Наверх

Александр Шестун о тюрьме и детях

Экс-глава Серпуховского района рассказал о чувствах и о своей большой семье.

Подольская судья Юферова вынесла множество отказов на мои ходатайства о свидании с детьми. Особенно тяжело не видеть своих малышей — Матвейку и Гришу. Старшие уже живут самостоятельной жизнью и меньше нуждаются в общении с отцом. Полагаю, что Сашу, Марию и Ивана волнует больше память об отце. Никогда ранее я не представлял, что у меня будет так много детей. Скорее всего, на это решение меня подбил мой любимый дед Александр Иванович Шестун, у которого было 7 братьев и 2 сестры.

Александр Иванович Шестун

Семья запорожского казака Ивана Шестуна, перебравшегося на Дон, спасаясь от голода, часть детей потеряла ещё в малом возрасте. Гражданская и Великая Отечественная война забрала жизни уже взрослых мужчин. До старости дожили только Леонтий, Кирилл, Иван и Александр — мой дед. Кто-то из них не имел детей, а у остальных были только девочки, поменявшие фамилию при замужестве. Лишь у Александра Ивановича был сын — мой отец, Вячеслав Александрович Шестун, который в свою очередь имел двоих сыновей. У моего брата Игоря родились только девочки. Так получилось, что фамилия Шестун, означающая «шестой ребёнок в семье», обрывалась. Вся надежда оставалась только на меня.

Слева-направо: Леонтий, Иван, Иван Исидорович, Фаина, Варвара Филлиповна, Александр (мой дед).

 

Однако в середине 90-х мне было уже 30, а ближайших перспектив продолжения рода не было. Я был целиком поглощен бизнесом. Мне доставляло удовольствие зарабатывать большие деньги и расширять сферы деятельности. Создание семьи и рождение детей я воспринимал как нечто мешающее моей бурной предпринимательской деятельности. Мне казалось странным, как многие сюсюкают над сопливым новорожденным карапузом, совершенно не вызывающим во мне отцовского инстинкта.

В то время я встречался с Леной Симоновой. Жизнь с ней в коммуналке была весьма нестабильной. У нее была манера в минуты гнева выставлять меня из дома, после моего очередного отказа жениться на ней. Я сделал последнее китайское предупреждение и после очередного выдворения за дверь сказал ей, что никогда больше не буду с ней жить. Впрочем, эпизодически встречи какое-то время еще бывали, но о возврате к Лене не могло быть и речи. 

В 1995 году произошло сразу несколько событий, круто изменивших мою жизнь. Умер мой дедушка Саша, Лена Симонова забеременела, а я встретил очаровательную 16-летнюю Юлию, впоследствии ставшую моей женой. Лена поставила условие: если я не иду с ней в ЗАГС, то она рожать не будет. Я пообещал, что обменяю ее коммуналку на трехкомнатную квартиру и обеспечу ребенка, дам ему свою фамилию и немедленно установлю отцовство. Так родился Саша, названный в честь моего выдающегося деда Александра Ивановича.

Саша

 

Забрав Сашу из роддома, я совершенно изменил свое отношение к соплям и слюням малыша. У родного ребенка мне все казалось милым и совершенным. Когда Саша написал на меня, то моей радости не было предела. Каждый вечер я пропадал у Лены, с удовольствием пеленая новорожденного и меняя ему памперсы. Когда мой первенец чуть подрос, то на ночь я обязательно читал ему сказку и укладывал спать. 

С юных лет был понятен характер Саши. Он был нетерпелив, обладал лидерскими качествами, скандалил по каждому поводу, имел аналитический ум, любил индивидуальный подход.

Втроем мы частенько выезжали на природу в любое время года. У моего старшего сына было два любимых занятия в дошкольном возрасте: топать по лужам с брызгами и кидать камушки в воду. Он мог это делать бесконечно. Любопытство позволило Саше рано научиться читать и писать. Безусловно, он обладал незаурядными способностями к обучению.

