Наверх

1.8. Миллион увлечений

Сколько себя помню – всегда ходил в какие-то секции. Причем посещал по два-три кружка одновременно. Народные танцы, бальные, выжигание, волейбол, баскетбол, борьба, бокс, акробатика, юношеский пожарный отряд, лыжи - всего и не перечислишь. Где-то задерживался дольше, где-то меньше.

Танцы, например, меня не устроили сразу по трем причинам. Во-первых, на каждое занятие нам строго предписывалось носить белые гольфы. Я считал это ужасно нелепым и раздражающим. Во-вторых, время от времени мне приходилось-таки танцевать в паре с девчонками. Еще одна глупость, как мне тогда казалось. И, наконец, третье. Репетировали мы один замечательный танец - кавалерийский, с саблями, в буденовках. Под музыку Хачатуряна. В сцене участвовали четыре человека. Очень мне эта постановка нравилась, вот только в число танцоров я не попал. Обиделся страшно и решил больше на танцы не ходить.

Спорт любил, но «лошадиные» виды, такие как бег, лыжи, мало нравились. Длинные ноги и сильные амбиции обеспечивали мне победу, но не хотелось этим заниматься и все тут. К боксу и различным видам борьбы интерес исчез тоже довольно быстро. Буквально почти сразу после того, как я свернул нос своему спарринг-партнеру на тренировке. В мордобое я не находил ничего интересного. Меня влекли игровые виды спорта.

Довольно долго занимался волейболом на стадионе «Труд». Потом, когда секцию закрыли за «неперспективностью», ушел в баскетбол. «Доигрался» до городской сборной. Но секцию баскетбола тоже закрыли.

Азы мужской игры - хоккея - постигал во дворе. Играли очень много. Воротами чаще всего служили ящики из-под продуктов. Разумеется, я не любил стоять на воротах. То ли дело шум битвы! Азарт настолько захлестывал, что частенько дело кончалось потасовкой. Тайная и неисполнимая мечта того времени – хорошая импортная клюшка «Коха». Или «Титан». Слегка выгнутая, как и положено у профессионалов. Я играл прямой самодельной «деревяшкой», но, тем не менее, успешно конкурировал с «упакованными» игроками. И если кто-то набирал для игры команду, меня старались заполучить к себе одним из первых.

Боялся быть слабым, поэтому почти каждый день после школы поднимал гири. Занимался по собственному графику. И хотя был очень худеньким, число подъемов 16-килограммовки довел до семидесяти. Соответственно, кулаки имел довольно крепкие. За своей формой я и сейчас стараюсь следить. Иногда играю с друзьями в волейбол. Иногда в теннис. Оборудовал у себя в доме небольшой спортивный зал, оснастил его всевозможными тренажерами и ежедневно, несмотря ни на что, около часа занимаюсь.

В школьные годы мои отношения с противоположным полом особой романтичностью не отличались. Я имел имидж отъявленного хулигана и вызывал дрожь негодования у всех примерных девочек. В седьмом классе на меня даже составили коллективную «женскую» жалобу. Девочки нашего класса – директору школы. После краткого описания моих злодеяний девочки в категорической форме требовали моего исключения из славных рядов 7А.

Однако не всем я внушал такие отрицательные эмоции. Другие, не столь закомплексованные одноклассницы, смотрели на меня с гораздо большим интересом. С высоты своих тридцати семи лет я понимаю, что разница между пятнадцатилетней девочкой и пятнадцатилетним мальчиком очень велика. Она – фактически взрослый человек. Он – ребенок. Чувства девочки развиваются гораздо быстрее, чем способность мальчика мыслить.

Училась у нас в классе одна весьма привлекательная девочка Ира. В четырнадцать лет у нее была довольно хорошо развитая фигура, которой она очень гордилась. Мальчики бросали на Иру красноречивые взгляды, а она бросала взгляды на меня. Возможно, я ей напоминал героя какого-нибудь боевика. Или индийской мелодрамы. В общем, не это главное. Просто однажды Ирочка пригласила меня в гости. В квартиру без родителей… Со всеми вытекающими последствиями. Если бы в это же самое время к ней не заявилась с воспитательными целями группа «праведниц» из нашего класса, мы могли бы провести время очень и очень увлекательно. В то самое время, когда они «воспитывали» ее в прихожей, я сидел в спальне и дрожал от страха.

Как ни печально, но случай с Ирой был для меня скорее нормой, чем исключением. Ее суперсовременные упрощенные взгляды на отношения полов вполне соответствовали моему реноме. Робкие взгляды на перемене, записки, прогулки за ручку, ношение портфеля… Да если бы я хоть раз выкинул нечто подобное, моей репутации пришел бы конец. Так что «первая любовь в школьные года» обошла меня стороной.

Новости

Мнения

Записки Шестуна