Наверх

Геннадий Гудков: «То, что делают с Александром Шестуном - это убийство»

Политик, полковник ФСБ в отставке - о конфликте главы Серпуховского района с силовиками и его последствиях.

- Понятно, что то, что происходит сейчас с Александром Шестуном, не имеет никакого отношения к правосудию, к законности, - уверен Геннадий Гудков. - Это показательная порка человека, который был частью системы и нарушил несколько важных ее принципов.

Начнем с того, что он был главным свидетелем по делу прокуроров, которые крышевали подпольные казино, и у него образовался мощный враг в лице Прокуратуры. Вторая ситуация еще хуже. Так как он был свидетелем, и в расследование были вовлечены ФСБ и СК, ФСБ взяло над ним шефство, вызвавшись его защищать. Это продолжалось долго, и продолжалось бы еще, но его принципы не выдержали деградации этого ведомства. Он увидел, что система насквозь прогнила и заявил об этом. Третье - он защищал муниципальное управление, представителем которого был много лет. Потом защищал свой район от мусорной реформы, предчувствуя, что она навлечет экологическую катастрофу, и тысячи людей будут жить в невыносимых экологических условиях...

Когда он стал непокорным, система начала общаться с ним по законам мафии: сначала пыталась купить, потом - запугать. А когда это не помогло, осталось наказать. Чтобы другим неповадно было. Все его враги в этом стремлении объединились, несколько мощных сил устроили вот эту показательную порку. Дело еще в том, что, если бы Шестун был неинтересным, никчемным руководителем, никому бы он не был нужен. Но он - лидер, обладающий харизмой, умело выступающий в публичном пространстве, яркий спикер, оратор. Он делал сильные шаги - и началось преследование. Сначала его оклеветали в СМИ, придумали небылицы про его несметные богатства, которых у него нет. Оклеветали полностью, чтобы снизить уровень доверия к нему. Затем суд и требование Прокуратуры о 20 годах лишения свободы... Срок смертельный. Его здоровье уже подорвано голодовками и стрессами. Это, по сути, публичное убийство, расправа, кровавая месть.

Мне довелось знать лично его, его жену. Я понимаю, что они за люди, и в какую ситуацию они попали. Система сделает все, чтобы другие, наблюдая за Шестуном, навсегда отбросили мысли идти его путем. Да, это аморально, жестоко, но так и есть. Я уверен, что, веди он себя иначе по отношению к сильным мира сего, предай он свои принципы - и ничего этого не было бы. Но он не смог, такой уж у него характер.

Сейчас слово за судом, но я абсолютно точно знаю, что суд тотально контролируется в первую очередь ФСБ и безропотно выполняет указания. Все процессы политизированы, решения предсказуемы.

Новости

Мнения

Записки Шестуна