Разумеется, Юле не нравились мои ежевечерние поездки в «другую семью». В это время она тоже забеременела, и, не состоя в браке, в 19 лет решила рожать. Помня наставления моего деда и отца, я, конечно, хотел мальчика. Когда же в роддоме я узнал о рождении девочки, то не смог скрыть своего разочарования. Юля убеждала меня, что девочки тоже бывают выдающимися, однако я безжалостно пояснил ей:

— Понимаешь, мальчики – это «Мерседесы», а девочки — «Жигули».

Много лет я потом жалел об этой глупой фразе. Бог наказал меня одними мальчиками, сколько я позже не молил Всевышнего о доченьке.

У Юли были естественные роды, что отразилось на внешнем виде младенца. Когда я впервые увидел Машу, она была пунцового цвета, с длинными черными волосами. Впечатление от увиденной новорожденной было не самое лучшее. Как в сказке, гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя. Дело не только в ее красоте и складной фигуре, но и в ее светлом разуме и невероятном трудолюбии. Теперь я не считаю ее «Жигулями», а как минимум — «Бентли». Нет ничего прекраснее для мужчины, чем подрастающая дочь, всей душой любящая своего отца. Когда я входил домой, Маша тут же несла мне тапочки и сразу плюхалась на колени, немедленно выдавая свои нехитрые девчачьи новости. 

Маша

 

На тот момент мы с Юлей уже жили в новом желтом коттедже. После появления Маши наш дом наполнился теплом и светом. Юля соответствовала моим наивысшим критериям красоты и женственности. Я был по уши влюблен в эту сказочную принцессу, но дом без детей не имел счастливой атмосферы. Мы не расставались с Машей, когда я был дома или когда мы уезжали в отпуск. 

Юля

 

Я за всю жизнь только один раз отдыхал без семьи в мужской компании неделю на море. Меня не влекло в ночные клубы или поездки на яхтах с молодыми красотками. Родной дом, как магнит, тянул меня. Даже на обед с работы я старался доехать к семье. Маша просто не отлипала от меня, и когда слышала наши разговоры с Юлей о поездке, то сразу категорично заявляла:

— Я, ся мной!

Дочка, на мою радость, бесконечно целовала меня по всякому поводу, что уносило меня на вершины блаженства. Правда, когда Маша подросла, то начала стесняться телячьих нежностей, впрочем, как и большинство девочек-подростков. Я уверен, что помимо наследственности, моя дочь жила в атмосфере счастья и любви, и все это позволило добиться ей таких высот в спорте, учебе и журналистике. Маша обладала только одним недостатком — у нее всегда был беспорядок в комнате, за что строгая мама ее жестоко наказывала. Я не мог ругаться на столь чудесную девочку. Только один раз я шлёпнул ее тапком по попе. Неделю я не мог жить на свете от раскаяния за столь суровое наказание. Только Маша и смогла меня утешить и вывести из состояния шока, как будто это не я ее, а она меня обидела. Разумеется, больше никогда я не наказывал Машу, как, впрочем, и всех остальных детей, за исключением единственного инцидента с Ваней.

Однажды, когда Ване было около шести лет, в Швейцарии Юля отдала его инструктору-поляку на несколько дней обучиться езде на горных лыжах. После, уже всей семьей на подъемнике мы поехали на самый верх горы, чтобы спуститься оттуда на лыжах. Ваня как ученик был без палок, и я решил проверить, чему его научил инструктор. Поляк хвалил выдающиеся способности моего сына и постоянно повторял:

— Феноменально! Феноменально!

Замешкавшись с креплением, я сказал Ване:

— Поезжай, я догоню.

— Точно догонишь? — с хитринкой переспросил Ваня… и поехал с необычайной скоростью.

Я имел уже неплохой опыт, плюс у меня были лыжные палки, но я так и не смог догнать сорванца, по дороге чуть не сломав себе шею. Когда мы уперлись в тупик, только тогда я подъехал к сыну и сгоряча ударил его палкой по заднему месту за его дерзкий спуск.

— Ты же сам сказал «поезжай, я догоню», — хлюпал Ваня.

Мне до сих пор стыдно за свою несдержанность, тем более я ведь и правда так сказал.

