Наверх

Почему Шестун воевал с прокурорами?

Публикуем отрывок из новой книги бывшего главы Серпуховского района «Непокорный арестант-2».

В интернет-магазинах уже появилась книга «Непокорный арестант-2: От Кащенко до «Бутырки», написанная Александром Шестуном во время содержания в «Матросской тишине». Издатели разрешили нам опубликовать отрывок, в котором бывший глава Серпуховского района рассказывает, с чего началось знаменитое «игорное дело».

«Война с прокурорами началась не с 2010 года, когда СМИ взахлеб публиковали фотографии Игнатенко, Урумова, Базыляна в обнимку с владельцем нелегальных игровых клубов Назаровым и смаковали подробности прокурорского отдыха на фешенебельных курортах. Истоки противостояния уходят в 2008-й год. Именно тогда чеховский бизнесмен Александр Кесов познакомил меня с приятным молодым сотрудником облпрокуратуры Дмитрием Урумовым. А через короткое время Урумов привез ко мне знакомиться Ивана Назарова. Представил его как коммерсанта, который спит и видит как вложить деньги в развитие района (безотказная мотивировка — я всегда готов был рассматривать инвестиционные предложения).

Кто эти ребята на самом деле, я тогда и не подозревал. О существовании круговой поруки в прокуратуре области знал, никакого секрета в этом не было, видел однажды Казакова, «кошелька» прокурорской банды — того самого, которому отрезали голову прямо на ступенях Пушкинской прокуратуры. Но и представить не мог, что мои милые новые знакомые Дима и Ваня связаны с прокурорской группировкой. Приятельство закончилось в начале 2009-го года, когда они попросили меня срочно приехать поздно вечером к спорткомплексу «Динамо» в Москву. К «Динамо» я приехал вовремя, но пришлось ждать несколько часов. Когда Урумов с Назаровым, наконец, появились (оба навеселе), мы по их предложению поехали на какую-то квартиру — поговорить. При этом их хамовато ментовский тон общения меня неприятно поразил. Никогда ранее ни Дима, ни Ваня ничего подобного себе не позволяли. Столь разительные перемены в манерах меня шокировала. Но главный сюрприз был впереди.

Оказывается, они решили пошло меня шантажировать, вымогая деньги и контроль над недродобычей в районе за мифическое покровительство и призрачное обещание «не трогать».

— Ребята, — пытался я вразумить бывших приятелей, — со мной так нельзя. Вы меня совсем не знаете. С меня ещё никто ничего не получал: ни менты, ни бандиты. Выражаясь вашим языком, мне западло ходить у кого-то на поводке. Я не жадный человек, но платить вам не буду. С какой стати? Когда-то точно так же я втолковывал все это Стасу Губе. — Саня, — гундосил он разбитым боксерским носом, — ты должен платить, все коммерсы платят. — Стас, — с интересом разглядывая его в упор, интересовался, — а почему я должен тебе платить? — Ну... я мастер спорта по боксу... — Стас, слушай, а я сейчас достану пистолет, и вот ты уже не мастер. Как тебе такой поворот? — Саня, но это же система, так полагается. — Объясняю еще раз: мне западло с вами иметь общие дела. Защитить себя я сумею сам. Если вы думаете, что очень круты — заблуждаетесь, я ещё круче. Не веришь? Давай испытаем. Язык понятий Стас понимал хорошо, больше эту тему в разговоре со мной он не поднимал. Причём я никогда не отказывался от интересных легитимных бизнес-проектов. И часть из них была с подконтрольными братве бизнесменами. Но и здесь не обходилось без проблем: собственные доходы «партнёрам» были не в кайф, когда они узнавали, сколько на совместной операции заработал я. А все было просто — нужно уметь ждать. Там, где большинство торопилось сбыть товар по-быстрому и задёшево, я не торопясь дожидался нужного момента, но зато и получал втрое. Потом ещё не один раз мне приходилось объяснять бандитам, налоговым полицейским, милиции: вымогать у меня что-либо бесполезно, проще договориться. А чтобы простая истина дошла до адресатов, пришлось посадить не одного стража порядка. Почти все уголовные дела, связанные с коррупцией в правоохранительных органах Серпухова, были инициированы Союзом промышленников и предпринимателей, который возглавлял я.

Мы не играли в народных мстителей и всегда честно и не по разу предупреждали — хватит. Доходило, к сожалению, не до всех. Надо ли говорить какое я испытал разочарование, когда понял, что и Ваня с Димой решили сыграть со мной в ту же игру. Уверенность в своей безнаказанности основывалась у них на том, что ещё ни разу не сажали прокуроров. Зато мэров арестовывали уже десятками. — Ты что, — ржали они, как кони, над моей «наивностью», — прокуратура — это же основа основ государства, ну кто нас тронет?

— Муниципалитеты тоже были основой, — возражал я, сдерживая накопившееся за время дурного разговора раздражение, — а теперь нас сделали кругом виноватыми. Вас так же могут прессануть, всё когда-то бывает впервые. На этом мы расстались. А все последующие встречи я уже записывал. Навык обращения с оперативной техникой у меня был. Почему я не мог просто заплатить? Ведь всё было бы намного проще. Думаю, это связано с моей главной фобией — я боялся быть немощным, несостоятельным. Я не хотел быть слабым. Был готов помогать, работать на паях, но никогда и ни зато не подчинялся насилию. Меня проще убить, потому что в противном случае вымогатели получат огромную проблему. Я пытался объяснить Урумову с Назаровым, что за десять лет становления в бизнесе прошел жестокую школу выживания в одном из самых криминальных городов Подмосковья. И уж если не дрожал в коленях при таком монстре, как Игнат, то они-то, мальчики-мажоры, для меня просто пустое место, несмотря на внушительную государственную крышу. Если бы я согласился платить, что было бы, без сомнения, очень разумно, я бы унизил самого себя. Умей члены прокурорской группировки поворачивать время вспять, они наверняка захотели бы изменить всего один эпизод из этого 2009 года. Они бы прислушались к моим словам. Потому что после разговора на «Динамо» они сами подписали себе приговор. После беседы я сделал две вещи: созвонился с давними знакомыми из органов, еще со времен предпринимательской войны с ГУБОПом, и начал тотальную запись наших бесед с прокурорами».

Новости

Мнения

Записки Шестуна