Наверх

Александр Шестун: Лицо, склонное сбежать из Бежецка

Завтра, 17 августа, в Бежецком суде (Тверская область) будет рассматриваться моё исковое заявление к ИК-6 о незаконности постановки меня на профучёт, как «лицо склонное к побегу». Именно этот статус лишает меня ночного сна и причиняет огромный физический вред.

По исследованием учёных, у людей старше 50 лет отсутствие сна, длящегося менее семи часов в сутки, почти всегда ведёт к деменции или болезни Альцгеймера.

Ходить как попугаю с яркой красной полосой на куртке, кепках, брюках настолько вызывающе, что многие арестанты даже здороваться со мной боятся. Во всех дежурных частях висит мой портрет в фас и в профиль, как особо опасного преступника. Ужасного качества фото, страшная тюремная роба делает меня похожим на маньяка-потрошителя.

Сегодня у ФСИН хватает легальных методов, чтобы сделать жизнь арестанта невыносимой. Не редко можно видеть валяющийся труп в чёрном полиэтиленовом мешке возле КПП бежецкой зоны, как, впрочем, в любой другой ИК России. Даже самая нелепая смерть не вызывает возмущений заключенных. Главный принцип блатных ГУЛАГа: «Ты умри сегодня, а я завтра!», - полностью соответствует нынешним реалиям пенитенциарной системы. Набор пыточных условий известен со времён Средневековья: лишение сна, голод, психологическая травля, сексуальное насилие, неоказание медицинской помощи, некачественная еда, вредные производства... Элементарные побои нет смысла обсуждать. Кроме того, не будем забывать, что любой вертухай легко может лишить арестанта свиданий, права переписки, передач, посылок, встреч с адвокатом, спорта, свежего воздуха, библиотеки...

6 августа бежецкая судья Лыбина И. Е. перенесла заседание из-за отсутствия личного дела, которое запросили в моём нынешнем местонахождении - СИЗО-11 города Ногинска. Здесь схватились за голову: перекопировать семь огромных картонных коробок документов, весом более центнера - невозможно. Все конвоиры в шоке от столь огромного «досье»: «Мы такого ещё не видели!». Помимо 180 томов уголовного дела у меня, наверное, около 80 выговоров, карцера ШИЗО, постановки всех видов. Эти документы при транспортировке занимают половину отсека «ГАЗели».

Парадокс в том, что я один из самых законопослушных арестантов в России, к чему призываю всех товарищей по несчастью. Считаю соблюдение законов и требование того же от тюремщиков - главным инструментом заключённых за свои права. Крайне редко можно встретить узника как я, за три года ни разу не звонившего по сотовому телефону, ни разу не выпившего спиртного, не участвовавшего в тюремных драках, строго выполняющего команды «подъём» и «отбой», ежедневно делающего зарядку, положенную по распорядку дня - что является, кстати, самыми распространёнными причинами дисциплинарных взысканий. Истинная причина репрессий - мои критические публикации о правоохрЕнительной системе России, жалобы и «качание прав».

«Ты за себя решай! Зачем ты лезешь в чужие проблемы!?», - такие высказывания я часто слышал от различных «служителей закона». Однако убеждён в необходимости освещения всех тёмных уголков казематов, где творят свои грязные делишки оборотни в погонах. Такова моя миссия!

Давайте проанализируем документы, лёгшие в основу постановки меня на профучет.

Вот аргументы тверского УФСИН: Ссылка истца (Шестуна А. В.) на отсутствие доказательств по подготовке побега не состоятельная и ввиду того, что это сделано только для профилактики.

Получается вовсе не обязательно совершать что-то, но зачем тогда прилагать подмётные письма?

Из доносов видно, что, не пробыв в бежецкой зоне и месяца, я сразу побежал по незнакомым зекам делиться планами по совершению побега. Показательно, что многие фразы из объяснений совпадают, что по теории вероятности из математики возможно один из миллиона, если бы они писали без диктовки. Все окружение осознаёт нелепость, лживость и заказной характер «злодейских планов Шестуна»: сотрудники ИК-6, УФСИН, заключённые, прокуроры, судьи, гражданское общество... Не надо быть профессиональным аналитиком, чтобы понимать о моем политическом преследовании, как и Алексея Навального, поставленного на аналогичный профучёт.

За последние годы побегов из мест лишения свободы в нашей стране практически нет, из-за возросших технических возможностей ФСИН. Прогресс компьютерных технологий ставит это действо в разряд невозможных.

Беспрецедентная история ИВС УВД Истры, как раз-таки показывает, что надо следить пристально за стражниками, без помощи которых побег на 100% совершить нереально. Именно поэтому несколько сотрудников полиции арестованы, ведь камеры видеонаблюдения были отключены, что задержанный, при всём желании не смог бы сделать.