Ваня родился через два года после Маши при следующих обстоятельствах. Когда Юля во второй раз забеременела, то рожать она была не готова и уже собралась к своем врачу-гинекологу. Мне стало жалко терять ребенка, и я отключил на ее «Жигулях» 9-й модели провод к свечам зажигания. Юля долго крутила стартер, но машина не заводилась. Тогда она позвала приехавшего ко мне партнера по бизнесу, и он сразу сказал, что кто-то отключил питание к свечам. Юля поняла о моих проделках, а я, впрочем, и не отпирался. На следующий день пыл моей спутницы поугас, а пока суть да дело, операционное время вышло. На тот момент мы были не расписаны. Юля не настаивала и даже не намекала. Она обладала чувством собственного достоинства и ясно представляла, что инициатива должна исходить от мужчины. Только через два года мы поженились, устроив скромную свадьбу со своими ближайшими родственниками в лесном домике на «Поляне невест». Юля была восхитительна в облегающем белом платье. 

Ваня родился с самими светлыми волосами, добрым и дипломатичным, с невероятной координацией движений. Сразу были очевидны его незаурядные способности в спорте.

Выписка Юли из роддома г.Протвино с нашим сыном Ваней

 

В отличие от Маши, у Вани всегда был удивительный порядок в комнате. А как аккуратно он складывает свою одежду в шкафу — можно было снимать фильм-пособие, обучающее к порядку!

Мы часто после домашней бани ходили с ним купаться в снегу или жарить сосиски на открытом камине. Иногда мой малыш уходил один на зимний заснеженный участок говорить с Богом. Ваня всегда желал приятного аппетита, доброй ночи, хорошего пути всем окружающим. Причём он добр не только на словах, но и помогал каждому встречному, а уж руки у него золотые. Потому, где бы мы ни были, он легко знакомился с людьми, вызывая всеобщую любовь и восхищение.

С сыном Ваней

 

Как только появился новорожденный в желтом домике — так дети звали наш коттедж — сразу монополия Маши на любовь родителей исчезла, как утренний туман.

Стоит отметить, что моя жена — прирожденный педагог и с помощью любви и убеждений сумела втолковать дочери о том, как замечательно иметь младшего брата. Со временем тандем Маша-Ваня стал прочным и дружным. 

Маша и Ваня появились на свет в роддоме соседнего города-наукограда Протвино. В связи со сложной беременностью Гришей супругу положили в институт им.Сеченова в Москве. С возрастом радостное отношение к появлению ребенка обостряется в сотни раз. Перед родами я посещал Юлю в институте им.Сеченова и даже с позволения врачей ходил с ней в кафе, прочно держа ее за руку. Никогда я не чувствовал столько любви и нежности к своей жене. Мы пошли пешком в пиццерию, по дороге не могли наглядеться и наговориться друг с другом. Даже за столиком мы сидели не разжимая рук. Потом я довел ее до палаты и долго не хотел уходить, пока Юля не прогнала меня. 

18 января 2008 года мы проводили традиционный районных конкурс «Педагог года» в ДК «Лира» поселка Пролетарский. Я вышел поздравлять педагогов со сцены, оставив свой мобильный телефон заслуженному учителю России Александру Лысикову. Вдруг он выбегает на сцену и объявляет полному залу о рождении моего сына и подставляет трубку к микрофону, откуда раздается громкий плач новорожденного. Слезы ручьями капали у меня из глаз, да и весь зал достал платочки, чтобы уберечь косметику от капель радости.

Мы решили назвать новорожденного казачьим именем — Григорий. Кстати, Ваню мы нарекли в честь моего прадеда, казака Ивана Исидоровича Шестуна. Гриша послан мне Богом. В Грише удивительным образом сочетаются природный ум, феноменальная законопослушность, удивительная доброта и стремление к прекрасному. Про его терпеливость и трудолюбие можно слагать легенды. Маша и Ваня лелеяли его и ласкали, даже старший сын Саша, скептически относившийся к Юле и ее детям, сразу проникся к всеобщему любимчику Грише.

