Наверх

«Гришиной могут грозить новые эпизоды»

Откуда деньги у женщины, обвинившей Александра Шестуна в получении взятки?

Ранее мы рассказывали историю Татьяны Гришиной, экс-начальника департамента Серпуховского района по обеспечению деятельности учреждений здравоохранения, физической культуры, спорта, туризма и молодежной политики и одного из руководителей автономной некоммерческой организации (АНО) по развитию физической культуры и спорта «Надежда». Вскоре после ареста по обвинению в мошенничестве она вышла из СИЗО так как пошла на сделку со следствием, дав показания против Шестуна. Женщина заявила, что давала взятки бывшему главе Серпуховского района. Это — самое тяжкое из обвинений, вменяемых Шестуну, и здесь важны любые детали. Например, известно, что в 2009 году у чиновницы с не слишком-то большой зарплатой украли из дома имущества на 9 миллионов рублей (!). Люди, работавшие с ней, также делились не самыми приятными впечатлениями о том, как она лишала спортсменов денежных выплатат, имела штат «мертвых душ», обманывала с положенным по контракту жильем... Сам Шестун продолжает утверждать, что Гришина его оговорила. Однако юристы, изучив все материалы дела и протоколы допросов Татьяны Николаевны, нашли еще один интересный нюанс.

- В бухгалтерской документации спортивных организаций, которые учреждала Гришина, отражена сумма в 21 миллион рублей — эти средства были сняты с баланса Татьяной Гришиной наличными и получены наличными, - говорит адвокат Олег Белов, представляющий интересы Шестуна. - Никто не знает, куда именно делись эти деньги, но можно предположить, что они пошли не на нужды муниципалитета. Сама Гришина утверждает, что передала Шестуну 9,4 миллиона, из-за этих ее слов и появилась новая статья. Получается, что неучтенными остаются еще 11,6 миллиона, которые она сняла. Вопрос: куда они делись? У нас информации нет, но получается, что эту сумму следствие ей простило. При этом ни в одном допросе про эти миллионы ее не никто спрашивал. Разве это не странно?

Эта информация может стать ключевой в деле Александра Шестуна, так как косвенно может подтверждать оговор. Вот что говорит Белов.

- У меня есть предположение о том, почему так получилось, - продолжает Олег Юрьевич. - Получается, что обвинение Александру Вячеславовичу предъявили раньше, чем получили сведения о движении денег по счетам. Такая вот достаточно неприглядная следовательская кухня. Они сначала на основании показаний Гришиной вменяют Шестуну получение взятки в 9 миллионов, а затем получают подтверждение тому, что у нее были эти деньги, что она лично снимала их со счетов. Возможно, она просто ошиблась, обсчиталась, полагая, что сняла всего 9 миллионов, а потом ей пришлось вспомнить, что всего было 21 миллион. Если бы она имела перед глазами бухгалтерию, наверняка сказала бы, что дала Шестуну 21 миллион. Она попросту даже не помнила, сколько именно сняла и, вероятно, все вместе они придумали взятку в 9,4 миллиона. Так что не исключаю, что в связи с появившейся информацией по делу Татьяны Гришиной могут возникнуть новые эпизоды.

Отдельно стоит отметить, что во время первого допроса Гришина озвучивала сумму взятки Шестуну в 4,5 миллиона рублей, то есть в два раза меньше. Столь противоречивые показания следователей и прокуратуру не удивили. Но данные разночтения — повод для отдельных разбирательств.

Новости

Мнения

Записки Шестуна