Наверх

"Бутик ФСБ": от $1,2 млн за журналиста Голунова до $10 млн за юриста Карамзина

В столице действует черный рынок «правоохранительных» услуг, которые силовики оказывают бизнесу для решения щекотливых вопросов.
Заказ конкурента, партнера или просто неугодного человека колеблется от сотен тысяч до миллионов долларов или евро. Конечная цена зависит от задачи, уровня дела, фигуранта и ведомства, предоставляющего такую услугу. От имени прокуратуры, МВД и ФСБ над этим трудятся свои «решальщики» спорных вопросов, которые создали на крышевании бизнеса и заказных делах нелегальный бизнес с миллиардными оборотами. Одна из таких контор, известная среди московских коммерсантов как «Бутик ФСБ», попала в поле зрения общественности в ходе скандала вокруг дела журналиста Голунова. Эту структуру еще называют «Бутик Маратика». Вероятно, намекая на Марата Медоева, помощника начальника УФСБ по Москве и МО генерал-полковника Алексея Дорофеева. Через «бутик» якобы решаются вопросы, возникающие у коммерсантов по линии ФСБ и МВД, а также заказы на посадку конкурентов, возбуждение или прекращение уголовных дел. Имя главного чекиста Москвы и его подчиненных в последнее время и правда все чаще упоминается в громких коррупционных скандалах. СМИ писали, что именно генерал Дорофеев был орудием расправы над главой Серпуховского района Шестуном. Юрист-арбитражник Кантемир Карамзин в своем недавнем обращении из СИЗО на имя Президента РФ обвинил начальника УФСБ Алексея Дорофеева в фабрикации против него уголовного дела по заказу строительного картеля Владимира Копелева (ДСК-1) и Владимира Воронина (ФСК «Лидер»), проигравшего в суде клиенту юриста 15 млрд рублей. Генерал Дорофеев и его помощник Марат Медоев называются и возможными инициаторами возбуждения уголовного дела и против журналиста Ивана Голунова. Имена этих высокопоставленных офицеров ФСБ фигурируют в расследовании журналиста как возможно причастные к похоронному бизнесу Москвы. Эксперты оценивают рыночную стоимость «заказа», аналогичного делу Голунова, в $1,2 млн. Дело юриста Карамзина могло стоить порядка $10 млн. Для обсуждения сделки с заказчиком, определения перечня услуг и получения гонорара представители «бутика» вылетали на переговоры в Баден-Баден. Расчеты за границей производятся в целях конспирации, чтобы не попасть в поле зрения органов финансового контроля в России, и для дальнейшего размещения денег в зарубежные активы. По той же схеме силовики действовали в истории юриста Евгения Рыжова из «списка Титова», у которого вымогали $3 млн. Часть гонорара Рыжов должен был отдать в Майами в обмен на постановление о прекращении уголовного дела. «Бутик ФСБ» берется за вопросы любой сложности и действует крайне жестко. «Ни невиновность, ни территориальность, ни сроки, ни другие обстоятельства значения не имеют. Называется дело, и "фэйсы" оценивают свою помощь в нем, — рассказывает эксперт, пожелавший сохранить свое имя в тайне. — Это может быть, например, действующее уголовное дело, по которому вынесен отказной материал. Силовики найдут повод его возобновить и к чему придраться, чтобы подвести человека под срок. Если нужно возбудить новое уголовное дело, подберут статью, найдут, на кого из подконтрольных людей в полиции, СК или судей надавить и через кого лучше действовать, чтобы было наверняка». Сотрудники «бутика» ссылаются на то, что контролируют полицию, Следственный комитет и судей, поэтому их боятся. Они всегда найдут, чьими руками сделать грязную работу. В случае с Голуновым дело возбудили через УВД ЗАО, которое не имеет никакого отношения к журналисту ни по регистрации, ни по задержанию. Дело юриста Карамзина за одну ночь передали из Москвы в подследственность подмосковного Балишихинского СКР, что также не имеет законных оснований, но объясняет дальнейшие жесткие действия против него. Юристу предъявили обвинение по делу 12-летней давности, срок уголовного преследования по которому давно закончился, и посадили в СИЗО с перспективой получить срок до 7,5 лет. По необъяснимым для несведущих людей причинам рассматривала уголовное дело и выносила решение об аресте гражданская судья Н. Б. Гришакова. В деле журналиста и юриста неслучайно много совпадений. Все это входит в прайс услуг «бутика» при работе над «заказом». Оба получали угрозы в связи со своей профессиональной деятельностью. И тому, и другому вменяют «в особо крупных». При задержании были допущены многочисленные нарушения закона с целью запугать и сломать психологически — ни звонка, ни адвоката, ни еды, ни сна. Журналиста избивали. Инсулинозависимого юриста бросили в камеру с уголовниками и не давали лекарств. Сроки задержания (48 часов) по обоим делам были нарушены, время фактического задержания сфальсифицировано, оформление задержания начато с многочасовой задержкой. Врачи в обоих случаях не нашли причин для госпитализации, хотя у журналиста были повреждены ребра, а юриста привезли на обследование перед судом в предынсультном состоянии. Судьи, выносившие решения на стадии задержания и ареста, были удивительно слепы к очевидным аргументам защиты и, напротив, к вопиющим нарушениям закона и нестыковкам позиции со стороны обвинения. В ряде СМИ сразу после задержания появились публикации с тенденциозным обвинительным уклоном и одинаковыми формулировками о «неустановленных лица в неустановленное время». Информационное сопровождение громких «заказных» уголовных дел прописывается в прайсе отдельной строкой. Нерасследованные и не доказанные в судебном порядке обвинения сливаются через пресс-службы силовых структур и заказные материалы под видом фактов для придания легитимности незаконным действиям силовиков. Иногда случаются конфузы, как в случае с «Россией-24», которая сообщила, что Голунов при задержании находился в состоянии опьянения, и другими СМИ, выложившими с подачи силовиков в качестве доказательств фотографии, не имеющие к журналисту никакого отношения. Так сегодня работает правоохранительная система в России. Вместо безопасности государства она все чаще защищает личные интересы «маратиков» и их патронов в генеральских погонах, которые ухитрились даже спецслужбы превратить в персональный «лакшери бутик».
Источник: Собеседник.ру

Мнения

Евгения Альбац
Из дела Шестуна будут создавать показательный процесс
Виктор Шендерович
Общий уровень беззакония таков, что недопуск к человеку адвокатов стал нормой
Олег Орлов
Шестун может быть преследуемым по политическим мотивам

Новости

Записки Шестуна