Мы были самой счастливой семьей на свете. Рождение Гриши, которого мы потом прозвали Киска Эсмарт, объединило еще крепче всю нашу семью. Гриша, как хвостик, увивался везде со мной, где бы я ни был. Если мы катаемся на горных лыжах, то он неотрывно катится вслед. Если делаем заплыв в море на несколько километров, то и здесь он не отставал. Если садимся есть, то он всегда рядом. Причем мой котеночек никогда не жалуется на усталость или голод. Я частенько заявлял дома:

— Гриша — только мой сыночек!

На что он протестовал и неизменно говорил:

— Я только твой котеночек, а сыночек я твой и мамин — общий!

Гриша и Юля

 

Среди всех моих детей Гриша больше всех похож на меня внешне. Даже жестикуляция и мимика у него папины. Только не подумайте, что маму он любит меньше. Гриша — первый помощник Юли во всех делах. Он любит готовить и смотреть передачи с мамой о кулинарных секретах. Он занимается огородом и уборкой территории дома. 

 

Когда мы с котеночком садились на горнолыжный открытый подъемник, и я закуривал сигару, то он выбивал ее из рук, показывая на запрещающий значок, нарисованный на кресле. Перевести его на красный сигнал светофора при полном отсутствии машин также абсолютно невозможно. Гриша — прирожденный актер и танцор. Мой старший брат Игорь, директор гортеатра, заметив Гришину любовь к творчеству, устроил ребенка в драмкружок при его заведении, где котеночек участвовал в детских спектаклях.

С трудом я уговорил Юлю на рождение еще одного ребенка. Мы страстно желали рождения девочки и всячески пользовались советами специалистов, рекомендующих различные способы для появления на свет именно новорожденной. Жена резонно намекала, что желтый домик уже переполнен, и хорошо было бы переехать в более просторный дом. Как глава района я подумал, что и правда было бы целесообразней жить на территории своего муниципалитета, за пределами города, на свежем воздухе.

Матвея Юля родила в Видновском роддоме, где у нас была знакомая заведущая, да и глава района Сергей Кошман был со мной в дружеских отношениях. Как только пришло радостное известие о рождении мальчика, я тут же на радостях приехал к Юле, и когда зашел в ее палату, то от сладчайшего запаха новорожденного чуть не упал в обморок. Юле как раз принесли грудничка на кормление. В глазах у меня был розовый туман, сквозь который я видел Богиню, кормящую грудью моего сына. Когда тебе уже почти 50, а ты становишься отцом, то большего счастья для любого мужчины найти невозможно. 

Матвей

 

Матвей получил свое имя в честь Матвея Матвеевича Костолевского — родственника матери моего отца Зинаиды Львовны Осиновской. После института я хотел уехать жить в ЮАР или США, где у Костолевских много эмигрировавших родственников, которых я знал еще с детства, но Матвей Матвеевич вместе с супругой отговорили меня, убедив, что я пригожусь своей стране. Правда, это не помешало его сыну, известному актеру Игорю Костолевскому, много лет прожить в Норвегии. 

Матвей Матвеевич был очень скромным человеком, но с огромным кругозором. Всю жизнь он работал в Министерстве внешнеэкономических связей и мотался по всему миру вместе с семьей. Специализацией главы семейства Костолевских была поставка деловой древесины. За время работы он овладел двенадцатью языками, был потрясающим эрудитом, но никогда не демонстрировал своего превосходства перед собеседниками. Жила чета Костолевских чрезвычайно скромно, в обычной хрущевке, от пола до потолка заставленной книгами.

Сразу после рождения Матвея наша многодетная семья переехала в более просторный дом из коричневого кирпича в поселке Большевик. Дети, конечно, тут же его назвали коричневым домиком. Честно говоря, мне не хотелось уезжать из жёлтого домика, ведь там проходили наши самые счастливые годы, и строил-то я его своими руками. 

В конце концов, у нас в прежнем доме завелся домовенок, и все дети чувствовали его присутствие. Мы оставляли ему еду возле камина, а он частенько шумел по ночам и переставлял предметы. Говорят, что домовенок появляется в доме, где много счастливых детей, и представляет собой сгусток энергии. К сожалению, в новое место он с нами не переехал.

