивизмом?

- До лета 2018 года у меня была обычная жизнь — кафе, музеи, друзья, путешествия, работа менеджером-переговорщиком. Но в какой-то момент мы узнали, что у нас на родине выпилены гектары леса. Мы начали пытаться понять, что происходит и нам ответили: у вас строится мегасовременный полигон на станции Шиес. Ближе к августу активисты перехватили телеграмму, в которой говорилось, что вот-вот к нам пойдут вагоны с мусором из Москвы. С того момента спокойная жизнь для меня закончилась. Пошла волна, включилась вся область, у людей стало формироваться понимание того, что на самом деле происходит. Уже в октябре состоялся первый митинг в Архангельске, туда пришло всего 300 человек — народ был мало информирован и все боялись. В ноябре я сделала у себя на работе плакат в поддержку Шиеса и вышла с ним к Думе. Мне начали писать люди из разных городов, мой поступок вызвал резонанс, я сама этого не ожидала. А уже в декабре прошел второй митинг, куда пришло гораздо больше людей — 3,5 тысячи. А в феврале мы собрали около 40 тысяч человек по области и с нами митинговала вся страна в поддержку Шиеса. Это был Единый день протеста по всей стране. В апреле прошло несанкционированное шествие, за которое мы недолго посидели в не столь отдаленных местах, выплатили штрафы на полтора миллиона рублей. И именно в тот момент прорвали информационную блокаду, это было мощно!

- У вас была стабильная спокойная жизнь. Зачем вы решили во все это ввязаться?

- У меня, в принципе, характер бунтарский. И я не смогла остаться в стороне, мне стало горько и обидно за оккупационную политику Москвы. Архангельская область — это Русский Север, и он прекрасен! Отец очень любит природу, рыбалку — по сути мы выросли в лесу. И чтобы вы понимали, северяне живут собирательством, рыбалкой и охотой. Для многих это жизненная необходимость, бытие, традиции. И мне не хотелось бы все это потерять. Более того, полигон для риска здоровью, знаете ли...Территория этой свалки равна территории города Коряжма (50 кв.км).

- Я так понимаю, что в итоге вам удалось добиться успеха, и полигона в Шиесе не будет?

- Технопарк меняет юрлицо. Нас это настораживает, поэтому мы не расслабляемся — лагерь как был, так и остаётся, более того, он все время укрепляется, модернизируется. На сегодня стройка стоит. Однако оборудование, технику, ничего с территории не вывозят, что тоже не даёт нам повода расслабляться.

- Почему вам удалось отстоять свою землю от свалок, а остальным нет?

- Не было примера, люди боялись. Но мы смогли зарядить всю страну, после нас начали протестовать в городах, где есть полигоны, МСЗ. Мы встречаемся, ездим друг к другу на митинги, обмениваемся информацией, опытом, специалистами. Многие говорят, что решились, глядя на нас.

- Вы в Серпухове были на митингах?

- И в Александрове, и в Серпухове, и во многих других городах. Знаю, что у вас тоже скоро будет митинг. Когда была у вас в прошлый раз, запомнилось, что место было выбрано на окраине города, но людей это не остановило. Хорошие спикеры, организация. Я там выступала. Многие, узнав, что я с Шиеса, подходили, жали руку, обнимали, высказывали слова поддержки и восхищения северянами. Но огорчил тот факт, что не упомянули Александра Шестуна. Все знают, какова судьба этого человека. Он намеренно протестовал, настроив против себя массу чиновников и еже с ними. Не побоялся высказаться и действовать, поднял народ. Нужно отдать должное ему, его смелости, настрою, понятиям.

- Стал ли он символом антимусорного движения?

- Он не символ, он — жертвоприношение в борьбе с мусорными полигонами. Только, к сожалению, не все это понимают. Каждый день жизни активиста - это риск, об этом важно помнить... Александр понимал, чем рискует и во что это может перерасти. Мы сочувствуем ему, поддерживаем друг друга информационно в том числе. Могу пожелать только сил и терпения его семье. Выдюжить и не отчаяться.

- Губернатор Андрей Воробьев обещает, что в 2020 году серпуховский полигон «Лесная» будет закрыт. Насколько это вероятно?

- Закрыть — это только 50 процентов дела, главное — последующая рекультивация. С факелами нужно пересматривать работу, тот, кто говорит, что все работает как надо, блефует. Что касается обещаний Воробьева: сказано — сделано, пусть действует во имя народа. И нужно не забывать, народ здесь власть!

Новости

Мнения

Записки Шестуна