Очевидно, что и мне надо было бы договариваться с вертухаями, а не «обсуждать детали побега» с беспомощными заключёнными.

Руководство колонии обладает колоссальными возможностями склонить любого арестанта к даче нужных им показаний, даже самых фантастических. Сегодняшняя практика ФСИН позволяет осуждённым с половины срока выходить на свободу, и это та конфета, за которую можно купить души. Позволю себе остановиться только на двух личностях, подписывавших подмётные письма.

Мой земляк из Протвино с ангельской внешностью - Родион Гломаздов возглавляет рейтинг мерзавцев. Осуждён за наркоторговлю. Его отец владеет в Серпухове строительным магазином «Шпунтик» на площади 49-й Армии, на заработанные деньги выстроил огромный дом на берегу Протвы в деревне Дракино. Родион единственный, кто довольно много общался со мной. Конечно, его смешные показания о моих вопросах про номера такси, железнодорожные трансферы в Бежецке не выдерживают никакой критики. Я имею представление о местоположении и логистике: на скоростном электропоезде «Ласточка» можно добраться до Твери, а вот в Бежецке железной дороги нет. Это мне известно со слов следователя Кобыляцкого, не желающего без собственного авто приезжать в ИК-6.

В один из первых дней пребывания на зоне я постирал бельё и забыл надеть кепку, когда выходил в двери отряда, чтобы развесить всё на просушку. Сделав всего два шага за входную дверь, я получил замечание от Родиона о нарушении формы одежды на улице, я тут же исправился. Но через два дня меня вызвали на дисциплинарную комиссию и влепили за это выговор, не предоставив видеодоказательств. Тогда я догадался о высокой вероятности доноса протвинца. Через неделю, когда возле дежурной части ожидал водворения в ШИЗО из-за предельного количества выговоров (таких же нелепых), Родион Гломаздов философствовал, объясняя мне, насколько глубока для понимания жизнь на зоне, несмотря на внешнюю примитивность. «Навозная куча тоже сложна по своему биологическому составу, но всё равно она не перестаёт быть дерьмом!», - ответил я, недвусмысленно намекая на его доносительство.

Для меня это стало столь очевидным из-за перемещения Гломаздова в отряд с облегчёнными условиями содержания, где одноярусные кровати, большое количество свиданий и другие блага. Надо было заслужить такой бонус, а в случайные совпадения я давно перестал верить.

Второй в рейтинге Иуд - Александр Гётте, работающий в «политотделе» (воспитательная работа). Самое смешное, что при единственном нашем общении, он с пафосом мне рассказывал о себе и Вячеславе Гайзере, отбывающем наказание в нашем отряде, как о представителях великой немецкой нации, обладающей исключительной честностью и порядочностью. Гётте не был свидетелем нашего разговора с инспектором, когда я якобы не хотел выходить на завтрак, однако в своём доносе он это указал.

Как диабетик я получаю утром творог местного производства, куриное яйцо и сливочное масло - это мои самые любимые продукты. Я всегда выходил в столовую, а вот более половины отряда там не питается, предпочитая свою еду. Если бы работник воспитательной части Гётте в тот день пошёл в столовую, то видел бы как мне перед носом закрыли решётчатую дверь, несмотря на громкие требования выпустить меня на завтрак. В момент крика дневального о построении я с берушами в ушах писал заявление и не слышал команды, поэтому опоздал на 10 секунд, что и пояснил инспектору Саратонову. Однако мой отказ «активу» выплачивать «вступительный взнос за спокойную жизнь в своё удовольствие» и критические публикации стали катализатором для начала репрессий: меня направили в ШИЗО по такому странному поводу. Заключённые ИК-6 не верили своим ушам, что за такие пустяки закрыли «на кичу».

В финале своих высокопарных возражений, предоставленных в суд об оспаривании постановки меня на профучёт, как «склонного к побегу» представитель тверского УФСИН пишет: «Такое систематическое поведение истца, опять таки же в глобальном его понимании можно отнести к показательному поведению, демонстрирующему всем окружающим учреждения, а именно представителям администрации неуважениях их как представителей власти,.. а также, что является немаловажным... дает право думать, содержащимся в ИУ осуждённым дает право думать, что такое поведение допустимо, может остаться безнаказанным, несмотря на тот факт, что такая мелочь как невыход на завтрак, и все выше оспариваемые взыскания в глобальном его понимании и не в единичном случае, могут привести к необратимым последствиям».

Такой безграмотный текст редко встретишь даже у пятиклассника.