Мне боязно было переселяться в добротный коттедж на окраине бора, в живописном месте, из-за возможной негативной реакции жителей. Я написал в соцсетях и дал интервью во все районные СМИ, что у семьи Шестуна родился пятый ребенок, и семья переехала в новый дом в поселке Большевик, снабдив публикацию фотографиями обоих коттеджей. Вопреки моим опасениям, на сообщение об этом в соцсетях не было ни одного критического комментария.

После нашего переселения в такое красивое место на берегу озера Долгое, рядом со стадионом «Спартак», окруженного величавыми соснами, уже не было особого смысла выезжать на местные турбазы и отели. За озером Долгим текла Ока, и мы с Ваней с удовольствием рыбачили в шаговой доступности. 

Маша и Ваня вначале скептически отнеслись к возможности появления еще одного ребенка, приводя много убедительных доводов, и в итоге пригрозили:

— Будете спать только с включенным светом и в нашем присутствии.

Конечно, когда появился Матвей, необычайно живой и озорной мальчишка, то все забыли свои страхи и обрушили волны любви на маленького разбойника. Такого непослушного и задиристого ребенка еще не было в нашей семье. Вообще удивительно устроена человеческая природа: вроде бы, одни и те же родители, но дети получаются абсолютно разные по внешности и характеру. 

Матвей — сгусток энергии, для которого не существует запретов. Сложно представить, кто из него получится в жизни. Ум у него живой, правда, нацелен, в основном, на проказы. На двухколесном велосипеде Матвей научился кататься за 15 минут. Гриша учит играть младшего брата в шахматы, и у Матвея неплохие успехи. Матвей пишет мне письма в тюрьму сам, правда, пока с ошибками.

Однажды мы с Юлей и трехлетним Матвеем гуляли во время ледохода на Оке. Жена долго ему объясняла, что на льдины наступать нельзя. Малыш долго слушал нотацию, а потом, оттолкнувшись двумя ногами, прыгнул и оказался по пояс в ледяной воде. В этом весь Матвей.

Хорошо помню, как малыш впервые пошел в зале дворца спорта «Надежда» на Новогодней елке. Его заинтересовали сказочные герои в хороводах, и он стартанул с такой скоростью, что мы с Юлей не могли поверить своим глазам. 

Матвей — очень ласковый ребенок и может так признаваться в любви, что сложно удержать слезы. Мой младшенький очень предприимчивый и решительный мальчик. Когда фея принесла ему подарки взамен выпавшего зуба, ночью положенного под подушку, Матвей сразу же вырвал второй шатающийся молочный зуб. В Басманном суде приставы и полиция не разрешали подойти ко мне, так маленький разбойник начал колотить их руками и ногами, выкрикивая:

— Пустите меня к папе! Папа, выходи из клетки, я спасу тебя!

В это время законопослушный Гриша испуганно жался к маме.

Когда я разговаривал о семье с многодетными сокамерниками: начальником антимонопольной службы Дагестана Кубасаем Кубасаевым и бизнесменом Геннадием Манашировым, то, говоря о своих детях, они не стеснялись слез. В наших семьях у каждого по пять детей, включая малолетних. Больно смотреть, когда мужчины в годах плачут от своего бессилия. У них хоть не конфисковалось имущество, и семьи обеспечены всем необходимым. Какая же мука разрывает мне сердце, как только я начинаю думать о полном изъятии всего имущества у меня, всех родственников, включая родителей жены, и кучи предпринимателей. Как Юля будет кормить и одевать детей? Чем будет платить за проживание? Единственное жилье, где прописаны малолетние дети, вопреки всем законам отнято, как и угрожал мне генерал ФСБ Ткачев, руководитель ОНФ Кузнецов и начальник Управления делами президента по внутренней политике Ярин. 

— Мы твоих детей выкинем из дома и отберем все имущество, если ты не напишешь заявление об отставке и продолжишь мешать работе мусорного полигона!

Их план полностью реализован. Лживая и продажная власть, вещающая на всех углах о поддержке многодетных! Вы плохо закончите, как и все диктаторы мира! Нет ни одной страны, где вы сможете укрыться от возмездия международного правосудия!

Продолжение следует…

Новости

Мнения

Записки Шестуна