Наверх

Массовая экспроприация 2.0. Спустя 100 лет в России грянуло эхо большевизма

Мнение адвоката Людмилы Сметаниной.

Красногорский городской суд Московской области вынес беспрецедентное в российской судебной практике решение по иску Генпрокуратуры к экс-главе Серпуховского района Александру Шестуну и соответчикам, из которых 18 физических лиц и 21 организация, об обращении имущества в доход государства. Свое мнение об иске высказала адвокат Людмила Сметанина.

Беспрецедентность и знаковость вынесенного решения  заключается отнюдь не в фамилии главного ответчика (Шестуна) и не в количестве спорных объектов (движимого и недвижимого имущества) или участников процесса, как может показаться на первый взгляд, а в том, что суд вынес решение по иску, который при обычных обстоятельствах не был бы удовлетворен. Но поскольку Шестун, как известно, пошел против системы, то своим иском Генеральная прокуратура, похоже, хотела отомстить ему за разоблачения (он был заявителем в знаменитом «игорном деле прокуроров»). И этим странным иском и не менее странным решением суда такая цель достигнута. Красногорская Фемида иск Генепрокуратуры удовлетворила в полном объеме.

Мотивы, которыми руководствовался суд, пока не известны, поскольку оглашена только резолютивную часть решения.

Но, скорее всего, суд приведет в решении доводы, которыми представители Генпрокуратуры руководствовались в своем иске и в своих выступлениях. В частности на показания свидетелей по уголовному делу против Шестуна (предварительное расследование по которому не завершено!), полученные после обысков у свидетелей и их допросов в основном без адвокатов в СК России. То есть в основе «аффилированности», на которую ссылается прокуратура, лежат лишь слова о том, что Шестун мог общаться с кем-то из соответчиков, кого-то лично знал или с кем-то когда-то виделся. При этом ходатайство защиты о вызове этих «свидетелей» в гражданский суд Генпрокуратура не поддержала, отказалась это сделать и судья.

И доводы эти мягко говоря не только не согласуются с нормами закона, но противоречат им и прежде всего ст. 235 ГК РФ, Федеральному закону  № 230-ФЗ от 3 декабря 2012 года «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» (далее - Закон № 230). Вышеуказанные нормы в их взаимосвязи устанавливают, что имущество может быть изъято только по основаниям, предусмотренным Законом № 230. А он является специальным по отношению к ФЗ «О противодействии коррупции» и устанавливает ограниченный круг подконтрольных субъектов (государственный или муниципальный служащий, его супруг(а) и несовершеннолетние дети) и ограниченный круг объектов (земельные участки и иные объекты недвижимости, транспортные средства, ценные бумаги, акции), которые могут быть изъяты в доход государства.

В нарушение вышеуказанных норм решением Красногорского горсуда у ненадлежащих соответчиков (за исключением ответчика и его супруги все остальные - ненадлежащие) постановлено изъять имущество, обращение которого в доход государства законом не предусмотрено.

Необходимо отметить, что п. 2 ст. 235 ГК РФ запрещает изъятие имущества у собственника, за исключением оснований, прямо прописанных в указанной статье. При этом изъятие производится в порядке, установленном законом. Одним из таких оснований является обращение в доход государства имущества, в отношении которого не представлено доказательств его приобретения на законные доходы (подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ). По своей правовой природе основание для изъятия у собственника его имущества является санкцией за совершенный гражданско-правовой деликт.

Вопреки закону Красногорский суд удовлетворил иск Генпрокуратуры, которая разработала уникальную формулу применения санкции за неустановленное гражданско-правовое правонарушение. Обязательная досудебная проверка, предусмотренная Законом № 230, не проводилась, об иске супруга, дети Александра Шестуна, а также еще почти четыре десятка соответчиков узнали из средств массовой информации и были лишены возможности представить доказательства приобретения имущества на законные доходы по каждой проверяемой сделке, что противоречит позиции Конституционного Суда России, изложенной в постановлении от 29 ноября 2016 № 26-П.

Однако несоблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования гражданского спора не явилось препятствием для принятия иска судом и удовлетворения исковых требований Генпрокуратуры в полном объеме. Причем столь объемный иск, по которому привлечено 40 ответчиков, в котором содержалось около 800 спорных объектов, рассмотрен судьей Красногорского городского суда С.В. Потаповой в молниеносные сроки – за две с половиной недели.

Препятствием для вынесения положительного для истца решения также не явилось грубое нарушение ст. 54 Конституции России, согласно которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. В состав спорных объектов вошло имущество, приобретенное задолго до вступления в силу Закона № 230 и введения подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ (1 января 2013 года) и даже до начала первого подконтрольного периода по Закону № 230 (с 1 января 2012 года).

Противоречащее нормам закона судебное решение лишило ответчика и соответчиков-физических лиц, права на единственное жилье и «узаконило» массовую экспроприацию в России без правовых оснований. Так, одним решением, судье С.В. Потаповой сделан первый шаг по уничтожению в стране института частной собственности.

 

Новости

Мнения

Евгения Альбац
Из дела Шестуна будут создавать показательный процесс
Виктор Шендерович
Общий уровень беззакония таков, что недопуск к человеку адвокатов стал нормой
Олег Орлов
Шестун может быть преследуемым по политическим мотивам

Записки Шестуна