Вынужден повторить, цинизм в том, что ежедневно в столовую ходит меньше половины отряда. Комментировать лживые доносы «наркодилеров» Крылова, Ободовского, Киселёва и «убийцы» Фёдорова я не буду.

Даже их лица я не могу вспомнить, кроме дневального Крылова. Смешно обсуждать людей, с которыми не общался. Лишний раз просматриваю унизительные заявления осуждённых Гайзера и Тагирова, об отказе получать выписанные мною газеты, что доказывает их написание по представленному оперативниками бежецкой зоны образцу.

Я не осуждаю своих тюремных товарищей за это, несмотря на согласованность наших действий и отсутствию необходимости по закону объяснять это.

«Хозяин» ИК-6 Павел Мотин без усилий может их лишить условно-досрочного освобождения (УДО) и перевода на принудительные работы (УФИЦ - жизнь практически на свободе с семьёй в квартире). Экс-глава Республики Коми Вячеслав Гайзер и политзаключённый Ирек Тагиров уже сегодня могут выйти из-за решётки, исходя из отбытого срока.

Просто поражает открытая ложь представителей тверского УФСИН, что ночные проверки «лица склонного к побегу» проходят без нарушения права на 8-часовой непрерывный сон.

Все видели в ИК-6, что я каждый раз просыпаюсь, когда в спальное место вламывается толпа вертухаев и светит мне фонарём в лицо, снимая на видеорегистратор.

В тюремной больнице Торжка более двух месяцев я спал менее трёх часов, что чётко видно по видеокамерам, круглосуточно ведших запись в моей одиночке.

Ошибиться невозможно. Я переставлял стол к дежурному ночному свету возле выхода и писал жалобы, публикации и письма. Каждые два чётных часа меня фотографируют на видеорегистратор, а в дни усилений - через час.

Продляли мне ШИЗО ещё на семь суток, умышленно доводя могильным холодом до воспаления троичного нерва с опухолью размером с кулак возле левого уха. Тоже «благодаря» возможности попозировать вертухаям. В полдень инспектор, как видно, попросил подойти к решётке для традиционного фото, а потом на дисциплинарной комиссии утверждали, что я умышленно закрыл глазок, за что и наказан.

Цинизм - главное качество тюремщиков, мало того, что они сами просили подойти к двери, так ещё и никакой обзор я физически не мог загородить по той простой причине, что от глазка до основной железной двери и решётки еще метр. В апогее своего эпического отзыва юрист УФСИН Кондратьева почему-то не наврала: «В поведении Шестуна усматривается не только отрицание порядка в конкретном исправительном учреждении, но и политики государства...».

Вот это чистая правда! Я много раз в публикациях возмущался: «Как самая большая страна в мире с самым крупным экспортом нефти и газа добилась: вымирания населения, увеличения пенсионного возраста, высокой детской смертности, провалов в борьбе с коронавирусом, стремительного падения доходов населения на фоне безумного обогащения приближённых к Кремлю олигархов».

Страшно признать, но сегодня Россия не имеет конкурентноспособной промышленности, закупая всё за рубежом, а наша наука уже давно безнадёжно отстала от ведущих экономически развитых держав. Полная деградация правоохранительной системы, института выборов, привело к тому, что сегодня тех, кто хоть немного критикует политику президента Путина, демонстративно ломают через колено, заставляя думающих граждан уезжать за границу. Как в известной детской считалочке «Раз, два, три, четыре, пять: кто не спрятался - я не виноват»!

P.S. Прошу удовлетворить мой иск и отменить решение дисциплинарной комисси ИК-6 УФСИН РФ по Тверской области, отменить постановку на профучёт, как «склонного к побегу».

P.S.S. Ранее я проходил детектор лжи в СИЗО «Матросская тишина» относительно аналогичного статуса «склонного». Я прошел этот тест и красную полосу, поставленную в «Лефортово» мне, тогда сняли. В Бежецке, на дисциплинарной комиссии, я также заявил, что готов под протокол пройти полиграф вместе с теми заключёнными, которые наклеветали и сделали донос, после которого на меня повесели красную полосу.

Источник: "Общая газета"

Новости

Мнения

Светлана Астраханцева
Нам выпало время, когда белое становится черным, а черное – белым…
Григорий Михнов-Вайтенко
Пример Шестуна – это пример в истории, я бы сказал. Чаще всего такой человек предпочитает тихо и незаметно, извините за выражение, отползти в угол, и очень редко, когда вступает на путь правдорубца.
Людмила Улицкая
Понимание и попытка разрешения "мусорной" проблемы вызвали конфликт Шестуна с властью. Не просто с властью, а с самым сердцем нашей власти - с ФСБ. Люди должны встать на защиту Александра Шестуна. И к этому я призываю.

Записки Шестуна