Наверх

Наталья Захарова: «Хватит ли сил у Шестуна, чтобы сказать речь?»

Актриса и правозащитник рассказала, как пыталась бороться с системой, отказываясь от пищи

Наталья Захарова являет собой редкое сочетание творчества и твердой гражданской позиции. Наш звонок и рассказ про злоключения главы Серпуховского района Александра Шестуна затронул ее за живое. Оказалось, в жизни Натальи была голодовка, которая чуть не закончилась гибелью. 

- Когда двадцать лет назад во Франции у меня отняли мою дочь Машу, я тоже объявила голодовку в знак протеста. Голодала 18 дней. Для организма это очень страшное испытание, и однажды ночью я проснулась с ощущением, что мои ноги стали ледяными, и холод поднимается вверх, к животу. То есть, мой организм просто переставал действовать. Я успела схватить трубку и вызвать пожарных - потому что во Франции на экстренные вызовы выезжают пожарные, они лучше оснащены. Они приехали очень быстро, оказали врачебную помощь и вернули меня с того света. Голодовка наносит огромный вред здоровью, и я очень сочувствую главе Серпуховского района, что он вынужден был пойти на такую меру. Я никому этого не пожелаю. Люди, которые могут этому препятствовать, обязаны принять меры. Если человек умрет - а это может случиться, я знаю по себе - его смерть будет на их совести. Потому что не пошли ему навстречу, не выяснили. Французы говорят: «Я не могу присутствовать тогда, когда кому-то грозит опасность». Это про меня, я не могу спокойно взирать на людей в тяжелой ситуации. Голодовка - это не развлечение, не самореклама, это тяжелое испытание, порой со смертельным исходом.

- Некоторые люди говорят, что могут спокойно обходиться без еды до недели. Что чувствовали вы в процессе голодовки?

- Это было ужасно. На пятый день мозг начинает просто отключаться. Ты не можешь додумать до конца мысль, просто забываешь ее. Нет сил ни на что, даже вставать сложно. Когда меня откачали, я даже говорить не могла, меня возили на каталке. А в таком возрасте, в 53 года, это может очень печально кончиться. Мы должны сделать все, чтобы его по крайней мере наблюдал врач. А на какой день назначен суд?

- Мера пресечения была избрана до 13 августа.

- Получается, голодовка может закончится прямо перед судом, он будет совершенно обессилен и не сможет даже сказать речь в свою защиту... Я бы рекомендовала ему прекратить голодовку, чтобы поберечь силы. И конечно, властям надо прислушаться к его требованиям. У нас вроде бы демократическая страна. Почему люди вынуждены идти на крайние меры, чтобы добиться выполнения своих прав? Я как правозащитник возмущена этим. Он хочет быть услышанным, выйти из этой истории достойно. Я сама всегда стремлюсь решить дело миром. Я против всяческого насилия.

Источник: OKA.FM

Новости

Мнения

Записки Шестуна